«Так мы рискуем стать маргиналами», — Нью-Йорк Таймс о русско-турецком ударе по ИГ | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Так мы рискуем стать маргиналами», — Нью-Йорк Таймс о русско-турецком ударе по ИГ

Передовица «Нью-Йорк Таймс» посвящена крайне неприятному событию.

«Российские боевые самолёты произвели ряд воздушных атак в поддержку турецкого наступления на Исламское государство (Запрешена в России); налицо серьёзная эволюция в укреплении русско-турецкого военного партнёрства. Усиление связей грозят маргинализовать США в решении судьбы Сирии», — сообщает издание.

Суть дела: после нескольких недель попыток турецких войск взять северо-западный форпост игиловцев эль-Баб (турки и союзные им «умеренные» боевики из «Сирийской свободной армии» по меньшей мере трижды атаковали удерживаемый террористами город и были вынуждены с потерями отступать) к ним присоединились на минувшей неделе российские ВКС. Это первый случай открытых совместных боевых действий России и страны НАТО. В это время «США пытаются удержать акцент в наступлении на Ракку, самопровозглашённую столицу ИГ».

Издание предполагает, что Москва и Анкара могли прийти к следующему негласному соглашению: Турция создаёт на севере Сирии своего рода «зону безопасности», в которой борет курдских партизан. Россия спокойно укрепляет власть Дамаска на остальной территории страны, где расположены основные города, нефтяные месторождения и большая часть населения. Россия не мешает Турции бороться с курдами, Турция не требует больше «Асад должен уйти, никакого мира с режимом Асада».

Данное событие тревожно не только потому, что совместная военная деятельность союзника США с официально названной «главной угрозой» слишком наглядно демонстрирует, что «проклятые вопросы» конкретных регионов можно решать без самопровозглашённого мирового начальства.

В случае с Сирией возникает ещё и длительная неприятная ситуация, при которой Турция будет в обозримом будущем воевать с союзными США курдскими отрядами, что никак не поспособствует восстановлению влияния американцев на Анкару.

Есть основания полагать, кстати, что именно этими последними действиями военных России и Турции вызвана достаточно истерическая риторика уходящей администрации, выразившаяся в заявлении главы Пентагона Эштона Картера о «нулевом вкладе России в борьбу с ИГ» (США приписывают себе около 50 тыс. уничтоженных боевиков «халифата», РФ — около 35 тыс.).

В целом расстановка сил в регионе претерпела за минувший год драматические изменения. В начале 2016-го, после атаки ВВС Турции на наш Су, доминирующему положению Америки ничто, казалось, не угрожало. Вообразить себе какой-либо «мирный процесс» без участия Вашингтона было почти невозможно.

Сейчас такой процесс стал реальностью, а сирийская война превращается в один из самых ярких внешнеполитических провалов Обамы.

И смена хозяина в Белом доме тут поможет не слишком: под руководством Д. Трампа США придётся уже не «создавать архитектуру послевоенного региона», а последними входить в проект замирения Сирии, разработанный и реализуемый без них.

Стоит добавить, что и это Трампу может не позволить сделать собственная элита. Он находится под продолжающейся кампанией по делегитимизации, цель которой — по возможности купировать все его попытки «заключить новую глобальную сделку». При этом организаторы кампании уже убедительно показали: нет такого урона для Америки, на который они не готовы пойти в ближайшие четыре года, лишь бы не «менять концепцию».

И если Д. Трамп не сумеет переломить их давление — то международная «маргинализация Америки» будет продолжена.

В свете этого сегодня не без интереса читается, кстати, аналитика той же «Нью-Йорк Таймс» минувшего лета, в которой сообщается, что «И Турция, и Россия сейчас изолированы на мировой арене и поэтому ищут пути навстречу друг другу». Это доказывает, что в наше время всё меняется весьма быстро.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS