«Полет фантазии» или подмена подлинной истории ВОВ | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Полет фантазии» или подмена подлинной истории ВОВ

Курская битва — одно из решающих сражений Великой Отечественной войны, после нее Красная армия перешла к стратегическому наступлению на всем советско-германском фронте. Казалось бы, здесь нет никаких разночтений и это бесспорный факт. Однако, по сей день делаются попытки поставить под сомнение итоги Курской битвы, представить ее, в лучшем случае, «боевой ничьей» или «почти поражением» Красной Армии, пирровой победой. Как обычно, все упирается в оценку потерь противоборствующих сторон.

Ситуация с статистикой действительно сложная, цифры потерь, приводимые сторонами разнятся, что, в принципе, не удивительно. Удивляет лишь тенденция — брать на веру данные о немецких потерях, заявленные самими немцами. Как результат такого подсчета «соотношение потерь советской и немецкой сторон составляет здесь 4,95:1.«1

Сказать, что учет потерь в германской армии вещь запутанная — ничего не сказать, пресловутой немецкой педантичностью тут даже не пахнет. Что и как считалось потерями в Вермахте, вообще, мало понятно. Зато немцы не скромничали в оценке советских потерь. Процитирую данные, приведенные немцами во время происходивших событий, по ВВС: 5 июля — 432 советских самолета уничтожено против 26 с немецкой стороны, 7 июля — 205 против 15 и 15 июля — 212 против 23. Немецкая пропаганда провозгласила также, что за 6 первых дней „Цитадели“ 1269 сов. самолета были сбиты против 62 со стороны Люфтваффе! Еще круче рисуется соотношение потерь в танках. Небезызвестный „историк“ Б. Соколов написал, что под Прохоровкой „стоит памятник в честь мнимой победы советского оружия. Не правильнее ли сделать его памятником скорби по нашим соотечественникам, погибшим в Курской битве?“.

Основанием для этого заявления ему служит работа германского исследователя К. Фризера, написавшего, что 12 июля 1943 года немцы безвозвратно потеряли под Прохоровкой „5 танков, а ещё 43 танка и 12 штурмовых орудий были повреждены“, а советские безвозвратные потери составили не менее 334 танков и самоходных орудий. Соотношение примерно 1:70, естественно в пользу немцем. Если верить немецким документам общие потери танков и САУ составили: на северном фасе Курской дуги 5—14 июля безвозвратно потеряно 88 танков и САУ (в том числе 4 Тигра и 19 Фердинандов), а на южном фасе 5—17 июля безвозвратно потеряли 190 танков и САУ (включая 6 Тигров и 44 Пантеры).

Количество уничтоженных советских танков, к примеру, Манштейном оценивается в 1800 единиц. Хочется задать простой вопрос: как так получилось, что германские войска, имея сравнительно небольшие потери, таки не вошли в Курск? Как случилось, что потеряв 8–10% личного состава из 800 тыс группировки и менее 300 танков и САУ из 2500, Вермахт не только не окружил советские войска на Курском выступе, но и обратился в „бег к Днепру“? Есть логические объяснения этому феномену? О реальном положении дел в Вермахте на тот момент свидетельствуют слова Гудериана: „В результате провала наступления „Цитадель“ мы потерпели решительное поражение. Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в технике на долгое время были выведены из строя… Само собой разумеется, русские поспешили использовать свой успех. И уж на Восточном фронте не было спокойных дней. Инициатива полностью перешла к противнику“.

