Мосул — капкан для коалиции

Мосул — капкан для коалиции | Продолжение проекта «Русская Весна»

Сейчас разворачивается битва за Мосул — крупный город в Ираке с численностью населения порядка 1,5 млн человек. Мосул контролируется ИГ — запрещенной в РФ террористической группировкой, а атакует Мосул коалиция из иракской армии, курдского ополчения и авиации НАТО.

В СМИ все говорят о том, как будет взять Мосул (с большими разрушениями или без), как долго будет проходить штурм (от пары недель до нескольких месяцев) и как дальше брать Ракку — столицу ИГ.

В военных расчетах никогда не следует пренебрегать противником — это в Интернете пользователи применяют унизительные эпитеты, а в бою все решает стратегия, поддержка местного населения, моральный дух и обеспеченность оружием.

Если абстрагироваться от понятий «терроризм» и «непобедимость США», то военные расчеты говорят: если ИГ добровольно не оставит Мосул, то данная коалиция его взять не сможет. Нужна еще хотя бы дивизия (а лучше корпус) американской пехоты — тогда Мосул, безусловно, падет.

Итак, на сегодня заявлено о 80 тыс. атакующих и порядка 10 тыс. сторонниках ИГ. На первый взгляд, у штурмующих все хорошо, но если защитников будет 20 или все 30 тыс. человек? 10–20 тыс. солдат можно легко принудительно мобилизовать в миллионном городе. То есть, реально оценивая поле боя, следует признать недостаточность сил у нападающих.

Второй фактор — невозможность использования силы авиации. Преимущество коалиции — это возможность наносить удары авиацией США: в пустыне — это существенное преимущество, в городской застройке бомбы не столь эффективны.

Наконец, моральный дух. Бои в Сирии показали высокий боевой дух пехоты ИГ, сравниться с ним может боевой дух только курдской пехоты, а вот арабы-шииты с юга Ирака таким боевым духом не обладают.

Кроме того, у обороняющихся есть определенная поддержка мирного населения. Мосул населен преимущественно арабами-суннитами, а ИГ проповедует ислам именно суннитского толка; кроме этого Мосул два года контролируется ИГ — все вместе приводит к мысли о том, что часть городского мирного населения будет поддерживать ИГ, давая солдатам ИГ кров, пищу, одежду и поставляя разведывательные данные.

А еще есть отчаяние ИГ. После падения Мосула у коалиции открывается дорога на Ракку — столицу ИГ. Государство всегда защищает свою столицу. Когда Мосул падет, взятие Ракки — всего лишь вопрос времени. Отчаяние от близости поражения, несомненно, придаст солдатам ИГ дополнительные силы.

К тому же ИГ выполняет свою стратегию. Стратегия ИГ — это, по возможности, избегать своих потерь и наносить их врагу. Частью стратегии ИГ является отказ от стойкой обороны. ИГ уже сейчас использует:
1) Партизанскую войну на коммуникациях;
2) Смертников (они очень эффективны именно у ИГ);
3) Укрытия, тоннели и городскую застройку для засад.

Особый фактор — вооружение ИГ получает, покупая оружие у своих врагов с помощью коррупционных схем. Поэтому надеяться на то, что у ИГ «закончатся патроны в Мосуле», не приходится.

Так что понимание своих преимуществ диктует ИГ стремление к боям среди более-менее лояльного ИГ населения, в крупном городе. То есть, Мосул может стать капканом, в который ИГ своим вялым сопротивлением заманило войска коалиции для предстоящего разгрома.

Понимание Мосула как капкана объясняет удивительно вялые бои, которые ИГ вело в Фаллудже и Рамади.

Вывод № 1. Теми силами, которые располагает коалиция, взять Мосул и разгромить гарнизон ИГ в течение 1–2 месяцев невозможно.

Вывод № 2. ИГ можно вынудить покинуть Мосул с оружием в руках.

Вывод № 3. Вероятно, ИГ использует битву за Мосул как капкан для своих врагов.

Константин Щемелинин

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
12 + 5 =
Например, 1+3 = 4.