Германия и военное лидерство в Европе | Продолжение проекта «Русская Весна»

Германия и военное лидерство в Европе

С одной стороны, Германия виновата в том, что не становится военным лидером Европы.

А с другой — любые ее поползновения в этом направлении встречают критику партнеров по ЕС.

...Существуют оправданные опасения, что после Brexit и избрания Трампа президентом США в Европе уже в ближайшее время образуется вакуум в военном отношении.

В октябре прошлого года канцлер Германии Ангела Меркель заявила: 

«В XXI веке мы не будем получать столько помощи, как получали в XX. Мы должны тратить больше на обеспечение нашей внешней безопасности. Конфликты этого мира уже на пороге Европы».

За роль первой скрипки в обеспечении безопасности в Европе и за представление Европы на мировой арене борьбы с терроризмом поборются Франция и Германия.

Политику Германии в сфере военной активности обуславливают пять основных факторов:

Первый. В 2011 году Германия при голосовании в Совете Безопасности ООН воздержалась от утверждения бесполетной зоны над Ливией. Это сильно ударило по позиции Германии на международной арене. Среди союзников по альянсу страна стала считаться ненадежным партнером. В НАТО, ЕС и ООН к Германии изменили отношение. Под сомнения была поставлена готовность Германии защищать интересы Запада, отстаивать западную цивилизацию и ее ценности в глобальном мире. Поэтому сегодня руководство Германии стремиться реабилитироваться.

Второй. Распространение террористической угрозы, наплыв мигрантов, война на Ближнем Востоке вызвали давно забытое в немецком обществе чувство тревоги за свою безопасность. И политики это хорошо понимают. В итоге случилось ранее неслыханное для немцев: Германия стала участвовать в войне против ИГ. Хоть и в составе сил Коалиции, но без мандата ООН. Разительна и перемена в обществе. Внутренние социальные протесты против участия Германии в войне гораздо слабее, чем например, антивоенные выступления в тех же 80-х.

Третий. События на Донбассе и в Крыму поставили под вопрос отношения с Россией. Вдруг стало ясно, что очень легко и быстро может вернуться ситуация, когда классическая война разгорается между государствами, а не между государством и группой повстанцев или террористов. В составе сил быстрого реагирования НАТО создало оперативную группу повышенной готовности. С 2017 года в странах Балтии и в Польше будут развернуты и уже развертываются дополнительные части альянса, и, скорее всего, именно Германия в итоге предоставит для этого наибольшее после США количество военнослужащих.

Четвертый. После Brexit, терактов и наплыва мигрантов в первую очередь в Германию растет угроза существованию проекта ЕС как такового. В Европе возникает все больше вопросов, нужна ли ей вообще такая Германия, которая не может обеспечить даже собственную безопасность. Усиление военной активности призвано показать европейским партнерам, что Германия в состоянии оставаться интеграционным локомотивом Европы.

Пятый. Германия остается самой крупной, успешной и динамично развивающейся экономикой Европы. У партнеров по ЕС и НАТО возникают претензии: Германия почивает на экономических лаврах, купается в богатстве, и при этом ничего не делает для европейской безопасности. Германия медленно и нехотя движется в сторону признания себя лидером Европы, что должно быть подтверждено не только экономически, но и военной мощью.

Ни нашим, ни вашим

Беда в том, что одновременно в самой Европе мало кто доверяет Германии, памятуя о прошлом. И мало кто вообще сегодня готов вырабатывать общеевропейскую военную политику. Германия стала заложником данной ситуации.

В 2011 году министр иностранных дел Польши Радек Сикорски заявил:

«Скорее всего, я буду первым министром иностранных дел Польши, который скажет это. Но я скажу это: я боюсь мощи Германии меньше, чем бездействия Германии».

С одной стороны, Германия виновата в том, что не становится военным лидером Европы, а с другой — любые ее поползновения в этом направлении встречают критику партнеров по ЕС.

Пока же Германия планирует достичь определенной в 2014 году на саммите НАТО цели в выделении 2% ВВП на оборону, направлять 20% военного бюджета на военно-технические разработки, увеличить свои вооруженные силы на 14 тысяч человек и увеличить военный бюджет с 34,3 млрд евро в 2016 году до 39,2 млрд в 2020 году.

Одновременно с этим министр обороны Германии просит 130 млрд евро на перевооружение армии, так как после недавней проверки боеготовности вооруженных сил страны стало ясно, что менее половины тяжелой техники, самолетов, вертолетов, кораблей пригодны для участия в реальных боевых действиях.

Илья Плеханов

Выбор редакции
Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS