Почему белорусские женщины не хотят рожать?

Почему белорусские женщины не хотят рожать? | Продолжение проекта «Русская Весна»

В Беларуси сегодня наметилось превышение рождаемости над смертностью. Эта тенденция связана, прежде всего, с вступлением в детородный возраст поколения «бебибумеров» конца 1980-х гг. и, по всей видимости, продлится недолго. В глубине же скрывается риск сохранения демографической стагнации, ставящий под угрозу призыв Александра Лукашенко увеличить население Беларуси вдвое.

 

Семейная политика в Беларуси: хорошо, но можно лучше

На первый взгляд, семейная политика в Беларуси достойна похвалы. Действительно, помощь и льготы матерям с детьми и особенно многодетным матерям в Беларуси закреплены законодательно и включены в число основных госприоритетов. То есть, при пересмотре бюджетных расходов, так называемом секвестировании государственных программ все, что имеет отношение к защите материнства и многодетности, является относительно неприкасаемым.

Можно выделить и мощную поддержку при строительстве жилья (для многодетных семей – почти бесплатное выделение жилья), поощрение строительства индивидуального жилья. А также достаточно солидную разовую выплату при рождении, один из самых продолжительных в мире декретных отпусков, привязку величины пособий к уровню средней заработной платы, введение материнского капитала, весомые льготы по трудовому законодательству (сохранение рабочего места, дополнительный выходной), право на различные разовые выплаты по месту работы и учебы, медицинский патронаж.

Но более глубокий анализ открывает перед нами гораздо более противоречивую картину. Во-первых, многое можно и нужно дорабатывать, в том числе расширяя важные льготы, которые, к тому же, не несут значительных потерь для казны. Например, почему бы не позволить матерям с детьми (по крайней мере, «декретницам») совершать бесплатный проезд в транспорте? А, такая ситуация, когда, к примеру, в многодетной семье старший ребенок достигает совершеннолетия: должна ли она автоматически лишаться статуса многодетной? А если это семья с 5 детьми? Почему у нас посещение государственных физкультурных центров для детей не отличается от взрослых? Месячное посещение бассейна отца с 2 детьми вытянет из семейного бюджета минимально $85.

 

Экономическая политика и демография

Второй уровень проблем заключается в государственной политике экономических реформ. Ведь достигнутые социальные стандарты нужно еще удержать. Сегодня им угрожает серьезный экономический кризис. Даже при обозначенных демографических приоритетах экономической политики они не смогут компенсировать тяжелое экономическое положение, например, безработицу среди глав семей.

Но дело далеко не только в кризисе. Умонастроения многих экономических стратегов сегодня однозначно совпадают с «доктриной МВФ» и Вашингтонским консенсусом. 

Проводимая Национальным банком кредитно-денежная политика (ставка рефинансирования 17%, маржа (недавние вопиющие комиссионные), накачивание золотовалютных запасов в интересах трансграничного капитала, субсидирование банковских ставок за счет казны) – образец «шокового» монетаризма в лучших традициях гайдаровщины.

Доля бюджетных расходов на обслуживание государственного долга очень высока. К тому же принята практика длительных задержек выплат по государственным заказам (в том числе для ограничения денежной массы), разоряющая частные производственные предприятия.

По-прежнему сохраняется «африканский» пропорциональный подоходный налог. При том что в Беларуси выстроена весьма выверенная система налогового контроля, и именно высокодоходным слоям населения тяжелее всего укрыть свой доход (и среди них особенно – высоким чиновникам). Высокодоходные, быстрооборачиваемые и нетехнологичные отрасли хозяйства – включая оптовую торговлю, крупную и сетевую розницу, коммерческое строительство, субаренду – почти полностью отданы в частные руки.

 

«Доктрина МВФ» vs. установки Лукашенко

Особенно следует выделить проведенные либерально-рыночные реформы, имеющие прямое отношение к материнству. Это, прежде всего, – ценовое дерегулирование, дошедшее до полной отмены ценовых ограничений даже на товары первой необходимости, включая базовое продовольствие. Происходит теневая коммерциализация системы образования. Еще хуже обстоят дела в здравоохранении.

В особенно сложном положении находятся учителя, преподаватели, врачи, медсестры, научные сотрудники, работники сферы культуры и социальной защиты. А ведь преобладающая часть матерей занята именно в этой сфере труда. Тем более что от бизнес-леди, работниц салонов и бутиков не стоит ожидать рождения множества детей.

Еще более тревожную картину создают намерения дальнейших экономических преобразований, связанные с выполнением требований партнеров из МВФ и подобных структур. Они касаются вывода тарифов ЖКХ, транспортных услуг на самоокупаемость, прекращения льготного кредитования жилищного строительства, замораживания зарплат и пособий.

Люди предчувствуют этот ветер перемен и заранее начинают реагировать на него. Ведь не секрет, что в семейно-демографической политике многое «держится» на установках лично главы государства А.Г. Лукашенко. Ряд чиновников и представителей менеджмента госпредприятий спят и видят наступление эпохи рыночной вольницы с приватизацией и отказом от «пережитков» в виде социальной ориентации.

