«Нас никто штурмом не брал, все ворота мы сами открыли» или мысли о ювенальной юстиции

«Нас никто штурмом не брал, все ворота мы сами открыли» или мысли о ювенальной юстиции | Продолжение проекта «Русская Весна»

В очередной раз убеждаюсь, что настоящее искусство — это великая вещь. Всего одна песня, а в ней объяснено все. Как на ладони показана стратегия Запада по уничтожению нашей, Восточноевропейской (назовем ее так) цивилизации.

«Продолжая к нам в дом проникать, Многоопытная заграница, Стала нас у корней подгрызать — Без корней легче договориться».

Удар был направлен в нравственные основы нашей цивилизации. Главная цель удара — это наши дети, начиная с самого раннего возраста. Насколько помню, самый первый диснеевский мультсериал, который показали по нашему ТВ — это «Утиные истории». Вот уж где западный культурный код во всей красе. Скрудж Мак-Дак, купающийся в деньгах для лучшего настроения — большего антагониста для нашей цивилизации придумать сложно. Я прекрасно понимаю, что любителей денежных знаков хватает и у нас. Но неприкрытое стяжательство в наших идеалах всегда было порицаемо. А чего стоило жесткое навязывание секса и насилия детям. В 90-е с экрана ТВ и кино лился даже не поток, а какой-то водопад всей этой мути. Помню, в 90-х читал книгу детских православных психологов (уже не помню ни названия, ни авторов). Авторы рассматривали процессы навязывания нашим детям западного культурного кода. И пришли к неутешительному выводу, что против пропаганды секса у нашего культурного кода вообще нет иммунитета. Все остальная муть была не так опасна для нашей культуры.

В песне также отлично показано, как наша цивилизация выстояла.

«И когда уже стали в глаза, Называть нас „тупая нелепость“, Я, решив, что так дальше нельзя, Превратился в Брестскую крепость. На клочке материнской земли, Я твердел в круговой обороне, Чтоб хотя бы его не смогли, Оккупантов вытоптать кони, Чтоб хотя бы детей не отдать, В рабство их содомитской культуре. Мне бы раньше пойти воевать! Но нас очень хитро надули».

Российские семьи, как маленькие Брестские крепости, которые спасали от разврата своих детей, а вместе с детьми спасли всю нашу цивилизацию, спасли Россию.

При просмотре мне вспомнилось старое. Я ведь тоже был такой «Брестской крепостью». К концу 90-х мы с женой уже «наелись до рвоты» всей той блевотины, которая лилась с экрана ТВ. Когда родился сын, у нас встал вопрос, что делать. Помню разговор с женой, где прозвучали почти те же, что в песне, слова: «Хотя бы своего ребенка спасти от этой жути». Жена еще озаботилась: «А как же другие ребятишки?» Я ответил что-то вроде: «У них есть родители, пусть эти родители думают своей головой, а мы будем спасать своего ребенка». Жена спросила: «А что потом, когда подрастет и станет более самостоятельным?». Я ответил: «Будем разговаривать и объяснять, что хорошо, а что плохо». На этом полный консенсус был достигнут.

В итоге рядом с телевизором встала видеодвойка (СД+видеомагнитофон) и началась выборочная покупка мультфильмов. Кастинг прошли старые советские мультфильмы и тщательно отобранные диснеевские. Как правило, это были мультфильмы, снятые непосредственно самим Диснеем. Старые диснеевские мультфильмы были добрыми, их персонажи вызывали большую симпатию. Что плохого в мультиках «Белоснежка и семь гномов», «Пиноккио», «Питер-Пен», «Алиса в стране чудес» и т. д. Ну, еще был сериал про «Винни-Пуха». Самые «молодые» американские мультфильмы, прошедшие нашу цензуру — это «Красавица и чудовище» и «Синдбад-мореход». Видеокассет и дисков было куплено много, несколько лет назад выкинул больше двухсот кассет. Диски до сих пор лежат, иногда дети, по старой памяти смотрят. Когда детеныш подрос и хорошо освоил пульт от телевизора, был специально куплен телевизор с возможностью блокировки каналов, ненужные каналы были нами заблокированы. Жесточайший контроль за просмотром был где-то до 5–6 лет. Потом все как то само собой изменилось, контроль стал не слишком нужен, ребенок начал смотреть и другие мультфильмы. Причем его уже не слишком интересовали современные западные психоделические мультфильмы, где персонажи похожи на изломанных физических и нравственных уродцев. То же самое получилось и с другим ребенком. Все-таки совершенно правы детские психологи, когда говорят, что личность закладывается до 5 лет. Именно до 5–6 лет нужно тщательно следить за нравственным и психическим развитием ребенка.

