Трехглавый «партнер»: Госдеп, ЦРУ и Пентагон по-разному видят сотрудничество с Россией | Продолжение проекта «Русская Весна»

Трехглавый «партнер»: Госдеп, ЦРУ и Пентагон по-разному видят сотрудничество с Россией

Спецпредставитель президента России по Ближнему Востоку и странам Африки, замглавы МИД Михаил Богданов в эксклюзивном интервью телеканалу RT рассказал о текущем процессе урегулирования кризиса в Сирии, ситуации в Алеппо, влиянии российской операции на расстановку сил в регионе, а также о ходе переговоров по урегулированию конфликта с США.

RT: Сегодня прошёл ровно год с начала российской военной операции в Сирии. На ваш взгляд, какое влияние оказала эта операция? Мы не хотим говорить о военных результатах. Мы с вами не имеем отношения к армии. Каково влияние этой операции на события в регионе и внутри Сирии в политическом плане?

Богданов: Ещё до принятия решения президент России Владимир Путин предлагал создать широкий антитеррористический фронт.

Тогда говорили о том, что наиболее эффективная сила — это регулярная армия Сирии и Ирака, вооружённые отряды патриотической оппозиции, другие организации, которые действуют против террористов. Говорили о том, что надо подключать курдские вооружённые отряды. Потому что мы все противостоим одному злу — международному терроризму. Мы рассчитывали, что наше непосредственное подключение к борьбе с террористами будет нацелено на то, чтобы оказать самим сирийцам более эффективную поддержку и договариваться с другими участниками борьбы о координации наших действий.

Сирийский кризис состоит из нескольких частей: политическое урегулирование кризиса, который начался более пяти лет назад; это гуманитарная помощь населению; это проблема внутренне перемещённых лиц и огромного количества сирийцев, которые оказались беженцами в других странах. И проблема восстановления Сирии. Действия наших военных — это только часть общей проблемы.

RT: Как вам известно, американская администрация и союзники США обвиняют Россию в том, что она вместо того, чтобы наносить удары по позициям ИГИЛ, наносит удары по так называемой умеренной оппозиции.

Богданов: На наш взгляд, не очень корректные обвинения. Мы с американцами находимся в очень плотном контакте. Двухсторонние контакты проходят очень интенсивно, практически в ежедневном режиме. В рамках этих контактов идёт обсуждение ситуации на земле. По картам смотрят, обмениваются информацией о том, как развивается обстановка. При этом когда мы слышим какие-то претензии, что российская авиация не тех бомбила, что затронуты какие-то наши друзья, что не наносятся удары по террористам, мы такие претензии не принимаем, имея в виду, что это голословные обвинения. Если вы считаете, что-то не так делается, дайте нам конкретную информацию: где находится умеренная оппозиция, где находятся террористы. Кроме того, согласовывались документы. В Женеве согласовывались эти документы. А потом для нас не совсем было понятно нежелание американцев предавать эти документы гласности. О том, о чём мы договорились, они не хотят сообщать и публиковать эти документы.

RT: Если позволите… Это очень важный вопрос для наших зрителей. Российский МИД опубликовал — на русском языке, конечно — некоторые тексты соглашения. А американцы пока не хотят публиковать это соглашение и обвиняют Россию в том, что она не координирует свои действия и нарушает это соглашение. Почему вы не публикуете полный текст соглашения, чтобы общественность могла с ним ознакомиться?

Богданов: Не публикуем, потому что в работе с нашими партнёрами мы всегда исходим из наших обязательств. Мы должны вместе договориться о времени и о формате публикации этих документов. Некоторые западные страны говорят, что тоже хотят подключиться. Мы говорим: давайте подтвердим эти документы в Совете Безопасности ООН. Мы с американцами не можем в одностороннем порядке выполнить эти соглашения, потому что есть другие игроки, которые влияют на эту ситуацию. Но американцы всё время уходили.

