В пользу диссидентов и украинских экспертов: в России решили создать службу по защите прав душевнобольных

В пользу диссидентов и украинских экспертов: в России решили создать службу по защите прав душевнобольных | Продолжение проекта «Русская Весна»

При уполномоченном по правам человека в России будет создана служба по защите прав пациентов психиатрических учреждений, сообщила омбудсмен Татьяна Москалькова.

«Основная задача службы — контроль за психиатрическими учреждениями закрытого типа. В нее должны входить люди, обладающие специальными познаниями в психиатрии, и правозащитники. К этой работе могут быть привлечены и организации типа общественных наблюдательных комиссий (ОНК, проверяют соблюдение прав заключенных)», — приводят «Известия» слова Москальковой.

«Основная задача службы — контроль за психиатрическими учреждениями закрытого типа. В нее должны входить люди, обладающие специальными познаниями в психиатрии, и правозащитники».

По мнению уполномоченного, служба должна быть независимой от Минздрава и состоять из профессионалов, главной целью которых должен быть контроль за учреждениями, где содержатся страдающие психическими заболеваниями люди.

Теперь, когда принципиальное решение о создании службы при уполномоченном принято, предстоит определить, будет ли специальное подразделение создано внутри аппарата уполномоченного или при аппарате, сообщила омбудсмен. Кроме того, надо будет внести изменения в законы об уполномоченном и о психиатрической помощи.

«Предполагается, что если такой закон будет принят, то он вступит в силу в 2019 году, сообщила Москалькова. — Надо будет рассчитать вопросы финансирования, кадрового обеспечения, определить функционал».

Положение о службе по защите прав пациентов есть в ст. 38 принятого еще в 1992 году закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». В ней сказано, что «представители этой службы защищают права пациентов, находящихся в психиатрических стационарах, принимают их жалобы и заявления, которые разрешают с администрацией данного психиатрического учреждения либо направляют в зависимости от их характера в органы представительной и исполнительной власти, прокуратуру или суд».

Однако за прошедшие 25 лет эта служба так и не была создана. До сих пор нет ни закона, ни постановлений, регламентирующих его работу. В итоге сейчас есть органы, защищающие права женщин, детей, заключенных и других категорий граждан. А страдающие тяжелыми заболеваниями люди находятся в полной зависимости от администрации больниц, которая фактически никому кроме прямого начальства не подотчетна и обладает в стенах учреждения абсолютной властью. Жаловаться пациентам некому, а многие и просто не в состоянии этого делать.

Несколько лет назад вице-премьер Ольга Голодец поручила решить этот вопрос. Однако дело застопорилось на этапе согласования, при какой структуре служба должна быть создана. Не один год решался вопрос, будет ли она работать при уполномоченном или при Общественной палате. Предыдущий омбудсмен Элла Панфилова от этого предложения отказывалась. А сменившая ее в апреле этого года Татьяна Москалькова дала на прошлой неделе свое согласие.

«В Совете Федерации был поставлен вопрос, чтобы создать службу под эгидой уполномоченного по правам человека, — рассказала Москалькова. — Мы с коллегами из аппарата провели внутреннее совещание. Долго взвешивали, как мы сможем выполнить эту работу, как она сочетается с законом об уполномоченном по правам человека. И мы пришли к выводу, что, наверное, это было бы наиболее оптимальным с точки зрения защиты прав и интересов человека».

Служба будет защищать не только права пациентов медицинских психиатрических лечебниц. Около 150 тыс. россиян живут в психоневрологических интернатах, подведомственных Минтруду. Формально это не медицинские клиники, а учреждения социального обслуживания. Но условия там не лучше.

Постояльцы ПНИ далеко не всегда страдают психическими заболеваниями — туда, как правило, прямиком попадают воспитанники сиротских учреждений с инвалидностью и пожилые люди, от которых отказались родственники. Бывает, что родственники добиваются признания человека недееспособным и отправляют в специнтернат, чтобы получить его жилье.

В понедельник в Совете Федерации состоится круглый стол, на котором будет обсуждаться положение пациентов психиатрических больниц и постояльцев ПНИ. В частности, сенаторы и представители общественных организаций рассмотрят законопроект об опеке и попечительстве (полное название — «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях повышения гарантий реализации прав и свобод недееспособных и не полностью дееспособных граждан»). Этим летом он был принят в первом чтении. В документе зафиксирован целый ряд положений, призванных облегчить жизнь тех, кто столкнулся с этой системой.

Один из авторов законопроекта, статс-секретарь Федеральной палаты адвокатов, член Совета по попечительству в социальной сфере при вице-премьере Ольге Голодец Константин Добрынин пояснил, что документ сужает возможности врачей ограничивать права граждан в психбольницах и интернатах и запрещает принудительно удерживать их в ПНИ.

Кроме того, в законе вводится понятие «частичная опека», когда функции «частичного» опекуна распространяются лишь на некоторые сферы жизни подопечного. А также разрешается иметь несколько опекунов. Над этими поправками, подчеркнул Добрынин, Совет по попечительству и законодатели работали много лет.

«Если человек попал в интернат, опекунские функции исполняет интернат, и никто другой не имеет права вмешиваться в жизнь подопечного. Предлагается же обязательное назначение частичного соопекуна», — рассказал Добрынин.

Первый зампредседателя комитета Совета Федерации по социальной политике Людмила Кононова, один из авторов закона об опеке, пояснила, что будет с коллегами рекомендовать его одобрение во втором чтении в весеннюю сессию. Но окончательное принятие, считает сенатор, следует отложить до вступления в силу закона «О службе по защите прав пациентов», чтобы оба закона заработали одновременно.

Сенатор подчеркнула, что сейчас многие волонтеры хотят работать в ПНИ, но они туда не допущены.

«Более того, не допущены туда даже родственники. Мама совершеннолетнего недееспособного человека не может прийти к нему в ПНИ, забрать, погулять с ним. Это можно сделать только с разрешения администрации. Необходимо, чтобы эта система перестала быть такой закрытой», — сказала Кононова.

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
1 + 0 =
Например, 1+3 = 4.