Фильм Войцеха Смажовского «Волынь» бьёт в Польше рекорды по посещаемости

Фильм Войцеха Смажовского «Волынь» бьёт в Польше рекорды по посещаемости | Продолжение проекта «Русская Весна»

Фильм Войцеха Смажовского «Волынь», повествующий о преступлениях ОУН-УПА против польского населения Западной Украины в 1939-1943 гг., бьёт в Польше рекорды по посещаемости. Уже в первые дни демонстрации фильма его посмотрели сотни тысяч поляков.

Корреспондент издания Gazeta Wyborcza Павел Смоленский пишет: «Вокруг этого фильма – неслыханный ажиотаж. Нет радиостанции, телеканала или газеты, которые бы не говорили про «Волынь». Везде видно плакаты, которые говорят о премьере фильма».

Режиссёр Войцех Смажовский говорит о своём новом произведении:  «Волынь» - это фильм против национализма и ненависти. Он создан, чтобы помнить, а не мстить… Я родом с Подкарпатья, о бандеровцах слышал много раз, и мне легко ориентироваться в этой теме».

В основу сценария фильма был положен сборник рассказов Станислава Сроковского «Ненависть», поляка родом из Тернопольской области Украины. «Мои память, сознание и эмоции формировались в атмосфере войны, насилия и страшных убийств. С раннего детства я слышал голоса, рассказывающие о страхе, боли и терпении… Убийства, совершённые украинскими националистами, горящие сёла, изнасилования и самые жестокие преступления против невинных людей – это обсуждалось постоянно», - вспоминает Станислав Сроковский.

Позже рассказы очевидцев писатель включил в свою книгу.

…«На рассвете громыхнула новость, что поляков сожгли живьём, многие погибли от пуль, их дома тоже сожгли… В густой пшенице живьём горели люди – старики, женщины и дети. Над полями стоял крик и плач. Живые факелы бегали по полю, бросались на землю и корчились в пламени. А по сторонам стояли с вилами и топорами мужики, и громко гоготали».

…«Пленники… мёртвыми глазами уставились на этих зверей. Первый ложился головой на пень, и палач с лицом упыря делал взмах и вжик! - голова катилась в яму. Тут же подбегали какие-то два чёрных привидения и ногами отодвигали мёртвое тело в сторону. Фабрика смерти работала на полную мощность».

Подконтрольные СМИ на Украине восприняли фильм Смажовского в штыки. Режиссёру стали издевательски предлагать, чтобы он, если  хочет снимать фильм о геноциде, отправлялся в Руанду. Украина, мол, это не Руанда, Украина це Европа.

Украинские СМИ пестрят такими сентенциями: «Творческий почерк Смажовского – эпатировать зрителя тяжёлыми сценами убийств и изнасилований. И вся эта грязь продаётся публике под лозунгом «показываем жизнь, какой она есть».  «"Волынь" - упрощённый и опасный ответ на исторический вопрос».

Глава лоббистской организации «Объединение украинцев в Польше» Пётр Тыма убеждает: «Этот фильм сконструирован по известной манипулятивной технологии «врать с помощью правды», то есть подавать факты так, чтобы создать новую реальность». Украинская писательница-националистка Оксана Забужко пытается убедить публику в том, что якобы среди украинских актёров возникло массовое сопротивление кинематографической диверсии Варшавы, и горделиво заявляет, что лично знает нескольких украинских киноактёров, отказавшихся сниматься в фильме, несмотря на сделанные им приглашения. Она забыла уточнить, что в  фильме около 30 «украинских» ролей, и почти все они сыграны украинцами.

Сам режиссёр в интервью «Польскому радио» рассказал, что только 5 украинских актёров (из 30!) отказались от съёмок из-за несогласия с концепцией сценария и вздорной болтовни о том, что «Волынь» – это подрывная операция  Кремля против Украины, осуществлённая якобы на российские деньги.

Изначально Смажовский хотел снять лишь половину фильма, предложив вторую половину снять кому-нибудь из украинских режиссёров: «Однако не получилось. Мне кажется, нет у них такого режиссёра, который осмелился бы о таком рассказать. Они вообще не готовы об этом говорить».

Они действительно не готовы об этом говорить. Общий пафос ругательный, и просто оскорбительные отзывы о «Волыни» в украинских СМИ сводятся к тому, что фильм вреден, поскольку «играет на руку Кремлю». Украина в своих средствах массовой информации отворачивается от правды.

После премьеры фильма Смажовский вспоминал: «Актёрам приходилось справляться со своими эмоциями. С детьми, которые играли в фильме, работал психолог».

Консультант фильма «Волынь» историк Гжегож Мотыка рассказывает о встрече польских и украинских историков в Яремче в 2014 году: «Я уже тогда предупреждал, что у нас осталось едва несколько лет, чтобы спокойно подумать над решением волынского вопроса и избежать вспышки больших эмоций по обе стороны границы».

На вопрос украинского журналиста о том, не сыграет ли «Волынь» на руку России, которая-де спит и видит, как рассорить народы Украины и Польши, Гжегож Мотыка ответил: «Мы слышим это уже 25 лет».

В Польше будут слышать это ещё столько времени, сколько в Киеве существует режим, который не осудил преступления карателей ОУН-УПА, массами вырезавших поляков, а объявил их «борцами за независимость Украины».

Украинские историки уже выдвинули лживую версию волынской резни, гласящую, что столкновения украинцев с поляками были «спонтанными».

Гжегож Мотыка опровергает эту ложь в книге «Волынь-43»: «Это было преступление, запланированное ещё до войны и тщательно подготовленное. Это была современная этническая чистка, выполненная примитивными методами... В планах УПА с самого начала было совершить то, что они совершили».

В настоящее время в Сейме Польши по инициативе Института национальной памяти и оппозиционной партии «Кукиз-15» рассматривается законопроект, предусматривающий уголовное наказание за отрицание «преступлений, совершённых украинскими националистами и формированиями, сотрудничавшими с Третьим рейхом, против граждан II Речи Посполитой».

Руководитель Объединения украинцев в Польше Пётр Тыма уже обвинил инициаторов законопроекта в том, что «антиукраинские круги переходят к агрессивным действиям против символов украинского прошлого в Польше…», призвав Киев взять в свои руки инициативу исторических споров с поляками и создать украинский фильм о героизме ОУН-УПА на Волыни. Тыма мечтает о кино-апологии бандеровщины.

На самом деле в Киеве страшатся юридической ответственности, которую может повлечь за собой широкое распространение исторических сведений о кровавой волынской резне. Однако достанет ли у депутатов польского парламента нынешнего состава мужества для того, чтобы принять закон о  введении уголовного наказания за отрицание «преступлений, совершённых украинскими националистами и формированиями, сотрудничавшими с Третьим рейхом, против граждан II Речи Посполитой»?

Писатель С. Сроковский как-то заметил: «Европа понятия не имеет о том, что творилось на «кресах», и почти ничего не знает об истреблении бандами ОУН-УПА от 100 до 300 тыс. польских граждан». Подавляющее большинство жителей современной Украины тоже не имеют об этом понятия.

Фильм Войцеха Смажовского «Волынь» это крик, взывающий к нравственному чувству нашего современника.

Услышат ли польские власти обращённый к ним призыв приложить все усилия для распространения фильма «Волынь» на Украине? Или пойдут на сговор с захватившими власть в Киеве идейными наследниками убийц, пытающимися скрыть, уничтожить всякий след страшной правды?

Владислав Гулевич

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
13 + 0 =
Например, 1+3 = 4.