RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   83,4839
1 EUR   73,3112
1 USD   62,9497
10 UAH   24,0587
Марин Ле Пен о том, что ждать России и миру от Евросоюза и Франции в ближайшем будущем | Продолжение проекта «Русская Весна»

Марин Ле Пен о том, что ждать России и миру от Евросоюза и Франции в ближайшем будущем

Спецкор «КП» Дарья Асламова вспоминает свой откровенный разговор с кандидатом в президенты Франции, который состоялся, когда Марин впервые вступила в борьбу за пост главы государства

Марин Ле Пен и Дарья Асламова в марте 2012 года

Марин Ле Пен и Дарья Асламова в марте 2012 года

Пять лет назад в Страсбурге я встретилась с энергичной впечатляющей блондинкой по имени Марин Ле Пен. Она готовилась к выборам и ошеломила меня своей напористостью и крайне интересной программой. Обе мы почти ровесницы, и, как женщина, я вдохновилась ее вызовом, брошенным миру глобального капитала, в котором правят мужчины. Те выборы она проиграла. Но сейчас история повторяется. Марин Ле Пен удалось выйти во второй тур президентских выборов, как когда-то удалось ее отцу Жан-Мари Ле Пену в 2002 году. Тогда на него с ненавистью навалилась вся политическая элита Франции и задавила. К власти пришел Жак Ширак. Удастся ли Марин противостоять ненависти власть имущих и рабски подконтрольных им СМИ? Или ее постигнет судьба ее отца? Карты брошены. То интервью пятилетней давности по-прежнему актуально. Ее планы не изменились.

Марин Ле Пен во время выборов 2012 года Фото: EAST NEWS

Марин Ле Пен во время выборов 2012 года

«МЫ ПОДЧИНЕНЫ США. А РОССИЮ ОТВЕРГАЕМ КАК ЧУЖДЫЙ ЭЛЕМЕНТ»

- Что такое Евросоюз? Это СССР в европейском масштабе! И так же, как СССР, проект ЕС потерпел политический и экономический крах!..

Марин Ле Пен, депутат Европарламента и дочь знаменитого французского националиста Жан-Мари Ле Пена, - давний и непримиримый противник Евросоюза. Эта яркая звезда на политической сцене Франции вышла в лидеры президентской гонки. Типичная «папина дочка», его краса и гордость. (Хотя с папой в ссоре, по политическим причинам.) В 2011-м была избрана президентом Национального фронта французской ультраправой партии, которую почти сорок лет возглавлял ее отец. Высокая ледяная блондинка, в которой есть что-то от амазонки, - с низким, хрипловатым голосом и умением держать дистанцию между собой и миром. Реалистка и умница, укротившая собственный темперамент непреклонной волей. Ее внешняя сдержанность в сочетании с внутренним накалом чувств создают харизму, легко подчиняющую себе и мужчин, и женщин. Когда ее что-то увлекает, она жадно, по-мужски затягивается сигаретой, а в светлых холодных глазах вдруг вспыхивают огоньки. Словом, она меня очаровала. Но к делу. Что, собственно, энергичная мадам Ле Пен может предложить Франции?

- В действительности ЕС задумывался как противовес США и новый политический игрок на геополитическом поле, - говорит мадам Ле Пен. - Но американская модель интеграции, «плавильного котла» не может быть применена в Европе. Экономически Евросоюз также потерпел катастрофу. У нас самый слабый экономический рост за последние десять лет! Евро, задуманный в качестве инструмента, финансирующего европейскую политическую целостность, не состоялся в качестве единой валюты, пригодной для всех. Есть такое выражение: костюм слишком мал для одних и слишком велик для других. Единственная страна, которой «костюм» евро пришелся впору, тютелька в тютельку, - это Германия. Она играет на валютном поле и постоянно выигрывает.

