Комбат Гиви предан земле рядом с Моторолой. На прощание с Гиви пришли пятьдесят тысяч человек (ФОТО, ВИДЕО) | Продолжение проекта «Русская Весна»

Комбат Гиви предан земле рядом с Моторолой. На прощание с Гиви пришли пятьдесят тысяч человек (ФОТО, ВИДЕО)

«Спасибо! Гиви — герой!», — скандируют дончане, провожая Михаила Толстых в последний путь. Тысячи людей выстроились в скорбную очередь.

20-градусный утренний мороз кусал лицо и руки. Дончане пешком тянулись к Донбасс-опере, чтобы сказать последнее «Прощай» легендарному командиру подразделения «Сомали» Михаилу Толстых. Или Гиви, как его все называли. Несмотря на пронизывающий холод, уже за час до начала церемонии у входа в оперу собрались несколько сот человек. И с каждой минутой хвост очереди рос, стекая по лестницам на площадь, с площади на улицу Артема… Что-то сильно громыхнуло в районе аэропорта. Люди, переминаясь с ноги на ногу, обсуждали, долетит ли до центра что-нибудь с Песок. Или Авдеевки. Обсуждали со знанием дела, калибров и радиуса действия. В Донецке все — немножко военные эксперты.

— Он был для нас героем, — говорит Екатерина. — Защищал Донецк. Очень хороший человек. Жаль, что он погиб. Была поддержка, опора… Слезы текут. Сначала Моторола ушел, теперь Гиви… Как без брата осталась.

— Это большая потеря, словно сына хороню, — не сдерживает слез. — Пусть они знают, что никогда не победят нас, стреляя в спину. Мы русские.

У молодой девушки в очереди подкашиваются ноги, ее подхватывает стоящий рядом парень и на руках несет к дежурной скорой помощи. Мимо пушечного лафета, на который позже поставят гроб с телом Гиви.

Вдоль него нескончаемым потоком идут люди с серыми лицами. Мать и сестра Михаила Толстых сидят здесь же. Кажется, что сил плакать у них уже нет. Они смотрят сквозь людей, сосредоточенные на своем горе. Михаил не раз говорил матери: «Ты должна быть готова ко всему. Это война». Но как подготовить себя к смерти родного сына?

К гробу подходит девочка лет десяти. В форменном камуфляже, черном берете. Отдает честь и отходит. Я видел ее на похоронах у Моторолы, догоняю на улице.

— Он был хорошим добрым человеком, настоящим мужчиной, который защищал Донецкую народную республику, — говорит Ангелина. — Я просто плакала, рыдала от того, как укропы подло поступили с ним.

На лестнице перед Донбасс-Оперой Ангелина читает стихи, которые написала ее бабушка:

Ах как жизнь вы любили, ребята.

Как стремились к вершинам своим.

Два героя, два лучших комбата.

Мы ваш подвиг в сердцах сохраним,

Жизнь Донбасса поставив на карту,

Не надеются пусть упыри…

За ребят отработает «Спарта»!

Отомстит батальон «Сомали»!

В 12:20 гроб с телом Михаила Толстых вынесли из здания донецкой Оперы.

— Спасибо! Спасибо! — скандировала многотысячная толпа. — Гиви — герой! Гиви! Герой! Не забудем, не простим!

Тяжелый тягач. За ним лафет с гробом и гаубица. Бесслезно рыдающая мать. Поддерживающая ее сестра. И десятки тысяч дончан за их спинами — скорбным щитом.

Топ недели