Мустафа, зажигай: Как меджлисовская «фабрика грёз» одной левой уделала клятый «совок»

Мустафа, зажигай: Как меджлисовская «фабрика грёз» одной левой уделала клятый «совок» | Продолжение проекта «Русская Весна»

На днях в Киеве прошла премьера фильма «Мустафа». Лента, или, как теперь это модно называть, байопик (биографическая картина), должна была донести до сведения незамутнённого зрителя житие святого и непорочного Мустафы Джемилева.

Презентация и показ фильма шли в малом зале кинотеатра, в котором при Советах обычно крутили детские сеансы. Немудрено, что зальчик был битком набит друзьями, соратниками и тому подобной сопутствующей массовкой. Как водится на подобных мероприятиях, где-то ближе к середине выступил и виновник торжества. Зал встретил его овацией. Ради горстки присутствующих иностранцев нанятый толмач переводил спичи на английский.

По замыслу авторов фильм снят как документальный, — с многочисленными сценами «реконструкций», призванными показать зрителю «как это было». В территориальном охвате авторам не откажешь: со своим съёмочным барахлом они побывали во Львове, Киеве, Варшаве, Гданьске, Анкаре, в Крыму и в Москве, и даже в Нью-Йорк съёмочную группу занесла нелёгкая кинематографическая судьба. К сожалению, авторов не хватило не то денег, не то духа, посетить солнечную Калифорнию, где у верхушки «меджлиса» уже довольно давно из глины и кизяка слеплены бедные сакли.

Отсмотрев трейлеры и 45-минутную презентацию фильма, сразу хочется сказать, что авторам просто необходимо было взять в спонсоры министерство лакокрасочной промышленности Украины, буде такое имеется. Из жизни бывшего уркагана-форточника и насильника Джемилева начисто ампутировано всё мерзкое и неприглядное, а всё остальное выкрашено в цвета домика Барби. Да и сам Джемилёв, в повседневной жизни больше всего напоминающий карикатуру в безразмерных штанах, стянутых ремнём у подмышек, в сценах из альтернативной реальности выглядит настоящим степным орланом и мачо.

Про созданный образ неразгибаемого борца с советско-российско-имперской системой даже говорить не приходится — эта сторона выпячена как следует и присутствует в избытке.

Бледный и благородный арестант Джемилев в постановочных сценах очень контрастно и презентабельно смотрится на фоне въедливо-гадкого наймита карательной психиатрии и звероподобных тюремных вертухаев, по странному капризу авторов фильма наряженных в милицейскую форму.

В одной из сцен весьма доставил киноляп, когда во время мудрого разговора «за жизнь и борьбу» за партией в нарды, крупным планом были показаны уголовные татухи на пальцах Джемилева.

Тщательнее надо, дорогие авторы! Политические никогда не размалёвывали себя блатными партаками. Ну, или смотря какие «политические». Особенно если вспомнить о том, что Джемилев вовремя «сменил масть», перекрасившись из урки в «узника совести».

Одним из ослепительных перлов в фильме сверкает «реконструкция» беспримерной голодовки Джемилева, которой позавидовала бы сама Надька Савченко и американский диссидент доктор Хайдер, приковавший себя к ограде Белого Дома. Героический Мустафа питался праной, Святым Духом и лучами поддержки Госдепа на волне «Голоса Америки» на протяжении целых 303 дней, и даже якобы вошёл в какую-то книгу рекордов. Во всяком случае, перед голодовкой Джемилёва бледнеют не только индийские йоги, греческие стоики и многочисленные монахи-схимники, но и аравийские верблюды, широко известные своей живучестью.

Кроме всего прочего, авторам фильма должно быть стыдно, что на роль молодого «реконструированного» Джемилева не нашлось ни одного крымского татарина из чирлидерш «меджлиса», раз уж они наняли на столь ответственную работу этнического укропейца.

