Россия и Иран выступили единым фронтом на алжирском нефтяном саммите | Продолжение проекта «Русская Весна»

Россия и Иран выступили единым фронтом на алжирском нефтяном саммите

Низкие цены на нефть — это геополитическая, а не экономическая проблема, она связана с войной между Эр-Риядом и Тегераном и идет на руку Москве.
Иран уничтожил всякую надежду на достижение соглашения о замораживании добычи нефти на срочном саммите стран ОПЕК, проходящем сейчас в Алжире. «Иран не готов подписать соглашение о заморозке нефтедобычи. У нас на повестке дня не стоит прийти к соглашению за два дня, нам требуется время и более подробное изучение вопроса», — сухо заметил влиятельный министр нефтяной отрасли исламской республики Бижан Намдар Зангане (Bijan Namdar Zanganeh). Об этом пишет в своей статье испанский журналист Габриэль Мочча, перевод публикует ИноСМИ.

Очередная неудача возобновила тенденции рынка к понижению: фьючерсы WTI на нефть марки Light crude упали на 63 цента до 45,30 долларов, Brent — на 70 центов до 46,65 долларов. Агентство «Голдман Сакс» также пересмотрело свои прогнозы цен на нефть на последний квартал 2016 года и предостерегло, что предложение продолжит превышать спрос. Банковские аналитики снизили свои прогнозы с 50 до 43 долларов за баррель.

Этот шаг «режима аятоллы» является результатом обновленного энергетического альянса с Россией и войны, в которой уже несколько месяцев Тегеран противостоит Саудовской Аравии. Как предельно ясно объяснил президент Эквадора Рафаэль Корреа, проблема снижения цен на нефть является геополитической, а не экономической, она связана именно с войной между Эр-Риядом и Тегераном. «Эти государства отталкиваются от разных позиций», — объясняет Джейсон Тьювей (Jason Tuvey), экономист, специализирующийся на Ближнем Востоке в консультационном бюро Capital Economics. «Иран до недавнего времени был подвержен санкциям, он наслаждается последствиями возвращения инвестиций и роста производства. Не говоря уже об иностранных энергетических компаниях. Саудовская Аравия же, напротив, столкнулась с болезненным урезанием бюджета». Противоречия между двумя странами кристально ясно: Саудовская Аравия в этом году подведет итоги с дефицитом бюджета, равным 13,5% ВВП, для сравнения, по оценкам Международного валютного фонда, в Иране он на 2,5% ниже. Опять же по оценкам МВФ, Эр-Рияду необходимо, чтобы нефть достигла уровня как минимум 67 долларов за баррель, чтобы сбалансировать свой бюджет, Ирану же было бы достаточно цены в 61 доллар.

Таким образом, «режим аятолл» может приступать к внутренним переговорам с Опек, пользуясь своим геополитическим рычагом и тесными связями с Россией. Неслучайно на алжирском саммите первыми, кто высказался в пользу решений Ирана, стали именно русские. Москва действительно поддерживала Иран в решении не принимать участия в алжирских заседаниях, что напоминало своего рода бойкот в отношении саудовской линии поведения ОПЕК.

Но это еще не все. Российский министр энергетики Александр Новак сказал, что Москва будет обсуждать с Тегераном «возможную координацию» действий в вопросе замораживания нефтедобычи. Россия и Иран действуют в своих интересах, опираясь друг на друга, в попытке сориентировать энергетический рынок на свое производство. В результате Москве открывается путь в Персидский залив, о чем свидетельствует недавно достигнутое соглашение между российским судостроительным заводом «Красные баррикады» и иранской компанией Todc о строительстве пяти морских буровых установок с целью разведки и добычи нефти и газа в заливе.

Читайте также
Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS