В Киеве признали, что надо было договариваться с Россией, а не надеяться на ЕС

В Киеве признали, что надо было договариваться с Россией, а не надеяться на ЕС | Продолжение проекта «Русская Весна»

Европа не откажется от поставок по газопроводу «Турецкий поток», реализация которого грозит смертью украинской газотранспортной системе. Такое мнение в беседе с корреспондентом «ПолитНавигатора» высказал член Наблюдательного совета Института энергетических стратегий (Украина) Юрий Корольчук.

«С точки зрения эффективного управления государством такие риски, которые несет строительство „Турецкого потока“, должны были учитываться, — подчеркнул эксперт. — Если есть понимание того, что мы можем потерять определенные бонусы, то нужно было договариваться с Россией, чтобы этого не произошло. А у нас обратились к ЕС, который покивал головой и сел за стол переговоров с „Газпромом“ договариваться о строительстве „Северного потока-2“. И про „Турецкий поток“ они говорят, что он будет работать в рамках так называемого южного газового коридора. Никто не отказывается от этого. И в одно прекрасное утро мы проснемся и окажется, что „Турецкий поток“ уже всем в Европе нравится, он нужен, а мы окажемся не при делах».

Также собеседник агентства обратил внимание, что «Укратрансгаз» уже не исключил варианта сокращения украинской ГТС.

«Они ничего не делают, чтобы как-то спасти ситуацию, вырулить ее в лучшую сторону, — признает Корольчук. — Мы смирились и потихоньку умираем — я говорю о нашей ГТС. У нас отношение такое — все плохо, но мы нечего не можем сделать. Если помните, при Януковиче по поводу строительства „Южного потока“ писали письма в Энергетическое содружество, в Еврокомиссию — о вреде этого проекта для Украины, и об убытках, которые принесет его реализация. То есть „преступный режим“ вел какую-то борьбу, хотя, конечно, это не было реальной борьбой. Все эти письма были неэффективными. Надо что-то реальное предлагать, договариваться».

«Но мы и в 2012–2013 годах уже были в такой ситуации, когда от нас ничего не зависело, когда мы стали объектом политики. Я уже тогда употреблял такой термин и тогда его еще не понимали, а сейчас, когда идет Минский процесс, все видят, что все решают за нашей спиной. Теперь говорят, что мы превратились из субъекта в объект. Но это произошло раньше. И то, что происходит с „Турецким потоком“, — это продолжение слабой дипломатии, слабой внешней политики, слабой энергетической политики. Это демонстрирует нашу пассивность и превращение в объект политики».

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle
Мнения

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
1 + 9 =
Например, 1+3 = 4.