В остальных сценах, что довелось увидеть, череда говорящих голов, знавших лично Джемилёва на разных этапах его жизненного пути, рассказывает о бесчисленных добродетелях, прозорливости, неустрашимости, бессеребреничестве и прочее такое, о чём говорят по воле сценариста одни «уважаемые люди» про другого «уважаемого человека». Сам герой в роли камео задумчиво метёт своими неимоверными штанами панели и тротуары в разных частях света и с глазами печального бассет-хаунда рассуждает о судьбах народа и готовности положить живот свой на алтарь народного благоденствия.

Да, кстати. Полагаю, что именно из-за обширной географии разъездов и командировочных авторам фильма не хватило денег даже на провинциальных актёров, так что все роли в «реконструированных» сценах исполняет даже не драмкружок периферийного ДК, а обычные люди с улицы, нанятые кривляться за кулёк «рошенок». И вообще, от фильма, несмотря на заявленную «документальность с элементами реконструкции», сильно отдаёт каким-то стерилизованным «Майн кампф», снятом за мелкий прайс, не говоря уже об очень, очень умеренном таланте всего творческого коллектива. Ну, да, каков материал…

Продюсер фильма делится планами на получение за свой креатив зарубежных премий на национальном американском кинофестивале независимого кино Sundance, на Берлинском МКФ и ряде других кинофестивалей документального кино, а также надеждами использовать фильм в качестве наглядного пособия о жизни и борьбе крымских татар, кто такой Мустафа Джемилев, и какие ужасы творятся на территории «оккупированного» Полуострова. Ещё круче: авторы ждут успешного кинопроката своего «шедевра», начиная с мая 2017 года. Оно и понятно: любые родители, с нежностью вглядываясь в уродства своего детища, видят одну только ангельскую красоту и бездну таланта.

Ну, не знаю, не знаю… Когда-то, году в 1983-м, что ли, в советском кинопрокате шёл социальный «боевик» о битве за урожай из жизни Очень Хорошего Председателя Райкома «Твой сын, земля». «Грузия-фильм», кстати. Не совсем типичный такой сусловский агитпроп, состоящий из хорошей порции лакировки и сахарного сиропчика, сдобренного интригой о противостоянии хорошего секретаря райкома и не очень хорошего председателя колхоза.

Так вот, плод меджлисовского агитпропа «Мустафа, зажигай», проигрывает даже ему по основным статьям: сюжету, постановке, игре актёров и даже документальности, поскольку представляет собой пропагандистский высер в химически-чистом виде. Ну, разве что, съёмки в Нью-Йорке — это да — тут «меджлисовская фабрика грёз» одной левой уделала клятый «совок».

Трудно сказать, на какие барыши от проката надеются авторы фильма (ведь половиной прибыли придётся поделиться с прокатчиком, которого ещё надо найти и заинтересовать), но есть уверенность, что лента не взлетит, даже если в приказном порядке согнать на её показ весь личный состав отморозков из карательных батальонов «Крым» и «имени Номана Челебиджихана».

Единственное, в чём можно разделить мнение авторов фильма, что в Крыму вряд ли кто увидит их креатифчег. Во-первых, не дадут трибуну для впаривания людям неталантливой фальшивки, во-вторых, вряд ли соберётся достаточное количество желающих даже бесплатно посмотреть «меджлисовскую» халтуру. На привлечение Спилберга бюджета не хватило. И джазмена из Нью-Йорка для озвучки тоже приглашали зря — не цепляет. Лучше бы просто деньги разворовали.

Таким образом, творцы фильма оставили за кадром всё самое интересное из биографии «меджлисовского Моисея».

В частности. Происхождение из семьи гитлеровского коллаборациониста. Конечно, сын за отца не отвечает, но в случае Джемилева яблочко недалеко от яблони ябнулось. Семь судимостей. Из которых минимум две по уголовным статьям — за изнасилование и воровство. Об уголовном прошлом Джемилева сообщал, например, хорошо знавший его соратник по националистическому движняку крымских татар Энвер Аметов. Он же поведал и про «смену масти» Джемилева в «местах не столь отдаленных» по совету «бывалых людей».

