Энтони Винер, Хума Абедин и исламистское лобби в Америке: почему ФБР снова взялось за письма Х.Клинтон?

Энтони Винер, Хума Абедин и исламистское лобби в Америке: почему ФБР снова взялось за письма Х.Клинтон?  | Продолжение проекта «Русская Весна»

Материал, который мы публикуем в нашем дайджесте, появился в сети пять лет. Однако его содержание помогает лучше понять мотивы следователей ФБР, заставивших директора службы возбудить новое дело по переписке Хиллари Клинтон. Речь идет о помощнице Х.Клинтон саудитке Хуме Абедин и ее муже экс-конгрессмене Энтони Винере, который мечтал стать мэром Нью-Йорка, но засветился на секс-скандалах.  Напомним, именно в компьютере Винера, которым пользовалась Хума, нашлись новые письма Х.Клинтон, побудившие ФБР возобновить расследование о ее переписке.  

Когда сведения о непотребном поведении известного конгрессмена от Демократической партии Энтони Винера появились в средствах массовой информации, заполонив первые страницы газеты и прайм-тайм телеканалов, реакция, будем говорить, нормальных людей была закономерно брезгливой и вместе с тем озадаченной. Ну с какого бодуна, спрашивается, успешный карьерный политик, год как женатый 45-летний мужик начинает рассылать по Твиттеру снимки своего «хозяйства» и заводить с не виданными им дотоле молодками эротическую корреспонденцию? Неужто он не понимал, чем грозит это его дальнейшему восхождению по ступеням истэблишмента: Винер был одним из наиболее приметных и талантливых демократических деятелей в Палате представителей Конгресса США, о нем поговаривали как о потенциальном преемнике нынешнего мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга?.. И тут такая инфантильная, прямо подростковая глупость! Совсем, что ли, они там охренели, пожмет плечами средний американец, не забывший еще выкрутасов Билла Клинтона. И, услышав, что жена конгрессмена-эротомана беременна, от души ей посочувствует: надо же так опозориться с муженьком!

А вот здесь мы посоветуем сделать паузу — ибо, введя в действие жену Энтони Винера, подступаем к очень интригующим фактам, затрагивающим не чью-нибудь случайную аморалку, а высшие интересы американского государства.

Итак, вышеупомянутая жена — Хума Абедин, 34 года, ближайший советник Хиллари Клинтон в ранге первого заместителя начальника офиса государственного секретаря США, имеет допуск к высшей секретной информации. Родилась в американском городе Каламазу, штат Мичиган. Через два года была вывезена в Саудовскую Аравию, в город Джидду. В Америку вернулась в возрасте 18 лет и поступила в колледж. С 19 лет начала работать с Хиллари Клинтон и с тех пор с ней не расставалась. Замуж за Энтони Винера вышла в 2010 году, причем брачный церемониал проводился Биллом Клинтоном. Необычный брак между евреем и практикующей мусульманкой вызвал следующую реакцию кувейтского авторитета в области шариата (мусульманского права), обнародованную газетой Al-Marsid: «Д-р Анвар Шеб, читающий лекции по мусульманскому праву в университете Кувейта, объявил, что брак между Энтони Винером и Хумой Абедин не имеет законной силы и считается прелюбодеянием, как указывается в установлении шариата, запрещающем брак мусульманской женщины с не мусульманином, независимо от того, еврей он или христианин. В данном случае д-р Шеб объявил сертификат о браке между ними недействительным».

«Мусульманское право запрещает мусульманской женщине выходить замуж за не мусульманина, — подтверждает американский эксперт по исламу Роберт Спенсер. — Мусульманин-мужчина может жениться на не мусульманке, но не наоборот… Поэтому, когда не мусульманин завязывает отношения с женщиной, соблюдающей мусульманские обычаи, на него, как правило, оказывается давление, чтобы он перешел в ислам, и такая смена веры делается условием брака… И в то время как мы знаем, что родители Хумы Абедин были искренне верующими и соблюдающими обычаи мусульманами — да и отец ее сам был имамом, — мы совершенно не знаем, как обстоят дела в ее браке с Энтони Винером».

Наиболее возможным сценарием в данном случае, говорит Спенсер в интервью в интернет-журнале FrontPage Magazine, могло быть то, что Винер и в самом деле принял ислам, как с почти абсолютной вероятностью настаивала бы ее мать, профессор в Саудовской Аравии. Никакой публичной декларации от Винера на этот счет не было, и это молчание, полагает Спенсер, объяснимо, так как политически она бы ему повредила. Но не исключается также и то, что союз Абедин и Винера был «браком по расчету». Спенсер указывает в этой связи на давно циркулировавшие слухи о том, что Хума была любовницей Хиллари, и ее бракосочетание с Винером имело целью положить конец сплетням. Однако опять же, согласно мусульманским законам, освящать брак должен мусульманский священнослужитель, но если, как сообщалось, единственным церемониймейстером у Абедин и Винера был Билл Клинтон, то с позиций мусульманского права этот брак не может быть действительным; в таком случае и у Винера не было необходимости переходить в ислам. Короче говоря, получается, что вся затея была чистой воды фикцией, и все участвующие в ней стороны прекрасно об этом знали.

Есть еще одна немаловажная вещь во всей этой истории, которую не могла, не должна была не знать американская сторона, — это принадлежность матери Хумы Абедин к «Мусульманскому братству», мощной исламистской организации, выступающей с воинственных антизападных, антихристианских и антисветских позиций, которую Вашингтон всегда рассматривал как своего заклятого врага. Проживающий в настоящее время в США бывший активный член «Братства» и Организации Освобождения Палестины Валид Шебат называет Салеху Абедин среди видных деятелей «Мусульманского сестричества», «женского крыла» «Мусульманского братства». Брат Хумы, Хассан работает в английском Oxford Centre for Islamic Studies, правление которого возглавляет Абдуллах Омар Насиф, основатель фонда Rabita Trust, попавшего в самый первый после 11 сентября список ассоциированных с «Аль-Каедой» финансовых институтов, средства которых подлежали замораживанию; любопытным образом, именно Насиф организовал в 1977 году — когда, кстати, и было создано «Сестричество», — переезд семьи Абедин в Саудовскую Аравию. В правлении оксфордского центра числится и главный современный идеолог «Братства» шейх Юсуф ал-Карадави, ярый сторонник ликвидации Израиля.

Теперь обратно к «Сестричеству», в котором подвизается Салеха Абедин. Согласно докладу, опубликованному американским Terrorism Committee of the National Association of Chiefs of Police, эта ветвь «Братства», именуемая также International Women’s Organization, оперирует в Египте, а также в других арабских странах. По данным египетской газеты Al-Dostor, «Сестричество» включает 63 члена из 16 стран. Еще одна египетская газета, Al-Liwa Al-Arabi, приводит поименный список участниц «Сестричества» — в нем около десятка из Саудовской Аравии, в том числе Салеха Абедин. То же издание описывает задачи данной организации, включающей «жен некоторых самых высокопоставленных лидеров „Мусульманского братства“»; среди них «распространение идеологии „Братства“ путем проникновения в университеты, школы и дома… разработку планов для „Сестричества“, чтобы работать на государственном уровне… претворение интересов „Братства“ в жизнь, а также извлечение пользы из международного женского общения и объединение всех усилий, благоприятствующих „Братству“ на всемирном уровне». По словам Al-Liwa Al-Arabi, миссия «Сестричества» состоит также в создании проектов, которые «откроют доступ его запрещенной идеологии в процессы принятия решений на Западе и непрямым образом под прикрытием „задач, общих для всех женщин“… через университеты, государственные столицы и учреждения… в соответствии с проектом Al-Islam Huwa (Ислам — решение)».

Можно ли допустить, что американские спецслужбы не в курсе родственных связей Хумы Абедин? Сомнительно. Может быть, тогда она настолько оторвалась от своей родни, что они не имеют никакого значения? Отнюдь. Всего лишь 6 июня с.г. Хиллари Клинтон вместе с Хумой посетила с визитом колледж Dar al-Hekma в Джидде, в котором профессор Салеха Абедин является заместителем директора. Вот отрывок из репортажа об этом событии (арабский оригинал которого нашел и перевел на английский язык уже упоминавшийся выше Валид Шебат): «Салеха Абедин выступила после Шухейр Курейш (также член „Мусульманского сестричества“) и светилась от радости в присутствии государственного секретаря Клинтон. Речь Салехи предшествовала речи бывшей первой леди. Затем Хиллари поднялась. С широкой улыбкой подошла она к подиуму… Клинтон… посвятила много времени выражению благодарности д-ру Салехе Абедин относительно ее дочери. Хиллари объяснила, что Хума занимает важную и чувствительную позицию в ее офисе. Она закончила свою речь, сказав о дочери Салехи Абедин, что человек должен быть всегда счастлив, когда о нем говорят позитивно, но нет счастья, которое могло бы сравниться с похвалой детям в присутствии их родителей».

