Ангела Меркель на четырёх стульях

Ангела Меркель на четырёх стульях | Продолжение проекта «Русская Весна»

Решение Ангелы Меркель выдвинуть свою кандидатуру на пост федерального канцлера Германии на четвёртый срок позволяет разглядеть основные линии противостояния в предвыборной борьбе. Всеобщие выборы в Германии должны состояться в промежуток между 27 августа и 22 октября 2017 года, и новый состав бундестага изберёт канцлера.

Ранее о намерении Меркель сообщали высокопоставленные партийные функционеры Христианско-демократического союза (ХДС) по итогам закрытого заседания президиума партии в Берлине 20 ноября. 

Согласно исследованию, проведенному социологической службой Emnid по заказу Bild, более половины немцев (55 %) готовы поддержать Ангелу Меркель в случае её выдвижения на пост канцлера Германии на четвёртый срок. 39% высказались против. 

Однако канцлера будут выбирать депутаты нового состава бундестага, а там расклад голосов может оказаться совсем не таким. По состоянию на середину ноября рейтинг ХДС составляет 30 % и сохраняет тенденцию к понижению. Уровень поддержки Социал-демократической партии (СДПГ), от которой в федеральные канцлеры, скорее всего, будет баллотироваться её лидер, нынешний вице-канцлер и министр экономики и энергетики Зигмар Габриэль, составляет 22,5%. Третьей по влиянию политической силой страны является «Альтернатива для Германии» - 14,5%, далее идут «Левые» (11,5%), «Зеленые» (10,5%) и свободные демократы (6,5%). 

Такой расклад предвещает упорную борьбу, где возможны самые неожиданные комбинации. При этом ситуация в Германии и в мире в целом может подорвать позиции ХДС и лично Ангелы Меркель – в первую очередь из-за неурегулированности проблемы беженцев, усугубления противоречий в рядах Европейского союза, а также ожидаемой переориентации политики США при президенте Дональде Трампе с европейского на азиатское и латиноамериканское направления.

По свидетельству Sueddeutsche Zeitung, общество поляризовано, и Ангела Меркель ожидает «нападений со всех сторон»: с крайнего правого фланга, «как ещё никогда до этого», и, конечно же, с левого фланга. 

Первый телефонный разговор, состоявшийся у Меркель с Трампом, уверенности федеральному канцлеру не добавил. Звонок состоялся по инициативе Меркель. Она поздравила Трампа с победой на выборах и отметила, что будет рада принять его на саммите G20 в Гамбурге летом 2017 года. При этом Меркель напомнила своему собеседнику о «давних связях» между США и Германией. Реакция на эти слова избранного президента США осталась неизвестной.

Так или иначе, в Берлине начали задумываться о «перезагрузке» своей политики. Примечательно, что основным полем взаимного прощупывания Германии и США в новых условиях могут стать не европейские проблемы и даже не Сирия, а Китай. Стремлением вписаться в новый курс американской политики, возможно, объясняются и намеченные германскими властями жёсткие меры по ограничению торгово-экономического проникновения Китая в Европу и присутствия китайских капиталов в инвестиционных портфелях ведущих германских компаний.

Впрочем, эти меры могут повредить и самой Германии. В 2015 г. в структуре германского экспорта Поднебесная занимала пятое место, опережая таких традиционных торгово-экономических партнеров ФРГ, как Италия, Австрия и Польша, а также соседнюю Швейцарию. Ещё более показательной является структура германского импорта. В ней китайская продукция вышла на третье место, лишь немного уступая Франции (7,3% против 7,6%). А учитывая темпы развития китайской экономики, приблизиться к показателю Нидерландов (13,7% в структуре импорта ФРГ) у Китая, вероятно, много времени не займёт. При этом особое значение имеет то, что торговля КНР с Германией хорошо сбалансирована (6% по экспорту и 7,3% по импорту в германском внешнеторговом балансе).

Следят за этой динамикой и в Вашингтоне. Что касается первых заявлений избранного президента США, то они объективно отвечают интересам Китая. В частности, это касается его намерения оформить в виде своего первого президентского указа выход страны из соглашения о Транстихоокеанском партнёрстве (ТТП), которое разрабатывалось администрацией Барака Обамы в качестве меры противодействия тому же Китаю.

От внимания китайских средств массовой информации не укрылось также то обстоятельство, что Трамп в отличие от своего предшественника воздерживается от жёстких заявлений по проблемам безопасности в Восточной Азии, в частности по территориальным спорам в акватории Южно-Китайского моря. В Пекине расценивают это как важное подтверждение прагматизма новой администрации, её стремления деполитизировать отношения Вашингтона с ведущими государствами мира, сделать упор на экономическом взаимодействии.

Вместе с тем заявленные новыми американскими властями меры по защите национального рынка и производителей могут серьёзно подорвать взаимодействие Америки и Китая. В частности, сенатская комиссия по финансам уже ограничила китайские инвестиции в США. Кроме того, в планы Дональда Трампа входит борьба с «валютными манипуляциями» Пекина и нарушениями прав интеллектуальной собственности, лишение Китая экспортных субсидий, возвращение предприятий из Китая в США. 

В целом первые заявления и действия избранного президента США открывают новые «окна возможностей» для взаимодействия ведущих мировых игроков – самих США, Китая, России, Европейского союза. На этом фоне действия правительства Меркель оставляют впечатление неуверенности, а её стремление усидеть на четырёх стульях – германском, общеевропейском, американском и китайском – может повлечь не очень приятные для неё последствия на предстоящих выборах.

Пётр Искендеров

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
1 + 0 =
Например, 1+3 = 4.