После появления компьютера первыми играми стали игры про Смешариков. В дальнейшем также происходила тщательная селекция игр с объяснением, почему нельзя играть в отвергнутую игру. Детеныш взрослел, ему разрешались более сложные игры, постепенно увеличивалось время игры. К примеру, в шутеры он начал играть где-то в 10–11 лет. Но и шутеры тоже проходили отбор, далеко не каждый шутер разрешался. Совсем запрещать было бессмысленно, невозможно ребенка полностью изолировать от соблазнов. Запретим мы, будет бегать в гости и играть там с горящими глазами. С появлением Интернета на компьютер тут же встала программа интернет-секьюрити с родительским контролем просматриваемых сайтов, спасибо за нее Касперскому. Действительно, программа вылавливала и запрещала где то до 95% плывущей из Сети блевотины. Опять же, детям объясняли, почему нельзя смотреть все подряд. Что-то вроде: «Ты же не ешь все подряд и не тащишь в рот гадости из помойки. Почему мозг нужно превращать в помойку и смотреть все подряд». Понимали вполне, даже в маленьком возрасте.

Вот так мы окопались в своей семейной «Брестской крепости» и держали круговую оборону. И оказалось, что мы были не одни, таких семей было много. Когда мы разговаривали с другими родителями, то выяснялось, что цензуру для детей ввели многие.

«И другие бились вдали, Все в дыму, но полные жизни. Значит, всех подкосить не смогли, „Благодетели“ нашей отчизны».

Для нынешних молодых родителей такая цензура уже совершенно нормальная вещь. Когда их спрашиваешь об этом, то они даже удивляются. Хотя им уже легче, сейчас есть ТВ-каналы с вполне приличными мультфильмами. То есть, телевизионщики уже сами ведут самоцензуру.

Так, как таких семей было множество, то эти семейные «Брестские крепости» начали формировать общественные запросы. Сначала сформировался общественный запрос на новые мультфильмы. Без такого общественного запроса не было бы феномена новых российских мультфильмов. Вменяемая интеллигенция чутко уловила запрос, и такие мультфильмы начали появляться. Первой появилась «Гора самоцветов». Ох, сколько же раз я невольно ее посмотрел, а Жихарку вообще, наизусть помню. Помнится, еду в машине, включен радиоприемник и ведущие обсуждают, что «Гора самоцветов» получила какой-то приз в Европе. И все три ведущих выдохнули в унисон: «Это Жихарка». Оказалось, что действительно, приз получила Жихарка. Видно, не один я ее наизусть знаю. Потом появились Смешарики. Смешариков мы с удовольствием смотрели вместе с детьми. Авторам удалось невероятное. Они достаточно сложные философские притчи передали интересным, образным, понятным детям киноязыком. Один только «День справедливости» чего стоит. В итоге, Смешарики были интересны и взрослым и детям. А потом покатилось: «Лунтик, серия о богатырях, Князь Владимир, Маша и медведь». Это были мультфильмы, созданные всем привычным, голливудским киноязыком, но с нашим культурным кодом. Киноязык был не современный голливудский (сейчас это какой-то треш и угар), а тот, старый диснеевский, с доброй иронией к персонажам. И такие наши мультфильмы оказались безумно интересны всему миру. По сути, новые российские мультфильмы — это рассказ всему миру понятным и привычным киноязыком о нас, о нашей цивилизации. Точно также, старые диснеевские мультфильмы — это был рассказ миру об американцах, об американской цивилизации. Так что мы сейчас очень интересны всему миру.

Следующим сформировался общественный запрос на нравственную цензуру на ТВ. Ох, как телевизионщикам это не нравилось. Я помню, какой писк по этому поводу стоял на телевидении. В разнообразных ток-шоу «х-мм, творческая интеллигенция» рвала тельняшки на груди и вопила о недопустимости возврата любой цензуры. Даже на самом верху власти заявляли, что возврата цензуры не допустят. Ничего у «благодетелей нашей отчизны» не получалось, общественное мнение России было твердо — детей нужно оградить от разврата, поэтому нахрен, ибо нехрен. Общественное давление было столь велико, что Дума все-таки приняла ряд законов о нравственных ограничениях на ТВ и в кино. И ничего не рухнуло, а сейчас все привыкли.

