Колумбия: мёртвая хватка наркокартелей

Колумбия: мёртвая хватка наркокартелей | Продолжение проекта «Русская Весна»

Если конкретизируется мирный процесс, что будут делать США со своими семью базами в Колумбии, которые могут быть использованы для вторжения в любую страну Южной Америки и Карибского бассейна?

Около четырёх лет шли переговоры между правительством Колумбии и руководством FARC (Революционными вооружёнными силами Колумбии) по сложнейшей проблеме прекращения военного противоборства. В результате полувекового конфликта погибли 260 тысяч человек, 45 тысяч пропали без вести и около 7 миллионов человек перешли на положение беженцев. Почти 300-страничный документ о мире был подписан 26 сентября. На торжественной церемонии в Картахене присутствовали главы латиноамериканских государств, представители ООН и дипломатического корпуса.

В документе о мире были обозначены график и условия разоружения отрядов FARC, порядок создания специальных органов правосудия для партизан, их реинтеграции в общество и т. д. Соглашение предусматривало решение таких важных вопросов, как проведение правительством земельной реформы, перекрытие наркотрафика.

Сторонники жёсткой линии в отношении FARC, возглавляемые бывшим президентом Колумбии Альваро Урибе, настояли на том, чтобы Договор о мире был вынесен на общенародное голосование. Референдум состоялся 2 октября, и его результат оказался неожиданным. На участки для голосования пришло всего 37% колумбийцев, имеющих право голоса. Из них 50,23% поставили «галочки» в графе «NO», и 49,76% в графе «SI». Президент страны Хуан Мануэль Сантос, много сделавший для запуска мирного диалога в стране, признался, что предварительные опросы стабильно указывали на победу варианта «ДА». По словам Хуана Фернандо Кристо, министра внутренних дел, Колумбия может потратить ещё лет десять на переговоры по мирному соглашению. Боевые возможности FARC значительны: в рядах организации числится от 8 до 10 тысяч партизан.

Президент Сантос стойко перенёс поражение, объявив о начале «нового диалога о мире» с «урибистами» и представителями FARC. Для этого создана комиссия высокого уровня. В документ о мире предстоит внести немало поправок. Партизанское руководство готово к возобновлению дискуссий по внесению в документ дополнений, обусловленных требованиями колумбийцев. Нынешняя позиция FARC сформулирована чётко — «отстаивать свои политические взгляды без применения оружия». Глава партизан Родриго Лондоньо Эчеверри (боевой псевдоним Тимошенко) уже произнёс слова, подводящие итог более чем 50 годам борьбы: «От имени FARC я приношу свои искренние извинения всем жертвам конфликта за всё то зло, которое принесла вам эта война».

По мнению колумбийских правых, в мирном соглашении было сделано слишком много уступок «террористам» и колумбийцы своим голосованием показали, что они недовольны. «Урибисты» настаивают на детальном пересмотре мирного договора и ужесточении мер наказания для тех членов FARC, которые совершили военные преступления. При этом напоминают, что бывшие участники полувоенных антипартизанских группировок (к примеру, Сил обороны Колумбии) были подвергнуты судебному преследованию и некоторые из них до сих пор находятся в тюрьмах. «Урибисты» категоричны: «чистка» FARC необходима, всеобщая амнистия для боевиков неприемлема. Только после этого организация может быть преобразована в легальную политическую структуру, чтобы на законных основаниях участвовать в политической жизни страны.

То, что колумбийцы «недовольны», опровергается массовыми выступлениями в поддержку «ДА», начавшимися в стране после референдума. Венесуэльский политолог Карлос Ривас Перес считает, что за «победой «NO» в Колумбии стоят олигархические круги страны и США. В статье «С семью военными базами потерпит поражение любая миротворческая попытка?» он назвал ошибочным решение президента Сантоса провести референдум: «Всем известно, что выборные процессы в Колумбии не дают никакой гарантии выяснения подлинной позиции колумбийского народа и в ещё меньшей степени они являются демократической альтернативой принятия народом своих собственных решений».

По оценке Риваса Переса, «самым серьёзным врагом мирного процесса в Колумбии является Пентагон. Наивно думать, что такая страна, как США, заинтересованная в войне и в процветании наркотрафика, безропотно примет установление мира в Колумбии и во всей Латинской Америке. Только задумайтесь на мгновение: если конкретизируется мирный процесс, что будут делать США со своими семью базами в Колумбии, которые могут быть использованы для вторжения в любую страну Южной Америки и Карибского бассейна?»

Задал политолог ещё один вопрос: «Сколько стоит для США содержать эти военные базы и откуда поступает финансирование на них?» Тут ясный намёк на финансовые средства, которые идут из «неофициальных источников», а точнее — от наркоорганизаций, взятых под контроль силовыми структурами США. Такая практика существует давно.

В методичной работе по срыву мирного процесса в Колумбии, которую ведёт экс-президент Альваро Урибе, отчётливо просматривается направляющая рука Вашингтона. Урибе был завербован ЦРУ в середине 80-х годов на компромате. По учётам DEA (Управления по борьбе с наркотиками) проходил как наркотрафикант под номером 82. Все годы своего пребывания на президентском посту Урибе вёл подрывную работу против Уго Чавеса, провоцируя вооружённый конфликт, в который могли бы вмешаться США, окружившие Венесуэлу военными базами. По прогнозам, Урибе вновь намерен бороться за президентский пост, и в случае его победы бесконфликтное будущее колумбийско-венесуэльских отношений невозможно. Президент Николас Мадуро не раз называл Урибе послушной марионеткой Вашингтона, заявляя о его действиях по дестабилизации боливарианского режима и связях с paramilitares, которых направляют в Венесуэлу для акций саботажа и террора.

В не меньшей мере к советам Вашингтона FARC прислушивается и президент Сантос. Консультации осуществляются по всем мало—мальски существенным вопросам. В частности, США заинтересованы в доступе к тем территориям Амазонии, которые контролируются партизанами. Транснациональные компании нацелены на освоение природных ресурсов этого обширного региона. Не напрасно Сантос в мае прошлого года назначил Хуана Карлоса Пинсона, бывшего министром обороны, послом в США, а на его пост в оборонном ведомстве поставил Луиса Карлоса Вильегаса, который возглавлял посольство Колумбии в Вашингтоне. И тот и другой пользуются полным доверием администрации Обамы.

Вопрос о будущем военных баз США в Колумбии правительством Сантоса не поднимается. Объяснение этому традиционное: базы не представляют угрозу для латиноамериканских стран, а используются для борьбы с международными наркокартелями и терроризмом, то есть с группировками FARC и ELN — Армии национального освобождения. Руководство ELN тоже приступило к мирному диалогу с колумбийскими властями, намерено сложить оружие, и, следовательно, за базами США сохраняется одна задача — борьба с наркотрафиком. Конечно, возникает вопрос: не многовато ли баз США в Колумбии для решения этой застаревшей проблемы?

Сомнения справедливые. За время действия «Плана Колумбия», на финансирование которого были затрачены миллиарды долларов, существенных результатов по нейтрализации наркоторговли достигнуто не было. Президент Венесуэлы Мадуро не раз высказывал мнение, что американские базы в Колумбии используются для оказания давления на боливарианский и дружественные ему режимы. Стоить напомнить, что Фидель Кастро назвал американские базы в Колумбии «семью ударами кинжала по Латинской Америке». Учитывая возросшую агрессивность США за последние десятилетия, нет сомнений, что рано или поздно эти удары будут нанесены, чтобы навести порядок на «заднем дворе» империи.

Что касается борьбы с наркотрафиком, то колумбийские картели остаются главными поставщиками кокаина в США. Именно из Колумбии поступает на американский рынок до 90% этого наркотика. По данным ООН, в 2015 году производство коки в Колумбии выросло на 39%. То есть всеохватывающий контроль DEA и других спецслужб США — это фикция. DEA и наркотики прекрасно уживаются друг с другом. Колумбийские наркотики сбываются по всему миру, и тут просматривается рука мощного, влиятельного оператора, обладающего отличными средствами доставки и гарантированной безопасностью при переброске наркоты через границы.

Журналистка из Аргентины Стелла Кальони (Stella Calloni) на примере Боливии рассказала об использовании наркодоходов сотрудниками DEA на подрывные операции. Так, по её данным, в Боливии представительство DEA (до высылки его сотрудников из страны) контролировало одну из нарколабораторий. Кокаин переправлялся силами Южного командования США в Майами, продавался, затем наркодоллары шли на закупки оружия для никарагуанских «контрас», боровшихся против сандинистов.

Кальони, написавшая книгу «Эво в прицеле: ЦРУ и DEA в Боливии», утверждает, что DEA имела укрытия для проведения в них пыток подозреваемых в наркотрафике «и всегда добивалась присвоения наркобизнеса. Они явно не стремились к борьбе с наркотрафиком, они просто хотели контролировать его. Мы все знаем, что речь идёт о торговле на миллионы и миллионы долларов… Эво выслал DEA, и в Боливии производство наркотиков сократилось. На другом фланге [континента] находится Колумбия, в которой расположено семь военных баз США, где DEA действует без ограничений, и потому производство наркотиков в этой стране растёт с каждым годом».

Между тем пропаганда США приписывает наркопоставки группировкам FARC и ELN, теперь обвинения всё чаще звучат по адресу «недружественных» режимов Венесуэлы, Эквадора, Боливии, Никарагуа.

В апреле, выступая на Генеральной Ассамблее ООН, президент Боливии Эво Моралес, так охарактеризовал диктат DEA в странах Латинской Америки и Карибского бассейна: «Империя использовала эту лицемерную войну, чтобы внедрить военную стратегию и интервенционистскую геополитику в районы, богатые натуральными ресурсами, для установления над ними контроля и их разграбления. Там, где действуют DEA и военные базы США, растут наркотрафик, преступность, появляются приватизированные правительства, судебные и полицейские системы наркокоррупции, незаконно нажитые богатства, коррумпированные лакейские элиты, обслуживающие [интересы] империи».

Призыв президента Моралеса прозвучал очень актуально: «Прошу эту Ассамблею объединить конкретные акции, чтобы мы освободились от проблемы наркотиков как предлога к доминированию. Надо распустить DEA, закрыть североамериканские военные базы, покончить с интервенционизмом, с односторонней сертификацией [американцами успешности борьбы с наркотрафиком]».

Колумбии предстоит проделать очень большой путь, чтобы освободиться от мёртвой хватки наркокартелей, которым покровительствуют Пентагон и американские спецслужбы.

Нил Никандров

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
4 + 2 =
Например, 1+3 = 4.