Славянские недочеловеки Германии: уровень ненависти к русским не меньше, чем был в годы Второй мировой

Славянские недочеловеки Германии: уровень ненависти к русским не меньше, чем был в годы Второй мировой | Продолжение проекта «Русская Весна»

О жуткой ситуации, в которую попали наши соотечественники в Германии, рассказал «ВЕСТЯМ» президент Европейского информационного центра прав человека (базируется в Вене) Гарри МУРЕЙ, который уже несколько лет сотрудничает с Международной федерацией независимых экспертов, зарегистрированной в Латвии. Весной мы взяли у него интервью — и резонанс был таким, что публикацию перепечатали потом очень многие русские издания разных стран! Гарри Мурей многим открыл глаза на беспредел, творящийся сейчас в Германии… Мы продолжаем тему.

Поводом для разговора послужили новости, которые теперь пересказывают многие СМИ Европы и России. В берлинском районе Шеневайде немецкие дети в школе совсем уж затравили 11—летнего русского Даниэля ТУВЬЕ. Родители, которые давно переселились в Германию из России, теперь всерьез подумывают о возвращении на родину. Сверстники оскорбляют парня: «го*няный русский», «тупой русский», избивают его. Оказывается, этому их научили родители и… телеканал ProSieben, который давно сложно заподозрить в любви и к русским, и к России. Отец ребенка вначале пытался решить проблему с руководством школы и родителями детей, которые издевались над Даниэлем, но те прямо говорят: мол, русские и есть такое го*но. Отец написал жалобы чуть ли не во все немецкие СМИ, однако ответа не последовало ни от кого: нет проблемы — и точка…
Девочка играт в фонтане во Франкфурте
Ребёнок из плохой русской семьи — хорошим геям

Другой случай произошел с семьей Дмитрия и Екатерины МИНИХ. У них представители ювенальной юстиции забрали дочь, чтобы передать ее, скорее всего, в однополую семью. В СМИ часто рассказывают, как отбирают детей у русских в Норвегии и Финляндии. Но в Германии—то — не реже, правда, там об этом упорно молчат даже родители: боятся. Супруги Миних — этнические немцы, но только из Киргизии. Сколько—то лет назад они переехали с пятью детьми в Германию. Первое, что там узнали Миних (и вздрогнули): их дети по немецкому закону — государственное имущество. Родители являются лишь «персонами с правом опекунства». (К слову, в Латвии фактически то же самое — если вы не знали…) После страшного случая, когда у них силой отобрали дочь, семья Миних решила уехать из Германии, чтобы спасти остальных детей, а власти дали понять: не позволим украсть у государства его собственность!

Заметим, немецких родителей власти Германии предупреждают: детей вы рожаете не для себя, а для государства. Значит, не имеете права сильно к ним привязываться, в чем—то их ущемлять или ограничивать, а государство лучше знает, как правильно воспитывать вашу дочь или вашего сына. Такой орднунг! Не согласны? Отдавайте ребенка государству! А детям русским эмигрантов в Германии учителя в школе часто говорят: если услышите дома, что родители хотят уехать из страны, то сразу скажите нам. Если дети, ни о чем плохом не подозревая, рассказывают в школе о планах родителей, то потом они, скорее всего, больше к своим папам и мамам не вернутся…

А все началось с того, что в семье Миних случился скандал. Старшая дочь, уже вполне совершеннолетняя, спуталась с немецким парнем, явно психически нездоровым. Родители, понятно, были против этого, пытались девушку отговорить, но не вышло. А тут еще ее сторону заняла 14—летняя сестра. С родителями она поругалась, и те, чтобы как—то повлиять на ребенка, в качестве «страшной меры» отобрали у нее… мобильный телефон. Дочь взяла — да и сбежала из дома. Ее, конечно, нашли, но — с полицией. И семью взяли на карандаш местные защитники прав детей — представители ювенальной юстиции. И жернова этой структуры закрутились. В итоге ребенка забрали из семьи, где ей якобы небезопасно находиться.

Немецкие правозащитники трусят защищать

Каким—то чудом семья Миних сбежала из Германии, увезла оставшихся детей в Киргизию. Потом, не найдя защиты там, семья вынуждена была уехать в Россию. И теперь оттуда семья обратилась за помощью в Международную федерацию независимых экспертов (с центром в Латвии), чтобы специалисты организации из одной страны ЕС помогли вернуть ребенка из другой. Почему такая запутанная география? Оказывается, в Германии ни одна немецкая правозащитная организация не станет заниматься делами русских, если речь идет о противостоянии госведомствам, тем более — ювенальной машине.

Руководитель Ассоциации независимых экспертов Латвии, а также Международной федерации независимых экспертов Юлиус АНШИН рассказал «ВЕСТЯМ»:

— Этим делом мы занимаемся с подачи правозащитника Гарри Мурея, с которым ранее уже сотрудничали — проводили комплексные психолого—психиатрические экспертизы для Страсбургского суда по правам человека. Одно дело было тоже связано с ювенальной юстицией. Дама (этническая немка из СНГ) была в Германии замужем за пакистанцем, но решила развестись. У того были не просто проблемы с психикой — он стал хроническим наркоманом, был дважды судим. А в родном Пакистане, как вдруг выяснилось, у него был целый гарем — несколько законных жен.

Когда он узнал о планах жены, написал в Германии заявление, будто та страдает психическим заболеванием и дочь надо отсудить — ему. И женщина о дочери могла бы позабыть, если в последний момент не сбежала в Россию. Мы подключились к этому делу, когда для суда надо было дать комплексное заключение наших специалистов — психолога и психиатра. Заключения наших экспертов принимаются в любой стране ЕС (и не только). От себя скажу, что в Европе сейчас происходит форменный ювенальный беспредел, когда речь идет о детях мигрантов, тем более русскоязычных. Это уже впору приравнивать к геноциду и даже формам фашизма. К слову, в нашу федерацию (куда входят специалисты из Прибалтийских стран, России, Украины, Израиля, Германии, Голландии) обращаются регулярно из разных мест. Так, у нас сейчас на подходе несколько дел «для Страсбурга», — замечает Юлиус Аншин.

У вас — нефть, у нас — каратели

Почему в Германии такое, мягко говоря, странное отношение к русским? С этим вопросом ваш корреспондент снова обратился к Гарри Мурею, который теперь перебрался в Австрию, поскольку в Германии его и коллег начали буквально преследовать.

— Патологическая ненависть к «славянским недочеловекам» — это, возможно, последствие двух мировых войн, но не только, — говорит собеседник. — Из мелочей складывается общая мозаика. Одна «мелочь», которую во всем мире заметили: Германия одной из первых начала и громче всех участвовала в травле российских олимпийцев. А, например, Bild, одна из самых популярных газет, просто не печатала результатов российской команды, которая в итоге «посмела» даже Германию обойти в медальном зачете…

Ненависть к русским рождается в том числе и из—за зависти: есть в России и газ, и нефть, и золото, и алмазы. А в Германии — что? Германия еще и энергетически зависит от России, которую ненавидит. И последнее еще больше приумножает негатив.

Некоторое время назад в Германии издали «Майн Кампф» Гитлера — в очень дорогом подарочном виде. Без прикрытия со стороны госструктур этого сделать просто не смогли бы. Надо жить в Германии, чтобы это понимать. Государство участвует во многих процессах и в частном секторе. К слову, это подарочное издание разошлось по всей стране во время разных презентаций — и даже не успело попасть на полки магазинов. Возможно, вскоре допечатают тираж этого бестселлера, чтобы еще, наверное, евреям и цыганам подарить…

Тоталитарная страна ЕС

— Повторю, — продолжает Юлиус Аншин, — в Германии административный государственный ресурс присутствует почти везде — кроме разве что совсем уж мелкого и незначительного бизнеса. Это страна тоталитарная — что бы там ни говорили мои оппоненты. И стоит твоей фамилии попасть в какие—либо списки неугодных, сразу возникнут проблемы — везде, где так или иначе присутствует государство.

Мы с коллегами вынуждены был перебазироваться из Германии в Австрию, поскольку начались политические преследования, в том числе со стороны администрации городов — например, Кельна, где я жил. И на моих родственников, оставшихся в Германии, теперь давят: откровенно издеваются. Родители мои все еще в Кельне, в доме, который принадлежит протестантской общине. Так их оттуда буквально выживают. Кроме того, возникают регулярные проблемы с социальными ведомствами, страховыми, медицинскими. Обыски дома устраиваются — по самым разными поводам.

Если бы вы работали в Германии и написали статью на тему нарушений прав человека немецким государством — например, о русскоязычных, то вначале пришли бы «с вопросами» к вашим родителям, чтобы те намекнули сыну: он занимается не тем. Потом, если бы не было должной реакции, вашу жену под каким—либо предлогом выкинули бы с работы. После этого родителям пенсия стала бы поступать «немного не вовремя». Если у вас есть дети, то их стали бы выдавливать из школы под предлогом: «Не справляются», «Нет контакта со сверстниками и педагогами»… А еще проще — забрать у вас детей… А потом вас пригласят, скажем, в местный Союз журналистов и скажут: сам оставишь тут свою корочку или мы, например, вызовем психиатра, чтобы он экспертизу сделал, будто ты с ума сошел и опасен для общества? Так ведь и посадить могут — на некоторое время, для острастки…

Да—да, это происходит не в диктаторской стране где—то «на Востоке», а в центре «цивилизованной Европы»! Спросите: а почему политики не помогают, которые должны защищать свой электорат? Хотя русских в Германии более 3 миллионов и их община давно сформировалась, ни в городских структурах, ни в парламенте их интересы никто толком не отстаивает. Да, здесь есть, условно говоря, «русские политики», но им отводится роль официанта при богатых хозяевах: принеси—подай, но голос не подавай.

Многие не верят тому, что мы рассказываем. Не поверили и журналисты одного из самых популярных российских изданий: у вас же демократия в Германии, мощные европейские правозащитные организации! Мы им переслали массу жалоб от русскоязычных граждан Германии. Журналисты стали обращаться в правозащитные ведомства наших немецких коллег — и получали везде примерно один и тот же ответ: если русским в Германии что—то не нравится, тогда у них есть право уехать на родину. Российские журналисты были в шоке — и наконец поверили всему, что мы рассказывали. Правозащитные организации Германии — явление совершенно формальное. Они сидят на разных европейских грантах, издают разные информационные брошюры—буклеты, дают какие—то консультации — и всЕ. Они не помогают в конкретных делах, когда необходимо реально защищать права людей, тем более — русскоязычных.

В большинстве своем детей в Германии лишаются не бедняки и алкоголики, а солидные русскоязычные семьи. Другое дело, что их, солидных, не принимает общество и за глаза (когда тихо, а теперь все чаще и громче) ненавидит. И по телевизору чуть ли не прямо говорят, что русские, пардон, — это дерьмо, их надо «мочить», у них нет никаких прав в стране… То, что произошло с 11—летним мальчиком в школе, — обычное дело для Германии. Просто эта история получила резонанс, поскольку родители шум подняли, а ведь есть масса похожих историй. Но эта тема, повторю, в Германии под запретом, — подчеркивает Гарри Мурей…

«Власти Германии предупреждают родителей: детей вы рожаете не для себя, а для государства. Значит, не имеете права сильно к ним привязываться, в чЕм—то их ущемлять или ограничивать, а государство лучше знает, как правильно воспитывать вашу дочь или вашего сына…»

«Да—да, это происходит не в диктаторской стране где—то „на Востоке“, а в центре „цивилизованной Европы“!»

Игорь Мейден

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
4 + 0 =
Например, 1+3 = 4.