Сделают ли евробюрократы из Лукашенко «Горбачева 2.0» — пока неизвестно

Сделают ли евробюрократы из Лукашенко «Горбачева 2.0» — пока неизвестно | Продолжение проекта «Русская Весна»

Прошедшие 13 ноября президентские выборы в Молдове стали апогеем протеста против 25 лет истории интеграции этой страны с ЕС.

Вместо пресловутых «зарплаты, как во Франции», «технологии, как в ФРГ», «социального обслуживания, как в Швеции», Молдова получила потерю территориальной целостности, уничтожение промышленности, массовую миграцию, социальную апатию и политическую депрессию.

Как так получилось, что побочным эффектом тесного сотрудничества с Брюсселем становятся подобные провалы государственного строительства и почему евробюрократы используют одинаковые шаблоны как для Молдовы, так и для Белоруссии?

Попробуем определить топ-5 молдавских уроков для Белоруссии.


 
Молдавская дорога в никуда

Молдавский путь в Евросоюз — это история определенного и ничем не прикрытого обмана.

Первые десять лет западной мечты для простых молдован с треском провалились, и в 2001 году выборы президента выиграл кандидат Владимир Воронин, обещавший своим избирателям вхождение в Союз Беларуси и России, а также решение приднестровской проблемы через равноправную федерализацию.

Однако ничего этого сделано не было. Напротив, уже через два года после своего избрания Воронин изменил риторику кардинальным образом. Вместо исполнения предвыборных обещаний тогдашний президент Молдовы пошел по диаметрально противоположному пути евроинтеграции.

Итог себя не заставил ждать. Брюссельские партнеры уже в 2009 г. нашли новых партнеров, которые в результате «цветной революции» заместили президента-перебежчика.

После этих событий «евроассоциация» стала мантрой для новых властей Молдовы.

Еврочиновники и их попутчики в Молдове мечтали видеть это государство, как, впрочем, и все государства Восточной Европы, где-то при ЕС.

Это размытое «при» всегда камуфлировалось либо возможной дорожной картой вступления в ЕС, как это было на первом этапе отношений под ошеломляющие овации, вызванные первой и второй волнами его расширения, либо проектом «евроассоциации» как некой подачки для стран, которые никогда не впишутся в Евросоюз на условиях полноправного члена.

Молдове было предоставлено второе поприще. Ей были обещаны рост экономики, быстрый и эффективный выход на уровень жизни среднестатистической европейской страны.

Молдавское руководство настолько рьяно бросилось выполнять все требования и рекомендации старших брюссельских братьев, что получило почетное звание «отличников евроинтеграции».

Действительно, отличиться Молдова смогла. Уровень эмиграции, по разным подсчетам, составляет от 1,2 до 2 млн. человек, что, в общем, представляет собой до 45% от общего количества населения. Благодаря этой инновации 24,9% молдавского ВВП формируется за счет денежных переводов граждан Молдовы из-за границы. Что, как нужно понимать, является новой экономической политикой и «прогрессом» стандартов ЕС.

Реформа госуправления и европейские стандарты борьбы с коррупцией тоже дают о себе знать. «Европейское» правительство осталось в памяти народа благодаря краже из банковской системы страны 1 млрд. долларов, что составляет 15% ВВП Молдовы.

И это только общая картина по первому взгляду, которая дает понять, почему на выборах сторонница евроассоциации Майя Санду, как ни старалась, снискать поддержку подобным реформам не смогла.

А что Беларусь? Почему молдавский урок прежде всего важен для Беларуси?

Наверное, Беларусь — это одна из немногих стран, где 1990-е гг. прошли в, так сказать, «лайт»-варианте. Поэтому неудивительно, что особенно молодое поколение не представляет, что могут нести рецепты евробюрократов «из-за Буга» для Беларуси.


Попробуем выделить
топ-5 молдавских уроков для Беларуси

1. Не ждать финансовой помощи от ЕС.

За весь медовый месяц с ЕС, растянувшийся на семь лет, Молдова как «отличница» евроинтеграции получила 1,534 млрд. долларов безвозмездно, но на условиях:
 

— приватизации за бесценок прибыльных предприятий;
— повышения НДС;
— роста налогов;
— увеличения штрафов;
— заморозки социальной политики;
— закрытия школ.


При этом из всей суммы сам ЕС предоставил Молдове за это же время только 782 млн. долларов (!), что составляет 37 евро на каждого жителя страны в год. И это самое большое предоставление финансовой помощи.

Т.е. чтобы получить эту «огромную» сумму, нужно фактически отказаться от белорусской модели и скатиться к тем последствиям, что сегодня в Молдове налицо.

В белорусском же случае — давайте вспомним, как после отмены части санкций в феврале 2016 г. еврочиновники заявляли, цитирую:
 

«Беларусь сможет претендовать на финансирование Европейским инвестиционным банком (что невозможно, пока санкции в силе). Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), который уже работает в Беларуси с частными компаниями, получит возможность финансировать проекты государственных организаций и предприятий. Кроме того, Евросоюз поддержит заявку Беларуси на вступление в ВТО».


