Взаимопонимание Израиля и Индии — вызов исламскому миру | Продолжение проекта «Русская Весна»

Взаимопонимание Израиля и Индии — вызов исламскому миру

«Когда вы слышите, как премьер-министр одной страны говорит своему коллеге, что дружба их народов — это „брак, совершенный на небесах, но мы реализуем его здесь, на земле“, ваша первая реакция, скорее всего, будет: этому человеку нужен другой спичрайтер! Тем не менее, если проследить за визитом индийского премьер-министра Нарендры Моди в Израиль, который завершился в четверг, 6 июля, вы поймете, что эти слова, произнесенные Биньямином Нетаньяху, были полны чувства, но не были перебором», — пишет издание The Wall Street Journal.

Нетаньяху начал свою речь с того, что обе страны синхронно обрели независимость в конце 1940-х. Он сказал, что обе страны «росли, росли, росли и теперь встретились», — Нетаньяху медленно поднимал и наконец соединил руки на уровне своего лица. Также он упомянул «нашу молодежь — молодых людей Индии и Израиля».

Визит Моди в Израиль — первый для главы Индии за все 70 лет после обретения независимости. У стран были дипломатические отношения в течение четверти века, но ни один индийский премьер не осмелился на официальный визит из-за боязни обидеть арабских союзников Индии (и тем самым поставить под угрозу поставки нефти) — это всегда подразумевало «анафему» со стороны исламского мира. Индия также отвернулась от Израиля из-за политики блока «Движения неприсоединения», в соответствии с которой нормальной практикой стало критиковать израильтян за то, что они стали «колонистами» на палестинской земле.

Взаимопонимание между премьер-министром Индии Нарендрой Моди и премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху теперь в зените; отношения развились в полноценную дружбу, полную прогулок на пляжах и фотографий с пожеланиями на память в твиттере. Моди — первый индийский премьер-министр, посетивший Израиль. На прошлой неделе он провел три дня, путешествуя по стране, и написал в твиттере более 50 раз о том, какое удовольствие он испытал с «моим другом Нетаньяху».

«Оба лидера смеялись, обнимались, катались на вертолете по Израилю, говорили об искусстве и истории, а затем снова обнимались. Все это завершилось медленной прогулкой по пляжу Дор в Хайфе. Они поехали туда, чтобы обсудить опреснение, но никто не знает, о чем говорили два капитана, когда, сняв обувь, мочили ноги в Средиземном море», — пишет издание The Vox.

«Спасибо, что посетил премьер-министра Израиля, Моди, — пишет Нетаньяху в твиттере на хинди. — Мы скоро встретимся снова».

Они подписали семь крупных соглашений по водным, сельскохозяйственным и космическим технологиям, и это помимо создания исследовательского фонда на сумму 40 миллионов долларов для совместных инноваций. Они также говорили об интересах в сфере безопасности. В апреле государственная компания Israel Aerospace Industries подписала контракт на сумму около 2 млрд долл. США — на снабжение индийской армии и флота системами противоракетной обороны.

Отношения двух стран не всегда были так радужны. Пока Моди не пришел к власти в 2014 году, они в лучшем случае были прохладными. Отчасти из-за пропалестинской позиции Индии. Индия была первым неарабским государством, признавшим Организацию освобождения Палестины законным представителем палестинского народа в 1974 году, а затем стала одной из первых стран, признавших Палестину в 1988 году. И хотя Моди — не первый индийский лидер, который ведет диалог с Израилем, он первый, кто делает это открыто.

«Мы хотим наладить прочные отношения с Израилем одновременно с поддержкой палестинских дел, — заявил Виджай Чаутхайвале, глава министерства иностранных дел Индии. — И мы этого не стесняемся».

Моди и Нетаньяху также подписали совместное заявление, в котором содержится призыв к миру между Израилем и палестинцами, но он не упомянул о решении «два государства для двух народов» (концепция, которая предусматривает окончание конфликта путём создания Государства Палестина наряду с еврейским государством Израилем) — ключевом требовании ООН. Для палестинцев это не осталось незамеченным.

В 2015 году, после того как Индия воздержалась во время голосования Совета ООН по правам человека, осуждающего Израиль, посол Палестины в Индии попросил публичного объяснения. Теперь же, говоря о поездке Моди, заместитель министра иностранных дел Палестинской автономии Тайсир Джарадат сказал CNN, что они этим недовольны. «Мы предпочли бы, чтобы премьер-министр такой важной страны, такой как Индия, посещая регион, также посетил Палестину…» — сказал Джарадат.