Ну вот, плавно подошли к ювенальной юстиции. Из вышеизложенного видно, что воспроизводство культурного кода любой цивилизации происходит в семьях. Для того, чтобы уничтожить цивилизацию, нужно прервать это воспроизводство. Вот и выходит, что основная задача ювенальной юстиции в западном понимании — это запретить родителям воспитывать детей. Именно на это направлено все, что заложено в ЮЮ. А вопли о защите прав детей только «фиговый листок», который прикрывает основную цель ЮЮ. Ну, какое отношение к защите детей имеет закон о «родительских шлепках»? Основная задача подобных законов — это запугать родителей и не дать воспитывать детей так, как родители считают правильным. Иначе говоря, пресечь воспроизводство в семьях культурных традиций. Хотя сейчас на Западе идеологи ЮЮ уже «совсем не палятся». Кажется, в Англии были прецеденты изъятия детей из христианской семьи и передача их в семьи гомосексуалов. Значит, основное назначение ЮЮ на Западе — это уничтожение традиционной европейской христианской цивилизации. Это практически получилось, правда, вместе с европейской христианской традицией уничтожили всю стойкость Европы к потрясениям и испытаниям. Европа сейчас все больше напоминает «былинку, ветром колеблемую». Немцы — отличные солдаты? Увы для Германии, были отличными. Нынешнее молодое поколение немцев благодаря ЮЮ «ни рыба, ни мясо» а так, неведомые потребительские «зверушки». Культурная немецкая традиция прервана.

Сейчас общественное мнение России отбивает атаки ювенальной юстиции западного толка. Это очередная попытка Запада «подгрызть наши корни». Прежняя попытка провалилась благодаря «брестским крепостям» российских семей. Значит, нужно влезть в дела российских семей и законодательно запретить родителям воспитывать своих детей. Практически всем российским родителям уже понятно, что ювенальная юстиция в западном понимании нужна только для того, чтобы ограничить возможности родителей в воспитании собственных детей. Но Россия — это ни разу не Запад, у нас соблюдают только те законы, в которых видят смысл. Родители будут обязательно сопротивляться. На ювенальщиков будут спускать собак, их не будут пускать в квартиры. Наиболее рьяных будут ловить и бить, и если бы только бить. Уже была байка, что на двери очень активного ювенального отдела ночью повесили мишень. Пришли утром ювенальные тетки, а на двери их отдела висит мишень, говорят, было очень доходчиво. Так что, может дойти и до...

Никто в здравом уме не возражает, что детей нужно законодательно защищать. Общественное мнение согласно и с тем, что из неблагополучных семей государство детей может изъять. Но российские родители категорически не согласны с тем, чтобы государство лезло к обычным семьям и вмешивалось в семейное воспитание детей. Поэтому ювенальные законы западного толка вызовут серьезное напряжение в обществе, искалечат множество судеб детей, родителей и самих ювенальщиков. Воспитательницы детских садов и учителя, которые будут вынуждены «стучать» на родителей тоже попадут «под раздачу». И все равно эти ювенальные законы потом придется корректировать, многонациональное российское общество их никогда не примет. Понятно, зачем это Западу.

Если у наших западных «благодетелей» ЮЮ «выгорит», то через 30 лет нынешней России не будет. На ее месте будет что-то аморфное и шизофреничное, вроде нынешней Украины или Европы. Если общество будет сопротивляться ЮЮ (что уже происходит), то возрастет общественное напряжение в стране. А вот зачем это нашим законодательным властям? Хотя, ежели думцам нужно обязательно организовать ювенальный майдан, то тогда да, на верном пути наши думские товарищи. Это за либеральных «неполживцев» никто даже пальцем не пошевелит, а за детей точно выйдут на улицы. Если ювенальщики начнут забирать детей из семей за всякую ерунду, вроде материнского шлепка по заднице вконец оборзевшего дитяти, то точно начнутся митинги протеста. А там обязательно найдется политическая сила, которая попытается оседлать эти протесты. И конец общественному согласию в стране. Может быть, Думе не спешить и хорошенько подумать в этом вопросе, который фантастически важен для всей страны?

 

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
2 + 15 =
Например, 1+3 = 4.