Сирия: контрнаступление под Пальмирой и срыв атаки на Дамаск | Продолжение проекта «Русская Весна»

Сирия: контрнаступление под Пальмирой и срыв атаки на Дамаск

По состоянию на сегодняшнее утро новости из Сирии и вокруг неё следующие.

Под Пальмирой сирийская армия при поддержке российских ВКС организовала контрнаступление и отбила, согласно сообщениям, ряд утраченных ранее позиций.

Её задачей является возвращение потерянных ранее нефтяных месторождений и подготовка к наступлению на сам оставленный город.

Неизвестно, насколько прочный успех завоёван САА, однако поступило сообщение о сопутствующей ликвидации одного из руководителей ТОЗР ИГ, командовавших операцией под Пальмирой — некоего Умара Асада. По информации из Дамаска, командир террористов был уничтожен в ходе атаки российской авиации.

Тем временем под Дамаском, в Восточной Гуте, сообщает Al Masdar, неудачей окончилась попытка джихадистов из группировок «Джайш аль-Ислам» и «Файлак аль-Рахман» прекратить многомесячную вражду и отбить территории, потерянные в восточных пригородах столицы в последние полгода. Точки сбора группировок были обстреляны 105-й бригадой республиканской гвардии САА ракетами «земля — земля», результатом чего стали потери и бегство приготовившихся было к массовому наступлению боевиков.

И наконец — неожиданная новость пришла из Франции. Крупнейшее национальное издание «Фигаро» опросило 90 000 своих читателей на предмет «кто, по-вашему, должен быть у власти в Сирии» (не спрашивайте, почему это было предложено решать французам. Мы не знаем).

Результат опроса несколько удивил организаторов: 58% читателей полагают, что у власти должен остаться действующий президент Сирии Башар Асад.

Напомним: именно официальная Франция является одной из главных противниц сирийского государства в международной дискуссии. Именно от Франции исходит едва ли не большинство «инициатив» в Совбез ООН, предполагающих то введение «бесполётной зоны» над Алеппо, то осуждение действий России.

Таким образом, опрос в «Фигаро» в очередной раз демонстрирует разнобой между позицией официальной французской администрации, реликта «обамовской западной элиты», и собственно мнением граждан.