Фотографии Моди и Нетаньяху за последние три дня могут создать благоприятную картину отношений между двумя странами, но это не развеет давнюю региональную напряженность. Незамедлительная реакция палестинцев на эту поездку уже предполагает, что план Индии на независимые отношения с каждой из стран не так жизнеспособен, как может подумать Моди. Тем более что визит премьер-министра Индии уже вызвал бурную реакцию в Пакистане и Иране…

Для Пакистана и для заклятого врага Израиля Ирана все это создает образ Индии и Израиля, сражающихся против мусульманского мира, особенно в Палестине и Кашмире. Реакция двух стран не предполагает другой трактовки. А объятия Моди с Нетаньяху не умиляют даже лидеров Саудовской Аравии, которые тоже ненавидят Израиль.

Ведущая в Пакистане ежедневная газета Dawn, обычно взвешенная и не уличенная в агрессивности, написала в редакционной статье: «Хотя это сравнение и было бы анафемой для Нью-Дели, но есть явная параллель между жестоким поведением Израиля в отношении палестинцев и той грубой силой, которую Индия применяет к Кашмиру».

«Возможно, индо-израильские объятия предоставляют Пакистану возможность обсудить проблему Кашмира с Ираном и другими, чтобы выстроить [единое] мировое мнение против зверств, осуществляемых как против кашмирцев, так и против палестинцев», — также говорится в статье.

Духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи уже начал работу по «формированию мнения». 3 июля, за день до того, как Моди ступил на израильскую землю, Хаменеи призвал свою страну поддержать «мусульман Мьянмы и Кашмира». За неделю до этого, 26 июня, он упомянул Кашмир во время проповеди. Он также призвал мусульманский мир поддержать народы Бахрейна, Йемена и Кашмира.

«Предполагается, что это заявление Хаменеи было принято Саудовской Аравией, ОАЭ, Египтом, Бахрейном, Йеменом и Мальдивами как призыв разорвать дипломатические отношения с Катаром.

Как известно, в Бахрейне и в Йемене шииты-повстанцы борются со своими правительствами. Ни для кого не секрет, что шиитский Иран поддерживает их.

Проповедь Хаменеи была направлена не только против соперника — суннитской Саудовской Аравии, но и против всех её сторонников. Мишенью был и президент США Дональд Трамп, чей визит 20−21 мая в Эр-Рияд в итоге привел к „нападению“ саудовского лагеря на Катар», — пишет издание FirstPost.

Упоминая Кашмир на одном дыхании с Йеменом и Бахрейном, Хаменеи действительно посылает лучи исламского негодования в Индию, которая, как считается, все более приближается к орбите США и Саудовской Аравии. Хаменеи пытался убить сразу трех зайцев.

Но если проповедь 26 июня посылала «лучи добра» целой куче стран, то его последняя вспышка гнева 3 июля была направлена главным образом на Индию. Это первый раз после 2010 года, когда иранский лидер поднимает вопрос Кашмира. В 2010 году он упомянул Кашмир как «нацию». Также Хаменеи никогда не скрывал, что он думает о евреях. В 2012 году он сказал: «Все евреи и Израиль должны быть уничтожены».

Возможно, Хаменеи будет еще некоторое время выливать свой гнев, но его угрозы могут в конечном итоге ничего и не значить, как это часто случалось в прошлом. Кроме того, Ирану нужна Индия, и не только из-за порта Чехбехар (важного международного транспортного узла Ирана на границе с Пакистаном).

А как Саудовская Аравия отреагирует на дружбу Индии с Израилем? Хотя Иран и Саудовская Аравия ненавидят друг друга, у них есть и патологическая общая ненависть к Израилю. А Эр-Рияд — крупнейший поставщик нефти в Индию, и во время визита Моди в прошлом году он пообещал вкладывать щедрые суммы в инфраструктуру страны. Так что в долгосрочной перспективе саудиты вряд ли будут сильно обеспокоены, что Моди собирается усидеть на двух стульях.

И все же можно не сомневаться, что Пакистан использует все возможные общественные и неофициальные каналы, чтобы обратить не только Иран и Саудовскую Аравию, но и весь мусульманский мир против Индии. И Моди понадобятся лучшие из его дипломатических качеств (в наличии которых он многих убедил), чтобы доказать, что у него есть что противопоставить пропаганде Пакистана.

В принципе, Моди старался быть осторожным и не пересекать красную линию в Израиле. Фактически он мало говорил о проблеме Палестины, кроме того, что для этого необходимо «урегулирование путем переговоров».

«Моди в праве утверждать, если захочет, что его визит в Израиль имел больше общего с экономикой, чем с политикой. Кроме того, Моди подружился с арабскими лидерами во время своих поездок в ОАЭ (август 2015), Саудовскую Аравию (апрель 2016), Иран (май 2016) и Катар (июнь 2016). К тому же арабские страны слишком заняты множеством других неприятностей, чтобы слишком сильно беспокоиться о Пакистане и твитах Хаменеи о Палестине и Кашмире. Для того чтобы мусульманские народы всерьез ополчились на Индию, нужно гораздо больше времени. Пакистан должен это понимать», — делает вывод издание FirstPost.