К общеэкономическим планам мощного либерального лобби добавляются и политэкономические реформы, имеющие воздействие на семью и материнство. Здесь мы встречаемся с гендерно-институциональными реформами: такими, как сокращение декрета, введение обязательного отцовского отпуска и т.д.

Рассматривается возможность либерального перехода к привязке декретного пособия к величине собственной зарплаты перед выходом в декрет. Что означает стимулирование планирования рождаемости женщиной, разрушающей надежду на возрождение многодетности.

 

Эгоизм, семья, эффективность

В чем причины таких подходов? Проблема в том, что установки классической западной политэкономии (или экономической теории) ошибочны на самом методологическом уровне, когда саму экономику рассматривают как нечто самодостаточное, как некую «первопричину» жизни общества.

Тогда любое общественное явление рассматривается как определенный экономический выбор в рамках стоимостной ситуации. Соответственно, и каждая проблема (в частности, семейная, демографическая) видится сквозь призму материального благосостояния, а решение – через его общее улучшение, частные материальные стимулы.

Отечественная политэкономическая мысль (дореволюционная и частично советская) видит роль политэкономии по-другому, как подчиненно-служебную к более высоким целям и смыслам человеческого бытия. Более того, изменяется даже ее предмет: уже не общественные отношения по поводу товарно-денежных ценностей с точки зрения их создания и распределения, но целостный образ человеческой жизни, в котором экономические отношения имеют духовно-нравственное значение и общежизненные последствия для человека лично и общества в целом.

Что это означает в преломлении к вопросу рождаемости? Уже принято, по крайней мере, частью ученого сообщества, что линейной взаимосвязи между рождаемостью и благосостоянием не существует. Правда, либеральные исследователи пытаются перехватить и эту закономерность и утверждать, что часто наблюдаемая пропорциональная связь бедности и высокой рождаемости заключена в неразвитой контрацепции, отсутствии сексуального просвещения, частично в архаичных табу и, наконец, в детях как единственной радости «бедняков».

Конечно, если все это отнять, то рождаемость снизится и у бедняков. Но самая важная связь у рождаемости имеется как раз с другим – с духовно-нравственным сознанием и местом в нем ценностей семейной жизни. И отношение к ним политэкономии – как раз не стороннего наблюдателя.

Именно создание такого хозяйственно-бытового уклада, который обеспечивал бы наилучшие условия для укрепления ценности семьи в ее христианском образе, с которым неизменно связано рождение и воспитание множества детей, и является одной из ключевых практических задач политэкономии (заметим, не максимальная эффективность производства и рост благосостояния).

 А видение экономических процессов и событий сквозь призму такого укрепления (а не призму рыночной или производственной эффективности) – является одной из теоретических основ конструктивной политэкономии.

Что мешает многодетности?

Непосредственное обсуждение экономической стратегии и тактики укрепления семейного уклада, способствующего многодетности, – это, конечно, задача для многих общих усилий. Обратим внимание на самое главное. Основополагающие установки рыночного капитализма направлены против такого уклада. Причем здесь – как прямое действие капиталистических мотиваций (личная выгода, накопительство, карьерный рост, конкуренция, минимизация издержек), так и косвенное.

Например, капиталистическая система вырабатывает у человека неуступчивость и непокорность, неизменное отстаивание своего интереса в бизнесе. Нередко это переносятся и в семейные отношения, подрывая их изнутри. Ценностным препятствием для создания крепкой семьи и особенно рождения многих детей, которому не может помешать никакой экономический рост (и даже, наоборот, способствует), является желание «пожить в свое удовольствие». Происхождение этого фактора семейно-демографического кризиса, очевидно, духовное.

Но «действует» эта духовность в том числе и через политэкономические механизмы, через экономический уклад общества. Здесь особое место принадлежит такому элементу современного развитого капитализма, как «потребительство» – потребительское мировоззрение и поведение. Так называемым «обществом потребления» создается образ ложного, расточительного и неэффективного счастья с бесконечными в пределах жизни перспективами погони за ним, который своим соблазном разрушает ценности семейного строительства и особенно рождения детей.

С одной стороны, всеохватывающая рекламная индустрия, с другой стороны, целый набор потребительских благ, совершенно бесполезных с точки зрения строительства семьи, рождения и воспитания детей, превращаются в мощную силу, подавляющую брачные и родительские установки.

Экономическая политика государства должна быть направлена и на ограничительное управление «потребительской» силой и ее составляющими, например, рекламной индустрией.

Фактически ценностно-смысловая база экономической политики и принимаемые в ее рамках законы и нормативные акты должны быть пересмотрены в таком ключе защиты семейных ценностей и стимулирования деторождения.

Дмитрий Куницкий, магистр философских наук,
заместитель директора Минского государственного медицинского колледжа

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle
Мнения
05.12.2016 - 19:01   ХОЛМОГОРОВ Егор
05.12.2016 - 18:42   СЕЛИВАНОВ Юрий
05.12.2016 - 17:59   РОЖИН Борис
05.12.2016 - 16:28   СВЯТЕНКОВ Павел

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
11 + 4 =
Например, 1+3 = 4.