Прошел практически год, и ни одной реально реализованной или начатой реализовываться программы модернизации белорусской экономики со стороны ЕС как не было при санкциях, так и нет сейчас.

Теперь глава представительства ЕС в Беларуси Андреа Викторин подсовывает нам вместо экономического сотрудничества попытки гуманитарных и идеологических трансформаций.

Из этого вытекает и второй урок для Беларуси.


2. Не поддаваться на проекты гуманитарной коррозии из ЕС.

Вспомним Лиссабонское соглашение (Конституцию Евросоюза), где кроме статьи 2 с ее закреплением обязательной идеологии внутри ЕС присутствует также и пункт 5 статьи 3, где четко сказано:
 

«В своих отношениях с остальным миром Союз утверждает и продвигает свои ценности и интересы…»


Да-да, вы не ослышались. «Ценности», а не идеологию. И это вам не Конституция СССР. Это основополагающий акт Евросоюза.

С такими партнерами Молдова быстро ощутила на себе подобное продвижение ценностей ЕС. Это и попытки переписать и даже лишить ее собственной истории (напомню, что сегодня в Молдове не преподается история Молдовы, а изучается лишь «история румын»), и ввести западные нормы и ценности.

Подобные попытки мы можем видеть уже сегодня в отношении Беларуси.

Вместо обещанной модернизации и инвестиций наши западные партнеры предлагают Беларуси совершенно другую повестку дня. Теперь приоритетами стали введение моратория на смертную казнь вопреки решению референдума и создание парламентской комиссии по изменениям избирательного законодательства.

Как вам? Ожидали одного, а получили нечто совершенно другое. Вам это ничего не напоминает?


3. Не отправлять госслужащих на повышение квалификации в ЕС.

Снятие части санкций с Беларуси сразу же послужило поводом для разного рода предложений повысить квалификацию белорусским госслужащим.

В одном из заявлений брюссельских евробюрократов можем видеть намерение Еврокомиссии начать целевое сотрудничество Twinning с Беларусью уже с 2016 года. Смотрим, что это такое, и открываем ссылку. Читаем и видим:

«Twinning — это инициатива Европейской комиссии, изначально задуманная для того, чтобы помочь странам-кандидатам приобрести необходимую квалификацию и опыт для принятия, внедрения и практического осуществления законодательства ЕС».

Каким кандидатом является Беларусь? Куда?

То ли Еврокомиссия что-то попутала, то ли она надеется переориентировать Беларусь. Второе, скорее всего, более реалистично.

Вот собираются еврочиновники повышать квалификацию белорусским управленцам. А зачем?

Посмотрим на опыт Молдовы в этой сфере, на качество работы их чиновников с повышенной в ЕС квалификацией. Госслужащие Молдовы после западного образования на деле оказываются в числе самых коррумпированных.

На сегодняшний день по уровню коррупции Молдова находится в одном ряду с Эфиопией, Доминиканской Республикой и Косово.

А если еще и присоединить сюда «шоковую терапию», проведенную в Молдове в 1990-е годы?

А теперь обратим внимание на тех, кого готовят в этих западных учреждениях.

Официальная биография ставленницы коллективного Запада и конкурентки проевразийского кандидата Игоря Додона Майи Санду гласит:
 

«В 1989—1994 годах училась в Академии экономических наук Молдовы (ASEM). С 1995 по 1998 изучала международные отношения в Академии государственного управления при Президенте Республики Молдова. В 2010 году окончила Гарвардский институт государственного управления им. Джона Ф. Кеннеди».

И это она обучалась в Гарварде в свои 38 (!) лет. Какие знания она могла там получить и какое образование?..

Теперь переместимся через границу и заглянем в биографию бывшего губернатора Одесской области, а до этого президента Грузии Михаила Саакашвили. Читаем:
 

«Получив грант, отправился в Международный институт прав человека в Страсбурге. Через год, как стипендиат Госдепартамента США, был направлен на обучение в Колумбийский университет (Нью-Йорк), где в 1994 году получил степень магистра права. Учился в Университете Дж.Вашингтона в Вашингтоне, стажировался в Академии европейского права во Флоренции и в Академии международного права в Гааге.

Работал в Норвежском институте прав человека в Осло, затем в нью-йоркской юридической фирме Patterson, Belknap, Webb & Tyler, которая занималась правовым обеспечением американских нефтегазовых проектов в СНГ. (Отмечают, что в Грузии эта компания стала юридическим партнёром молодёжной организации «Кмара», которая сыграла свою роль в «революции роз».)».

А теперь посмотрим на Кирилла Рудого, отца белорусской версии структурных реформ, именуемой некоторыми специалистами «шоковой терапией», а в Беларуси сегодня более известной как «финансовая диета». В его биографии читаем:

«Учился в США: спустя три года после защиты кандидатской Кирилл стал самым молодым стипендиатом программы Фулбрайта, по которой прошел 4-месячную стажировку в Америке. Там он проводил научно-исследовательскую работу по «плану финансовой стабилизации в странах СНГ».

Не правда ли, любопытные совпадения? А что в итоге можно было видеть в Молдове? Чему научили?