К чему привело создание Евросоюза? К тому, что у европейских наций забрали суверенитет и шаг за шагом, постепенно передали его в руки технократам, которых никто не избирал и которые ни перед кем не отвечают! (Технократ - высококвалифицированный научно-технический специалист. В наше время к технократам относят также и представителей финансовой элиты. Слово «технократ» приобрело ругательное значение в 2011 году, когда международное банковское лобби с благословения ЕС сумело привести к власти в странах-должниках своих людей - нынешнего премьер-министра Греции банкира Лукаса Пападимоса и премьер-министра Италии финансиста Марио Монти. В обеих странах фактически произошел государственный переворот, при котором от власти были отстранены законные, избранные народом представители. - Д. А.)

Что мы имеем сейчас в лице ЕС? Новый Советский Союз. У нас псевдодемократия, при которой вы можете говорить, даже кричать, только вас никто не слышит. Вспомните историю с европейской конституцией. На референдуме французы ответили «нет» конституции, но она все равно существует! Хотим мы этого или не хотим. Европа управляется европейской бюрократией, которая не только не интересуется мнением народов, но и работает против них. В экономике к власти пришли неолибералы, полностью развалившие систему социальной защиты населения. А наша внешняя политика целиком подчинена США. Это ясно видно на примере отношений Евросоюза с Россией, которую мы, европейцы, фактически отвергаем как некий чуждый элемент. А без России европейская идентичность не может быть полноценной. Если мы в самом деле намерены строить единую великую Европу, она должна тянуться от Лиссабона до Владивостока.

- Когда создавался ЕС, в воздухе витала идея рождения нового «европейского человека» по примеру «советского человека». Возможно ли вообще создание новой идентичности?

- Это утопия. Мечта всех глобалистов - создать людей, у которых нет никакой связи со своей родиной, традицией или историей. «Человека разумного» превратить в «человека глобального», лишенного национальной идентичности и равнодушного к духовным ценностям. В основе этого лежит идея коммерции. Человеком, оторванным от своих корней, легко управлять, а главное - из него можно сделать идеального потребителя и раба.

Глобализация производит товары, используя труд рабов, с тем чтобы продать их безработным. Эта сумасшедшая экономическая система, зарабатывающая на социальном бесправии, должна быть отвергнута с точки зрения гуманности. Китайская рабочая сила - это уже слишком дорого для капитала! Теперь китайцы требуют достойную заработную плату, а капитал движется дальше, в Бангладеш, чтобы найти там новых рабов. Но когда безработные прежде богатого западного мира не смогут покупать даже дешевые товары, произведенные рабами, вся система рухнет! Вот почему нужно возвращаться к сильному государству, восстанавливать границы, вводить таможенные пошлины и препятствовать свободному, никем не контролируемому движению капиталов. Финансовый сектор, погрязший в спекуляциях, нуждается в строгом государственном контроле.

«Я НЕ ЖЕЛАЮ СОБЛЮДАТЬ «РЕЛИГИОЗНЫЙ БАЛАНС»

- После Второй мировой войны главной головной болью Европы была Германия. Одной из целей создания Евросоюза являлся контроль над немецкой державой и ее потенциальной мощью. Что мы имеем сейчас? Германию называют новой хозяйкой Европы. Не пугает ли вас, француженку, этот факт?

- Как минимум настораживает. После войны Германия была унижена, сидела тихо и пыталась не высовываться. Она выплатила все долги, добилась своего объединения после краха СССР и теперь находится в явно доминантной позиции. В сущности, Германия сейчас навязывает свою точку зрения более слабым странам. И не секрет, что она поднялась за счет периферий, таких как Греция, продавая им свою продукцию за евро - валюту, которая выгодна единственно Германии.

- Перейдем ли мы от экономической холодной войны к горячей?

- Мы находимся в предреволюционной ситуации. Глобализация и свободное движение капиталов устанавливают для рабочих всего мира законы джунглей, условия беспощадной конкуренции. Будет ли это война между нациями или война народов против их собственных элит? Скорее второе. Вот поэтому я говорю о революции, а не войне. Глобализация создала маленький класс людей, сверхолигархов, которые владеют всем и держат мир в своих руках. Назовем этот класс плутократией. Народ пытается протестовать, а протесты неминуемо приведут к взрыву.

