Дончанин как клеймо: как живется на Украине миллионам беженцев

Дончанин как клеймо: как живется на Украине миллионам беженцев | Продолжение проекта «Русская Весна»

Более четверти (27%) граждан Украины негативно настроены к вынужденным переселенцам из Донбасса, ещё столько же (29%) предлагают помогать таковым лишь выборочно. Таковы данные представленных вчера в Киеве результатов всеукраинского опроса внутренне перемещённых лиц и жителей принимающих общин, проведённого Киевским международным институтом социологии. Уже давно известно, что беженцы регулярно сталкиваются в Незалежной с дискриминацией, но в последнее время её масштабы начали сравнивать с отношением к евреям в Третьем рейхе.

По данным недавно опубликованного исследования западных мониторинговых организаций, по состоянию на 2015 год Украина заняла 4-е место в мировом рейтинге по количеству внутренне перемещённых лиц (ВПЛ), пропустив вперёд лишь Йемен, Сирию и Ирак. При этом официальные украинские ведомства сильно расходятся в оценке их числа.

Так, в мае 2016 года Министерство социальной политики сообщило, что им учтено 1 783 696 переселенцев из зоны АТО. Одновременно обеспечивавшая эвакуацию Государственная служба по чрезвычайным ситуациям, аналог российского МЧС, назвала цифру в 1 025 100 беженцев из Донбасса (аналогичную цифру назвал чуть раньше и Межведомственный координационный штаб). Разница между этими подсчётами составляет почти восемьсот тысяч человек, вдвое больше довоенного населения того же Луганска!

Одной из причин подобной путаницы в цифрах является то, что на Украине, которая уже более двух лет пытается решать проблему переселенцев, лишь 3 октября этого года заработал электронный реестр учёта вынужденных переселенцев (до этого единая база учёта фактически отсутствовала). Кроме того, чиновники откровенно наживались на «мёртвых душах» из числа беженцев, помощь для которых выделяется из государственного и региональных бюджетов, а также западными странами.

— По нашим оценкам, от 500 до 900 тыс. переселенцев — фиктивные. Если эту цифру умножить не на минимальную пенсию без этой выплаты (2,4 тыс. грн на семью), а на просто минимальную пенсию в 1074 грн, то получается 966 млн грн. И эта цифра ежемесячно уходит из бюджета, — заявил 25 февраля этого года журналистам глава Службы безопасности Украины (СБУ) Василий Грицак.

Но под предлогом борьбы с «мёртвыми душами» затем началась борьба с живыми людьми.

— По оценкам гуманитарных партнёров, донецкий и луганский пенсионные фонды (речь идёт об украинских государственных организациях, штаб-квартиры которых находятся за пределами народных республик. — Прим. Лайфа) приостановили выплату пенсий 285 тысячам и 87 тысячам пенсионерам соответственно, — выразило обеспокоенность в начале апреля Управление ООН по координации гуманитарных вопросов. — Гуманитарное сообщество призывает правительство не увязывать социальные выплаты ВПЛ с пенсиями, которые являются неотъемлемым правом всех граждан, отвечающих необходимым требованиям.

Кроме того, по данным ООН, также «поступающие сообщения указывают на то, что выплата пособий по социальному обеспечению более 600 тыс. ВПЛ могла быть заморожена или окончательно прекращена». Притом эти пособия и так были достаточно невелики. Согласно принятому в октябре 2014 года Кабинетом министров Постановлению № 505 «О предоставлении ежемесячной адресной помощи лицам, которые перемещаются из временно оккупированной территории Украины и районов проведения антитеррористической операции», на аренду жилья нетрудоспособным беженцам выделялось 884 грн, трудоспособным — 442 грн. На тот момент минимальная аренда однокомнатной квартиры в Киеве составляла около 5000 грн в месяц.

Но даже эти крохи было не так-то легко получить. Как говорит координатор благотворительного фонда «Восток-SOS» Александра Дворецкая, переселенцам приходится сталкиваться с рядом трудностей в процессе получения финансовой помощи, и среди них в первую очередь «большие очереди, усложнённая процедура получения помощи, связанная с необходимостью предоставления большого количества разных справок, низкая информированность переселенцев».

— В Славянске, например, 17 000 переселенцев лишили соцвыплат за то, что у них не было пропусков на неподконтрольную территорию. СБУ предположила, что если пропусков нет, то ты проживаешь постоянно на неподконтрольной. На кон ставятся жизни. Мы уже знаем о смертельных случаях. В Запорожской области из-за вот этой вакханалии и приостановления пенсий было четыре случая инсультов, один из них с летальным исходом, — отметила в апреле правовой аналитик Всеукраинского благотворительного общества «Право на защиту» Елена Виноградова.

Одна из основных причин безденежья среди вынужденных переселенцев — это сложности в трудоустройстве. Хотя люди из промышленного региона имели и образование, и квалификацию. Так, согласно проведённому в конце 2014 года по заказу Львовской облгосадминистрации опросу, среди оказавшихся на территории области вынужденных переселенцев из Донбасса 46% имели полное высшее образование, 21% — профессионально-техническое.

Наличие регистрации в Донецкой или Луганской области превращается в тёмное пятно в биографии, и соискателю отказывают в трудоустройстве только на основании этого факта. Причины для отказов разные: и боязнь того, что сотрудник будет работать недолго, и опасения перед «донецкими», и просто нежелание брать человека с неясным статусом.

— Только около 43% внутренне перемещённых лиц получают регулярные доходы от зарплаты, ещё 18% имеют частичную занятость, — заявил 11 октября генеральный директор Международной организации по миграции Уильям Лейси Свинг. — Многие переселенцы до сих пор зависят от социальных выплат, при этом цены за аренду жилья для них высоки. Большинство семей внутренне перемещённых лиц на Украине живут на 1,4 тысячи гривен (около 54 долларов) на человека в месяц.

Сходные данные дал мониторинг, проведённый в марте — июне 2016 года Минсоцполитики.

— Данные фокус-групп также подтверждают крайне плохое материальное положение ВПЛ, особенно это касается жителей сёл. В крупных городах ВПЛ оценивают своё благосостояние получше, но указывают на его нестабильность из-за значительных рисков потерять работу, жильё, заболеть, — говорится в итоговой публикации мониторинга. — Важнейшим источником дохода ВПЛ является социальная помощь, включая выплаты для переселенцев. Лишь третьим по значению источником доходов является заработная плата. Для трети опрошенных важным средством существования является гуманитарная помощь. Случайные заработки и поддержка родственников являются основными источниками доходов соответственно для 18 и 14% опрошенных.

Помимо заработка беженцы испытывают сложности с арендой жилья (65% из них живут в арендованном жилье в отличие от бежавших из Крыма татар — для них власти строят специальные многоэтажки на Херсонщине), с получением продуктов, медицинской и социальной помощью.

— Точно так, как и раньше, нам тяжело снимать квартиру. Сразу спрашивают о прописке, а услышав про Луганск, бросают трубку или вежливо говорят «нет». В магазинах априори не дают товары в рассрочку людям с донецкой пропиской. Раздражают подколки «Ты же из сепаров». На «Фейсбуке» часто пишут: «Раз ты с Донбасса, то помалкивай!», — рассказала недавно журналистам украинского издания «Вести» переехавшая из Луганска в Киев Анастасия Качкина.

Есть и более резкие оценки.

— Не знаю, кто как, но я иногда себя чувствую «почётным» обладателем жёлтой звезды (жёлтую звезду на одежде носили гонимые в нацистской Германии евреи. — Прим. Лайфа), — прямо пишет на сайте, посвящённом медицинской помощи переселенцам, сотрудница Харьковской правозащитной группы Яна Смелянская. — Мне нужна медицинская помощь! И я не получаю этой помощи только потому, что регистрация места жительства у меня не та!

Наконец, растут ксенофобные настроения в украинском обществе.

— Наши данные показывают, что в первый год конфликта уровень ксенофобии почти не изменился. Но затем начал повышаться, и на данном этапе рост продолжается, — отметил 21 октября украинскому изданию «Вести» социолог Владимир Паниотто. — На уровень толерантности влияет экономическая ситуация в стране. В социологии существует условная теория «козла отпущения», когда люди винят в своих сложностях придуманного врага. И сейчас негатив пытаются направить на жителей Донецкой и Луганской областей.

Но есть и нагнетаемая сверху истерия. По словам Паниотто, «посты в соцсетях оказывают значительное воздействие на настроения в обществе: людям тяжело поверить, что кто-то думает иначе, чем другие».

Речь идёт прежде всего о широко разошедшемся по соцсетям (в воскресенье, 23 октября его процитировал в итоговом выпуске новостей один из ведущих телеканалов Украины — «1+1») посте обслуживающего Порошенко политтехнолога Тараса Березовца в адрес жителей Донбасса: «Мы не можем себе позволить жить с этими существами в одной стране».

Александр Слабиев

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle
Мнения
10.12.2016 - 22:51   СТЕШИН Дмитрий
10.12.2016 - 18:47   ТКАЧЕВ Юрий
10.12.2016 - 18:35   ЛЕКУХ Дмитрий
10.12.2016 - 18:30   КОРНИЛОВ Владимир

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
11 + 2 =
Например, 1+3 = 4.