Этот медоточивый панегирик произносился в самой консервативной мусульманской стране — не забудем — в честь мусульманки, вопреки всем нормам вышедшей, как принято считать, замуж за еврея. Валид Шебат не может не назвать вещи своими именами. «В этом что-то нечисто», — говорит он. «Брак Хумы должен был бы воспринят религиозными мусульманами, как удар ножом в сердце. Она происходит из известной семьи. Это все равно, как если бы какая-нибудь монахиня заколола Папу ударом в сердце, но Ватикан не осудил бы ее, а напротив, посочувствовал ей просто потому, что она женщина… Связанная с „Мусульманским братством“ семья Хумы по-прежнему поддерживает с ней контакты и испытывает по отношению к ней радость и восхищение». Последнее было бы невероятно, если бы соответствующие мусульманские круги не были бы убеждены в том, что прегрешения против веры, на которые она пошла, оправданы, цитируя Шебата, «высшим призванием».

По мнению Роберта Спенсера, редактора вебсайта Jihad Watch, то, что Хума Абедин, согласно источникам, продолжает оставаться соблюдающей обычаи мусульманкой, а ее мать имеет подтвержденные связи с «Мусульманским братством», которое, по собственным заявлениям, привержено «уничтожению и ликвидации западной цивилизации изнутри», вызывает глубокую обеспокоенность. Наши мейнстримные СМИ просто не делают свою работу. Им бы надо, говорит Спенсер, не выпытывать интимные подробности о Винере, а задавать вопросы о связях Хумы с «Мусульманским братством», о том, что знает об этом Клинтон, и внимательно посмотреть, а нет ли в ее политических решениях следов влияния «Братства».

Нельзя пока утверждать наверняка, что такое влияние имело место с подачи Хумы Абедин, но не подлежит сомнению, что администрация Барака Обамы, отказав в поддержке бывшему египетскому президенту Хосни Мубараку, своему самому сильному союзнику в арабском мире и злейшему врагу «Братства», вернуло последнее в политическую жизнь страны с перспективой становления там правящей партией. Причины американского вмешательства в дела Ливии до сих пор туманны, однако хотелось бы напомнить, что с момента начала там антиправительственных выступлений не кто иной, как лидер «Мусульманского братства» Юсуф ал-Карадави во всеуслышание призвал правоверных убить правителя Ливии Муаммара Каддави (Валид Шебат, например, не сомневается, что сегодняшняя политика США на Ближнем Востоке целеустремленно преследует задачу создания стратегического альянса с «Мусульманским братством», в котором ее творцы видят «умеренного» партнера). Парадокс сегодняшней американской жизни состоит, однако, в том, что женщина, обладающая широкими связями с организацией, посвятившей себя уничтожению Соединенных Штатов, является наиболее доверительным помощником государственного секретаря, — и никому до этого нет дела.

Напоследок — спонтанная версия скандала вокруг Энтони Винера. Если принять версию о том, что его брак с Хумой Абедин был как бы «операцией прикрытия», за участие в которой ему было обещано Клинтонами содействие в дальнейшей политической карьере, то, чтобы не повредить ей, он должен был бы по логике вещей вести себя более осмотрительно. А вдруг если он решил выйти из игры? Тогда становятся понятными эксгибиционистские проделки недавнего молодожена, которые все поспешили объяснить элитарной вседозволенностью… Почему-то не оставляет ощущение, что эта история, а заодно и многие другие «тайны двора» сегодняшнего официального Вашингтона, будет иметь продолжение, которое и не снилось авторам самых закрученных детективов.

 

Мнения
05.12.2016 - 16:28   СВЯТЕНКОВ Павел
05.12.2016 - 14:56   ЛИМОНОВ Эдуард

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
4 + 9 =
Например, 1+3 = 4.