RT: На ваш взгляд, почему Соединённые Штаты отказываются публиковать эти документы?

Богданов: Надо у них спросить, почему. Видимо, не хотели, чтобы узнали, о чём мы договорились конкретно. Один из главных моментов, которого мы добиваемся уже давно: чтобы умеренная оппозиция отошла подальше от «Джабхат ан-Нусры»*.

Потому что их присутствие в этих районах используется для того, чтобы сохранить «Джабхат ан-Нусру» для возможно плана Б или для каких-то других целей. В конечном итоге кто-то думает, что можно силой свергнуть правящий режим в Дамаске с помощью «Джабхат ан-Нусры».

RT: То есть американцы используют живой щит… Некоторые аналитики считают, что США отказываются публиковать эти документы, потому что пошли на большие уступки российской стороне, заключив с ней это соглашение. Вы разделяете эту точку зрения?

Богданов: Я не знаю, о каких уступках идёт речь. На наш взгляд, это компромиссный документ. Это документ, который оказался приемлемым для нас и для наших американских партнёров.

RT: Как вы понимаете американскую критику, которую мы вновь слышали вчера, что «русские не координируют с нами свои действия»? Именно так выражаются американцы. Как вы понимаете координацию с ними?

Богданов: Мы всегда говорим, что надо усилить координацию, но в США некоторые говорят, что этого не надо делать. Видимо, какие-то разные подходы у самих американцев, на их стороне — между Госдепом, Пентагоном, ЦРУ. Некоторые понимают необходимость координации с нами, другие говорят, что не надо этого делать, исходя из каких-то идеологических представлений. Вот в чём проблема — в американской стороне.

Борьба с террористами — это одна проблема, а другая — это политическое урегулирование. И здесь наша задача — помочь самим сирийцам. Во всех документах есть сквозная линия, что определение судьбы Сирии должно находиться в руках сирийцев. Это должны быть переговоры между сирийскими властями и всеми группами сирийской оппозиции. Все сирийцы — и курды в том числе — должны участвовать в переговорах. В этом конфликте не должно быть победителей и побеждённых. Иначе побеждённые всегда будут ждать минуты для реванша.

RT: Много говорят о том, что существует расхождение между российской и иранской позициями по сирийскому урегулированию. Вы провели много встреч в последнее время, особенно с иранской стороной. Совпадают ли российская и иранская позиции полностью и есть ли у Ирана интересы, планы и цели, выходящие за пределы российской позиции?

Богданов: Я как раз не склонен заниматься каким-то предположениями. Мы на официальном уровне исходим из официальных позиций наших стран, которые закреплены в документах. Это Венская группа, куда был подключён Иран. Позиция Ирана не отличается от позиции мирового сообщества. Если говорить о наших официальных позициях, мы должны сделать максимум для того, чтобы поощрять сирийцев сесть за стол переговоров под эгидой ООН.

RT: Господин Богданов, американцы обвиняют Россию в том, что она якобы наносит удары по гражданским объектам в Сирии. По мнению наблюдателей, эти заявления содержат определённую скрытую угрозу. Официальный представитель Госдепа США заявил, что такие действия РФ могут привести к тому, что террористические группы будут совершать теракты в России. Это угроза? Или это, возможно, подготовка мирового общественного мнения к террористическим актам внутри России?

Богданов: Теракты — это наш общий глобальный враг. Если говорить о том, что происходит в Европе или в Америке, — взрывы в аэропортах в Стамбуле, в Париже, взрывы в Бельгии — это тоже последствия того, что происходит на Ближнем Востоке.

RT: Постоянно задаётся вопрос о том, защищена ли Россия от подобных терактов, особенно если принимать во внимание, что она является активно действующей стороной в сирийском кризисе.

Богданов: Мы столкнулись с террористами намного раньше, чем возник сирийский кризис. Очень для нас болезненные события произошли намного раньше, чем сирийские события. Поэтому я прямой связи не вижу — напротив, одной из целей была борьба с террористами, которые в Сирию поехали из России, чтобы они не вернулись в нашу страну.

