RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   81,7788
1 EUR   72,4659
1 USD   62,2934
10 UAH   23,7489
Мытарства по больницам: главный фискал Украины Насиров поделился впечатлениями от своих вояжей между больницами и судами | Продолжение проекта «Русская Весна»

Мытарства по больницам: главный фискал Украины Насиров поделился впечатлениями от своих вояжей между больницами и судами

Отстраненный глава ГФС Роман Насиров сделал заявление из Соломенского суда Киева, где он находится в ожидании заседания. Он назвал маразмом решение о залоге в 2 миллиарда гривен, рассказал, как его 4 часа возили по городу после того, как забрали из «Феофании», а также отметил, что его дело очень политизировано. Об этом сообщает РБК Украина.

«Исходя из последних двух дней, ожидания непонятные, потому что детективы НАБУ откровенно демонстрируют свою власть по отношению ко мне», — прокомментировал ожидания от сегодняшнего заседания Насиров.

Он уточнил, что под «демонстрацией власти» со стороны НАБУ имел в виду действия, когда его в бессознательном состоянии забрали из клиники «Феофания».

«Я пришел в сознание в институте Стражеска. Потом меня привезли сюда (в Соломенский суд. — RN). 4 марта, после суда, должны были доставить в «Феофанию», в стационар. Но вместо этого четыре часа ездили по городу. Сначала опять в Стражеска, где хотели меня оставить, но им отказали, потому что это противоречит лечебному процессу. Потом — в БСП. Там категорически сказали, что это бред, и меня надо доставлять по месту лечения. И только в три часа ночи мы вернулись в «Феофанию», — рассказал Насиров.

По его словам, при этом ему не объясняли, что происходит.

«После заседания суда сказали, что мы едем в „Феофанию“, но фактически поехали в другое место. И все это могут подтвердить. Кроме того, люди, которые меня забирали, были не медицинской бригадой, а сотрудниками правоохранительных органов, как выяснилось, одетые в красные костюмы, как у работников скорой помощи», — добавил отстраненный глава ГФС.

Он объяснил, что те, кто его забирал, отказались показать документы.

«Это очень политизированное дело. Я считаю, что безосновательно меня и службу прикрепили к резонансному делу. Для этого нет юридических оснований. Это подтверждают все юристы, занимающиеся делом. А вот происходящее сейчас, наверное, вдвойне, втройне подчеркивает политизированность дела», — заявил Насиров.

При этом он не сказал, от кого, по его мнению, исходят указания. «Нужно понять, кто сверху и кто дает указания НАБУ (нацбюро по борьбе с коррупцией — RN). Видимо, кто-то на них влияет. У меня уже появляется мысль и есть риски, что на них влияют извне», — пояснил Насиров, но оказался говорить больше.

Он также прокомментировал информацию о рекордной сумме залога.

«Требование 2 миллиардов залога — это вообще маразм. Вам любой скажет, что это ни теоретически, ни практически не реализуемый залог. Требование такого залога прокуратурой или НАБУ — это изначально говорит о том, что это требование ангажированное и цель его — сделать дело более резонансным», — отметил он.

Что касается обвинений в незаконной реструктуризации налогового долга компаний, связанных с бегылм нардепом Онищенко, Насиров отметил, что злоупотребления не было.

По словам отстраненного главы ГФС, обыски были у него в кабинете, дома. «Дома у меня были изъяты незначительные денежные средства, часы, украшения — все они были мной раньше задекларированы. Я не знаю, какое они имеют отношения к делу. Для меня это большой вопрос. На работе был изъят, я точно не знаю, то ли компьютер, то ли монитор. Это то, что мне известно», — отметил Насиров.

Говоря о своем состоянии здоровья Насиров отметил, что у него слабое самочувствие потому что за последние два дня невозможно было проходить лечебные процедуры, даже элементарно поесть.

«Мне был сделан ряд медицинских манипуляций, некоторые из них, наверное, можно считать операцией. Но фактически это был ряд действий, направленных на стабилизацию давления и работы сердца. У меня было предынфарктное состояние. То, что у меня инфаркт, я не говорил», — отметил Насиров.