4. Не следовать «шоковым терапиям» и «финансовым диетам» из ЕС.

«Вашингтонский консенсус» — это всем известная формула реформ, взятая из рецептов для Латинской Америки и шаблонно привязанная ко всем странам постсоветского пространства.

Именно эта формула сегодня предлагается Беларуси как инновационный способ экономических реформ.
 


Он сводится к 10 правилам:

— Поддержание фискальной дисциплины (минимальный дефицит бюджета).

— Приоритетность здравоохранения, образования и инфраструктуры среди государственных расходов.

— Снижение предельных ставок налогов.

— Либерализация финансовых рынков для поддержания реальной ставки по кредитам на невысоком, но всё же положительном уровне.

— Свободный обменный курс национальной валюты.

— Либерализация внешней торговли (в основном за счет снижения ставок импортных пошлин).

— Снижение ограничений для прямых иностранных инвестиций.

— Приватизация.

— Дерегулирование экономики.

— Защита прав собственности.
 



Что это дало Молдове? На предложенной диаграмме можно увидеть изменение структуры молдавской экономики.


Трансформация структуры молдавской экономики с 1989 по 2015 гг.

Главным итогом всего экономического развития Молдовы стало вытеснение реального сектора экономики, прежде всего ее индустриальной составляющей. Это, в свою очередь, приводит к деградации как общественных отношений, так и технологического потенциала республики.

В Беларуси подобную модель вашингтонского консенсуса прозвали «финансовой диетой», когда во имя неких абстрактных банковских показателей в стране ограничивается денежная масса, сворачивается социальное государство, вводится платная медицина, рыночная цена ЖКХ, проводится приватизация, что, в свою очередь, может породить таких олигархов, как де-факто главный человек Молдовы Владимир Плахотнюк, без которого не совершается ни одного назначения в стране и благодаря которому большинство молдавских средств находится в оффшорах.


5. Не продвигать подозрительные НКО и фонды из ЕС.

Но начинаются все европейские реформы с создания сети влияния, прозападных НКО, фондов, сообществ, инициатив.

Промывка мозгов, создание в обществе желания и эйфории от брюссельского миража, аффектированность психики нереализуемым бредом — это тот способ затуманивания общественного сознания, благодаря которому происходят «цветные революции» и в обществах ставятся недостижимые или бесполезные цели.

Революция в Молдове 2009 г., да и выход нескольких тысяч человек на протесты после победы Игоря Додона, являются следствием того, что гражданское общество в Молдове руководится извне, на средства иных налогоплательщиков и для других целей.
 
А что в Беларуси? Где у нас находится гражданское общество? Приведем цифры общественного мнения «Евразийского монитора» по Беларуси.
 

Настроения по отношению к евразийской интеграции в Беларуси


Как видно, в Беларуси ценностная и геополитическая преемственность в массовом сознании постепенно утрачивается. Если старшие поколения в большинстве своем ориентируются на евразийскую интеграцию, то из молодежи ее приветствуют только 48%.
 
Это говорит прежде всего о провале идеологической и общественной работы государства. Существующие организации либо не справляются с ней, либо занимаются откровенной симуляцией. В стране работает формула «идеологическая вертикаль есть, а идеологии — нет».

Но свято место пусто не бывает. Вместо идеологической вертикали появляются сети прозападных НКО, которые неформально, мягко и комфортно распространяют байки о ЕС. Результаты такой деятельности понятны и риски ясны.

Но вот понимает ли это белорусское руководство?


P.S. В тени Горбачёва

Видно, что коллективный Запад работает по накатанному шаблону и ничего нового изобрести не смог.

При помощи «цветных революций» и госпереворотов свергнуть Лукашенко не получилось. Поэтому теперь тактика другая — внедрение.

По замыслу наших западных партнеров, Лукашенко сам должен подготовить почву для трансформаций, нужных Западу.

Зачем биться о стену, если можно вырастить за стеной изнутри самой системы профессиональных «взломщиков»? Подобная тактика уже проводилась во франкистской Испании или в СССР. Перестройка, гласность, безнаказанность политических хулиганов, откровенных анархофашистов, разжигающих межнациональную рознь — все это первые звоночки.

Но мы существуем на этой планете, чтобы также иметь память и мозг. Ведь опыт Молдовы и их «Горбачева», экс-президента Воронина, потрясает. Грабли, которые создала евробюрократия для Молдовы, сегодня подсовывают на белорусском пути. А ведь разбиться о грабли так просто, а распознать и обойти их получается не всегда.

Сделают ли евробюрократы из Лукашенко «Горбачева 2.0» — пока неизвестно. Но следует надеяться, что горький опыт наших соседей станет для нас отрезвляющей прививкой.

Пётр Петровский

 

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle
Мнения
09.12.2016 - 8:33   БАБИЦКИЙ Андрей
09.12.2016 - 7:14   КАТАСОНОВ Валентин
09.12.2016 - 0:16   РОЖИН Борис
08.12.2016 - 20:43   БАБИЦКИЙ Андрей

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
3 + 2 =
Например, 1+3 = 4.