RT: Как вы понимаете американские заявления, сделанные откровенно или в прикрытой форме, о том, что они выработают новые подходы? Особенно если учитывать совещание президента Обамы с некоторыми советниками, прошедшее вчера, на котором он заявил, что по-новому начнёт относиться к сирийской проблеме. Есть и те, кто говорит, что они, возможно, будут оснащать оппозицию качественно новыми вооружениями, включающими и зенитные средства. На ваш взгляд, они сделают такой шаг?

Богданов: Это надо у них спросить. Я думаю, это контрпродуктивный подход.

RT: Но Обама в то же самое время заявляет, что не собирается посылать в Сирию дополнительный контингент своих военных.

Богданов: Речь идёт не только о военных американских. Вопрос в том, на что делают ставку наши американские партнёры. Если делается ставка на военное решение, мы эти военные решения видели в Ираке, видели в Ливии. К чему они привели, тоже хорошо знаем.

RT: Хорошо, объявление Россией согласия на прекращение огня сроком на 48 часов в Алеппо, конкретно, с гуманитарными целями… Как вы думаете, станет ли это возможной прелюдией для реанимации предыдущего режима прекращения огня?

Богданов: Все эти вопрос можно обсуждать, но самое главное — чтобы то, о чём мы договариваемся, было выполнено. Потому что получается, что объявляется прекращение боевых действий, — но это затишье используется террористами для того, чтобы они укрепили позиции, перешли в контрнаступление, перегруппировались, получили новых боевиков, новое оружие.

RT: Но американцы не хотят обнародовать эти документы.

Богданов: Или если говорить о деталях. Договорились о трассе Кастелло, по которой должна была переправляться гуманитарная помощь. Договорились, что сирийская регулярная армия отойдёт и вооружённая оппозиция тоже. Сирийская армия начала отвод, а с той стороны вооружённая оппозиция не стала этого делать.

RT: До сих пор не понятно, получила ли в действительности вооружённая сирийская оппозиция новое оружие… Поступают противоречивые заявления. Аз-Зуби (командующий южным фронтом ССА. — RT) говорит, что Свободная cирийская армия получила новые установки систем залпового огня «Град», а другие офицеры-представители ССА опровергают эту информацию. Предположим, что они получат это оружие, изменится ли из-за этого баланс сил? Или будет сложнее достичь политического урегулирования?

Богданов: Я думаю, это очень опасно. Сегодня они будут сбивать сирийские или наши самолёты, а завтра они будут сбивать американские самолёты.

RT: Кстати, очень многое неясно. США заявляют, что между ними и российской стороной отсутствует координация. А как же тогда американские военные самолёты летают одновременно с российскими военными самолётами в одном и том же воздушном пространстве? Значит, всё же координация есть?

Богданов: Каждый день есть контакты. Конечно, есть определённое взаимодействие, обмен информацией.

RT: В заключении хотелось бы поблагодарить вас за то, что уделили нам время, и спросить вот о чём. Оппозиция из так называемой риядской группы заявляет, что о политическом урегулировании речь не идёт, что они отказались от идеи политического урегулирования. Как вы думаете, может быть, это просто эмоциональная реакция? Сохраняется ли у вас способность восстановить связи, которые существовали на протяжении прошлых лет?

Богданов: У меня впечатление, что некоторые силы так называемой умеренной оппозиции не хотят переговоров, потому что они знают, на какой базе должны вестись переговоры. Если говорится о демократии, о правах человека, правах женщин, если говорится о светском режиме — видимо, им это не подходит, видимо, они хотят другой режим. В этом, видимо, и заключается их отказ от переговоров. Ставка на военное решение будет вести к дальнейшему разрушению Сирии — и этой страны просто не останется.

 

«Джахбат ан-Нусра» — запрещенная в России террористическая организация!

Выбор редакции
Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS