В ходе своего выступления на французском телевидении министр обороны Франции Жан Ив Ле-Дриан, говоря о российском авианосце «Адмирал Кузнецов», иронизировал над его «операционными возможностями», которые «не впечатлили» министра обороны в то время, когда корабль шел по Атлантике и Средиземному морю.

При всём уважении к французскому министру обороны, подобная легковесность суждений, не подкрепленных никакой фактической аргументацией, вряд ли делает ему честь. Тем более, что речь идет о главе военного ведомства страны, чей единственный авианосец «Шарль де Голль» отличается, мягко говоря, весьма сомнительными боевыми качествами.

Так, например, его прошлогодний рейд к берегам Сирии, от которого ждали чуть ли не перелома в войне с ИГИЛ, закончился одним боевым вылетом с весьма неопределенными результатами. После чего «Де Голль» был отправлен в Персидский залив, где вполне незаметно просуществовал еще почти полгода. А ныне этого старичка и вовсе ставят на средний ремонт, который займет, по самым скромным оценкам, полтора года.

«Шарль де Голль» - ржавая «гордость» французского флота

«Шарль де Голль» — ржавая «гордость» французского флота

Что же касается российского авианосца, то непонятно, каким образом французский военный министр умудрился оценить «операционные возможности» корабля, который только направляется в район боевых действий и еще не принимал участия в военной кампании. Очень надеюсь на то, что его высокомерная ирония не основана только на таких «убийственных аргументах», как «слишком густой дым из трубы». То, что позволительно легкомысленным интернет-пересмешникам, вряд ли к лицу министру обороны великой державы. Те более, что оный дым в дальнейшем извергался «Кузнецовым» в весьма умеренных количествах.

Боевые качества корабля по определению могут быть проверены только в ходе боевых действий. Для «Кузнецова», несмотря на солидный срок службы, это, возможно, будет первая боевая операция. И, конечно же, трудно ожидать, чтобы корабль в такой новой для себя ситуации, сразу проявил себя на все 100% потенциальных возможностей. Вполне естественно, что эти возможности будут вводиться в дело постепенно, по мере накопления его авиагруппой и экипажем реальных навыков боевой работы. Тем не менее, наличие на борту полного комплекта ударной и вертолетной авиации, позволяет рассчитывать на многое.

Оптимальный корабль для реальной войныОптимальный корабль для реальной войны

К тому же не следует забывать, что сирийский театр военных действий имеет свою оперативно-тактическую специфику. И, в частности, здесь в принципе не практикуются воздушные налеты с участием десятков машин. Причем не практикуются не только российскими ВКС, но и сирийскими и натовскими ВВС. Связано это как с особенностями нанесения ударов по, преимущественно, точечным целям, так и с возросшей мощью и точностью ударного оружия на борту самолетов-носителей. В каком-то смысле, эпоха массированных авиационных налетов образца второй мировой, или даже вьетнамской войн, полностью ушла в прошлое.

Поэтому от «Кузнецова» может и вовсе не потребоваться одновременно поднимать в воздух десятки своих самолетов, поскольку такая тактика действий уже сегодня стала анахронизмом. Таким образом, этот корабль, вполне способный послать на задание одновременно три – пять машин может оказаться полностью соответствующим реальным условиям той войны, на которую его, возможно, послали. И, в свете этого факта, голословно-скептические высказывания французского министра выглядят полностью неуместными. И даже просто невежливыми.

Юрий Селиванов