Элемент конфликта в глобализации заложен также в открытии границ, в массовой миграции населения, во втором великом переселении народов, которое полностью меняет идентичности и образ жизни людей. В арабском мире кипит «революция животов», революция голодных, люди бегут в Европу из Ливии, Египта, Туниса. Мы, конечно, не можем бомбить лодки, на которых плывут беженцы, это немыслимо, но мы должны вести политику предотвращения миграции. Чтобы у иностранцев не было интереса иммигрировать во Францию. У нас в стране к иммигрантам лучше относятся, чем к французам. Они легко получают гражданство, социальную помощь, дотации на жилье, бесплатные медицинские услуги и образование. Им даже легче найти работу. Государство обязывает крупные предприятия брать на работу людей разных культур и разного происхождения. Из соображений политкорректности компании предпочитают нанимать парней по имени Мухаммед, а не Франсуа. Налицо грубое нарушение принципа равенства.

Франция - самая благоприятная для иностранцев европейская страна. Это насос, который втягивает все большее количество иммигрантов. Если мы обрубим этот насос привилегий и льгот, иностранцы сами не захотят приезжать. Как это сделать? Каждый вновь прибывший должен жить только на собственные доходы, а не на помощь государства. Приоритет при найме на работу должен отдаваться французам, иностранцев брать на работу только при условии, что француза это место не привлекает. И надо разобраться с законом «о воссоединении семей», когда к одному иммигранту, нашедшему работу, через пару лет приезжает толпа родственников. За последние тридцать лет благодаря программе «воссоединения семей» во Францию официально прибыли десять миллионов человек! Каждый год легально прибывают двести тысяч человек, а нелегально - почти столько же. Неудивительно, что число безработных теперь выросло до семи миллионов!

Другой вопрос - наша идентичность. Французская революция полностью секуляризировала наши ценности, и вероисповедание во Франции - частное дело. Государство не должно поддерживать и спонсировать религии. Католики, протестанты, евреи - все следуют этому правилу. Единственные, кто выступает против, - исламские фундаменталисты, которые пытаются навязать нам религиозные законы в публичной сфере. В исламе не существует разницы между мирской и духовной жизнью, и мусульмане не желают уважать французский принцип светского государства. Ислам легко идет рука об руку с глобализацией. Почему? Что у них общего? Ислам как глобальная религия отрицает государственные границы и национальную идентичность. А наша французская идентичность - христианская. Нравится это кому-то или нет. И Франция должна уважать свои христианские истоки. Я не хочу, чтобы в нашей стране было столько же мечетей, сколько и церквей. Я не желаю соблюдать некий «религиозный баланс». Если мусульмане хотят иметь новую мечеть, пусть сами за нее и платят. Государство не должно давать на это деньги. И нельзя вводить дополнительные официальные мусульманские праздники, нельзя позволять в государственной школе раздельное обучение для мальчиков и девочек или отдельные мужские и женские часы для посещения бассейна. Есть старое выражение: «Когда ты в Риме - делай как римляне!» А наше нынешнее правительство принимает все условия, которые ему пытаются навязать мусульмане. Надо напомнить им, где проходят границы. Или мы проиграем битву еще до того, как ее начнем.

Вы сейчас в точности повторяете слова Саркози накануне прошлых выборов!

- (Вспыхивает.) Нет! Это он в 2007 году в точности повторял то, что говорили лидеры Национального фронта! Он украл идеи нашей партии, чтобы добиться победы на выборах. Это политическое мошенничество!

- О войне в Ливии французы иногда говорят как о персональной победе Саркози. Мол, Франция снова стала военной державой.

- Участие в войне в Ливии - национальный позор Франции! Это племенная война, в которую французы постыдным образом вмешались и дали оружие в руки фанатикам-исламистам. Не секрет, что повстанцы Бенгази в большинстве своем являлись бойцами «Аль-Каиды», джихадистами. Саркози обеспечил им победу, и сейчас с помощью французского оружия они уничтожают оппозиционеров. Это срам!

Март 2012 года, Марин Ле Пен выступает на предвыборном митинге. Фото: EAST NEWS

Март 2012 года, Марин Ле Пен выступает на предвыборном митинге.

- Если вы станете президентом Франции, какими будут ваши первые и главные действия?

- Первым делом я верну национальный суверенитет нашей валюте. Франция должна выйти из зоны евро, начать чеканить франк и изгнать монополистов с финансовых рынков. Второе: необходимо разделение банков по роду деятельности - на коммерческие депозитно-ссудные, где люди хранят деньги и в которых запрещены рискованные финансовые операции (с последующей частичной национализацией этих банков), и на инвестиционные, которые зарабатывают на рисках. (То, что предлагает мадам Ле Пен, - это фактически возвращение к американскому закону Гласса - Стигалла времен Великой депрессии, остановившему финансовые спекуляции. Идея принадлежала Рузвельту, едва ли не в одиночку боровшемуся с алчным банковским лобби. Закон 1933 года разделил банки на те, которые готовы рисковать, заниматься инвестициями и сомнительными спекуляциями, и те, что управляют вкладами населения, а следовательно, должны минимизировать риск. Отмена этого закона Клинтоном в 1999 году (а в Европе разделение банков отменили еще в 1980-х) положила начало эпохе «финансовых пузырей» и мировому финансовому кризису. Возвращение к закону Гласса - Стигалла - спасительная и крайне разумная мера, на которой настаивают все честные, независимые финансисты. - Д. А.)

И третья мера - умный, продуманный протекционизм и полный контроль границ, чтобы регулировать движение капитала, товаров и людей.

- Для этого вам придется выйти не только из Евросоюза, но и из ВТО!

- Я готова выйти из любых договоренностей, которые представляют угрозу нашим национальным интересам. Вообще вся бреттон-вудская система, предоставляющая огромные привилегии доллару, дышит на ладан. (Бреттон-Вудское соглашение 1944 года создало новую форму денежных отношений и расчетов, согласно которой доллар наряду с золотом стал главной мировой валютой. В результате соглашения, которое, кстати, СССР отказался подписать, США добились валютной гегемонии и полной долларизации мировой экономики. Возник так называемый золотодолларовый стандарт (35 долларов за одну тройскую унцию золота), впервые поставленный под сомнение президентом Франции Шарлем де Голлем. Генерал подогнал в порт Нью-Йорка корабль, набитый «зелеными фантиками» (всего 750 миллионов долларов), и потребовал обменять их на золото. Американцы де Голля прокляли, но деньги поменяли. А вскоре США в одностороннем порядке отказались от золотого обеспечения доллара. Гениальное жульничество всех времен и народов! - Д. А.)

Весь мир оказался в заложниках у доллара, у бумажной валюты, ничем не обеспеченной. Посмотрите на Китай, эту осторожную, ответственную страну, которая повсюду скупает золото и серебро. Мир настоятельно нуждается в резервных валютах или даже в полиметаллической валютной системе. Мы должны покончить с чрезмерными привилегиями, предоставленными доллару.

- Я не хочу вас пугать, но любой человек, выступающий против власти доллара и мирового правительства в лице банкиров, закончит как Джон Кеннеди. Президент США, восставший против Федеральной резервной системы, был застрелен публично, на глазах у всего мира.

- Я также помню о судьбе Шарля де Голля, который в одиночку вел войну с долларом. Революция 1968 года во Франции была специально организована с целью лишить де Голля власти. Но я не боюсь. Жанна д’Арк умерла в 19 лет, но успела совершить великие дела. А мне уже 43 года. Чего же мне бояться?

- Есть более унизительные и куда менее красивые способы убрать людей. Вспомните, что случилось с главой Международного валютного фонда Домиником Стросс-Каном! 3 апреля 2011 года он выступил с важной концептуальной речью, в которой бросил вызов доллару и принципам свободного финансового рынка. А уже 14 мая его арестовали по подозрению в изнасиловании горничной.

- Стросс-Кан - слабохарактерный мужчина. Я женщина, и у меня нет подобных грешков.

- Но что мы, женщины, можем сделать в абсолютно мужском мире политики?

- Очень многое. Мы твердо стоим на земле и по природе своей реалистки. Женщины не могут улететь в высокие сферы и потеряться там, потому что они - матери. Мы ответственны за детей, а значит, и за мир, в котором они будут жить. Мы не витаем в облаках.

11 марта 2012 г.