У США есть «национальный инстинкт» — вмешаться, когда происходят «плохие вещи». Но чаще всего это вмешательство приводит к еще большим проблемам, заявил президент страны Барак Обама. «В мире случаются плохие вещи, и наш национальный инстинкт — надо что-то (в связи с этим) делать. Иногда наше вмешательство помогает что-то изменить, но гораздо чаще непредвиденные последствия вызывают еще большие проблемы», — заявил Обама.

Если очистить то, что сказал Обама от излишних в данном случае «красот стиля», то получится примерно следующее: «У Америки есть национальный ковбойский инстинкт – сначала стрелять, а потом думать. Мы наломали дров по всему земному шару, угробили бессчетное количество народа, потому что бездумно влезаем во всевозможные военные авантюры, совершенно не думая о последствиях».

После такого признания, американскому президенту остается только переодеться в монашеское рубище, посыпать голову пеплом и ползти на коленях в офис ООН просить прощения у всего Человечества. А США, как государству, самое время отказаться от того глобального кровавого выпендрежа, который на протяжении десятилетий заменяет этой стране нормальную внешнюю политику.

Примечательно, что практически одновременно с раскаянием Обамы, своё видение нового мирового курса США представил кандидат в президенты этой страны Дональд Трамп. Который сформулировал как раз те принципы, которые сводятся к отказу Америки от тех безумств, в которых признался Обама.

«Мы будем применять военную силу только в тех случаях, когда это жизненно необходимо для национальной безопасности США. Мы прекратим попытки заниматься построением демократии (за пределами США) и свергать режимы, а также вовлекаться в ситуации, в которые мы не имеем никакого права вмешиваться… Я хочу помогать всем нашим союзникам, но мы теряем миллиарды и миллиарды долларов. Мы не можем быть полицейским для всего мира. Мы не можем защищать страны по всему миру, которые не вносят нам средства за то, что мы их защищаем… Действия Обамы и Клинтон (на Ближнем Востоке) привели к созданию вакуума, и таким образом родилась группировка «Исламское государство» (запрещено в РФ – ред.).

Таким образом, логический круг замкнулся. Действующий американский президент признал нецелесообразность бездумного вмешательства в мировые дела, а Трамп на том же основании, предложил от этой порочной практики отказаться. Причем отказаться полностью, поскольку при нулевой платежеспособности большинства государств-клиентов США рассчитывать на то, что они за это заплатят, не приходится.

На таком фоне, прямо противоположная внешнеполитическая концепция, которую развивает другой кандидат – Хилари Клинтон, начинает выглядеть как парусник, в паруса которого перестал дуть ветер истории. Клинтон со своими призывами разобраться со всеми врагами Америки в стиле всё той же ковбойской традиции – сначала стреляй, потом думай, вступает в конфликт не только с Обамой и Трампом, но также с формальной логикой и здравым смыслом. Которые однозначно не рекомендуют США и дальше наступать на те же самые грабли.

Причем, это именно та логика и здравый смысл, которые вполне очевидны и доступны пониманию самого массового избирателя, к тому же порядком уставшего от предыдущих американских внешнеполитических эскапад. А с учетом того, что кроме внешней политики, Хиллари Клинтон больше ни в чем не разбирается и всячески уходит от обсуждения широкого круга внутренних проблем самих США, то можно уверенно констатировать, что у неё не остается ни одного козыря, который бы мог придать её победе на выборах хотя бы видимость закономерности.

Клинтон по всем базовым показателям – типичный аутсайдер кампании и самый неудачный выбор, который могли сделать стоящие за ней кланы. И то, что они его, вопреки логике и здравому смыслу все-таки сделали, говорит о том маразматическом состоянии, в котором эти правящие элиты ныне пребывают. Состоянии, надо сказать, весьма типичном и даже неизбежном для слишком засидевшихся у власти господ, уверовавших в собственную непогрешимость и потерявших былой нюх и чувство опасности.

Для американцев это возможно и в новинку, но нам – очевидцам маразма правителей позднего СССР, все это очень знакомо. И мы знаем, чем именно такие состояния заканчиваются — судорожными попытками уцепиться за ускользающую власть трясущимися руками членов какого-нибудь скороспелого ГКЧП.

Боюсь, что эта закономерная фаза деградации для нынешних США не менее актуальна, чем для закатного Советского Союза. И не случайно тонкий знаток нравов американской политической «закулисы» Джулиан Ассандж вполне определенно намекает на возможность путча в том случае, если обычных манипуляций окажется недостаточно, чтобы остановить Трампа. И в этом не будет ничего случайного. Обычная реакция правителей угасающей империи на неизбежность смены генеральной парадигмы её существования. И неважно, как именно эта империя называется – Древний Рим, СССР или США. Для всех маразматиков конец одинаков.

Юрий Селиванов