Интересно, что судимости и «ходки» за антисоветскую деятельность Джемилев даже не пытался как-то обжаловать в судебном порядке за последние 25 лет, прошедшие после отмены 190–1 УК РСФСР. Что само по себе странно, поскольку более щепетильный человек, да ещё занимающийся политикой, в обязательном порядке постарался восстановить своё доброе имя хотя бы во избежание кривотолков и спекуляций в дальнейшем. Но только в том случае, если человеку нечего скрывать. Уголовнику Джемилеву скрывать есть что.

Выпячивая Джемилева в качестве идейного борца и вдохновителя, украинский агитпроп по самые уши залезает в ушат с помоями, поскольку уже в «незалежной» за Джемилевым официально числится целая куча «подвигов».

Во-первых, это спекуляции с землёй, выделяемой для крымских татар в Крыму вместе с деньгами на обустройство. Распределением благ ведал «меджлис», которым в то время руководил Джемилев. Сам Мустафа отмазывается от каких-либо злоупотреблений, да вот только трёхэтажный домик его в Бахчисарае, в козырном месте у ханского дворца, построен на самозахвате. Впрочем, как и соседствующие богатые сакли его соратников по «Мечу и Оралу».

Выделяемые на обустройство крымских татар деньги оседали на счетах фонда «Крым» и банке «Имдат» — структурах, к которым «борец с тоталитаризмом» имел самое прямое отношение. Фонд «Крым» поначалу был общественной организацией, но после «реорганизации» как-то так вышло, что Джемилев стал его единоличным собственником. Что касается банка «Имдат», то все выделяемые Украиной и различными фондами деньги на переселенцев крутились именно в этом банке. В 1998 году «Имдат» внезапно лопнул, а вместе с ним сгорели и все средства, выделяемые на народ, за который так болеет душой герой киноромана.

Интересно, что некоторые соратники убеждали Джемилева распределить деньги по нескольким банкам, но Мустафа настоял на своём — держать все средства в подконтрольных ему структурах, иначе, мол, подаст в отставку с должности председателя «меджлиса».

Единственное, на что согласился вождь — провести проверку банка независимой аудиторской конторе. Правда, результаты проверки так и не были обнародованы, а все её выводы поступили непосредственно к Джемилеву. В результате махинаций без средств на обустройство остались почти 50 тысяч крымско-татарских семей, Джемилев по-прежнему свет в окне, а виноваты Россия и лично Путин.

Дополнительно можно вспомнить, что в начале 90-х в Крыму действовала этническая ОПГ «Имрат», по оперативным данным МВД Украины в Крыму, имевшая прямое отношение к Джемилеву. «Имрат» имел ставку в Бахчисарае и занимался преимущественно рэкетом в среде крымских татар. Кроме того, гориллы из этой ОПГ служили в охране Джемилева, а также в охране небезызвестного в Крыму бандита Дзюбы.

В отличие от «славян» и «греков», правоохранительные органы Украины «Имдат» практически не трогали, ибо, по некоторым данным, об этом просили лично Кучму «уважаемые люди» и зарубежные кураторы Джемилева.

Сюда же можно было бы добавить и скандал с хищением денег на крымско-татарский конгресс, и грязную историю с сыном Джемилева — убийцей, сидевшем на тяжёлых наркотиках, для которого папенька пробил статус «психического», да уж ладно — хватит с лихвой на роман и две повести.

Будет ли в Киеве презентовано иное, правдивое, кино про Мустафу?

Надеюсь, уже скоро.

Александр Ростовцев

«Меджлис крымско-татарского народа» — запрещенная в России экстремистская организация.

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle
Мнения
05.12.2016 - 19:01   ХОЛМОГОРОВ Егор
05.12.2016 - 18:42   СЕЛИВАНОВ Юрий
05.12.2016 - 17:59   РОЖИН Борис
05.12.2016 - 16:28   СВЯТЕНКОВ Павел

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
2 + 0 =
Например, 1+3 = 4.