Генерал германской армии Вальтер Венк приводит следующие данные: на 7 июля 3 ТД потеряла 67% своих танков (Под потерями нужно понимать не только уничтоженные и ставшие неиспользуемыми машины, но также и те, кот. получили ремонтируемые повреждения. Эти последние, либо отвозились в тыл, либо ремонтировались на месте, танки, совершенно разрушенные, представляли собой 20% потерь), 19 ТД — треть своих танков и 7 ТД — практически все свои танки, либо уничтоженными, либо в ремонте. 12 июля 2 ТК СС, имевший 352 машины 5 июля, полностью потерял 17, на 13 июля он имел 124 машины в ремонте и 20 машин полностью потерянными, что представляет собой 41% „потерь“ за 7 дней. На 13 июля 48 ТК „потерял“ 65.5% своих танков, группа „Кемпф“, имевшая 281 танк 5 июля (в т. ч. 40 „Тигров“) смогла вывести только 123 (в т. ч. 23 „Тигра“) 11 июля. К 13 июля „Кемпф“ „потеряла“ 72% своих танков. В свою очередь, 4 ТА „потеряла“ 700 танков с 5 по 12 июля (Francois de Lannoy „La bataille de Koursk“, „Editions Heimdal“, 1998, pp. 142–143.)

Однако, „обличители кровавого режима“ не ищут простых путей. Безгранично веря в непогрешимость немецкой „статистики“, находят другое объяснение для провала „Цитадели“.

Гавриил Попов в книге „1941–1945. Заметки о войне“ пишет: „К середине июля советские войска в районе Курска оказались в полуокружении… Спасать Сталина от повторения лета 1942 года бросились союзники. 10 июля 1943 года — в критический момент Курской битвы — Эйзенхауэр начал десантную операцию и высадился на острове Сицилия… 13 июля 1943 года Гитлер срочно вызвал с Курского фронта Манштейна и Клюге и заявил, что вынужден свернуть операцию „Цитадель“ из-за гораздо более важной для него Италии… Дивизии „Райх“, „Мёртвая голова“ …без паузы сразу же были направлены сражаться в Италию против десанта союзников“. Справедливости ради, стоит сказать, что тезис о Сицилии Попов позаимствовал из западных „научно-познавательных“ каналов, типа, Дискавери, о роли десантной операции союзников в Курской битве они поведали раньше него… но Попов придал этой галиматье настоящий „антисталинский“ блеск! Миф о Сицилии надо рассмотреть подробно.

Начнем с того, что переброска дивизий Вермахта с Восточного фронта на Запад явление редкое, даже уникальное. А вот отправка с Запада дивизий на советско-германский фронт явление типичное.

Когда Вермахт потерпел сокрушительные поражения под Москвой, Ростовым, Тихвином и Сталинградом, то с конца 1941 по 1943 годы немцы перебросили с Запада 39 дивизий и шесть бригад. В их числе 18 дивизий из Франции.

Даже 15 января 1945 г., для предотвращения крушения Восточного фронта Гитлер приказал перебросить туда более 40 дивизий с Запада. Т. е. отправка 3-х танковых дивизий СС в Италию событие уникальное! О том, что такое решение было принято и связано с высадкой союзников в Сицилии известно только со слов

Манштейна: „Совещание 13 июля началось заявлением Гитлера о том, что положение на Сицилии, где западные державы высадились 10 июля, стало серьезным. Итальянцы вообще не воевали. Вероятно, мы потеряем остров. Следующим шагом противника могла быть высадка на Балканах или в южной Италии. Необходимо сформировать новые армии в Италии и на западных Балканах. Восточный фронт должен отдать часть сил, и потому операция „Цитадель“ не может дольше продолжаться.“

Стенограммы этого совещания от 13.07.1943 нет. Стоит ли верить Манштейну на слово?

Впрочем это неважно… Попов не может не знать того факта, что ни дивизия СС „Дас Райх“, ни дивизия СС „Мертвая голова“ в Италию

не поехали, а использовались в качестве „пожарной команды“ для отражения советского наступления на Миус-фронте в конце июля 1943 г. В Италию попала дивизия СС " Лейбштандарт», правда покидая Восточный фронт, «Лейбштандарт» передал все свои танки и самоходно-артиллерийские установки дивизии «Дас Рейх».

Кстати, это косвенно подтверждает высокие потери танков во 2 корпусе СС.

По сути дела, в Италию отправился оставшийся в строю после боев на Курской дуге личный состав дивизии. Вряд ли это была страшная сила способная остановить высадку союзников в Италии. Поэтому-то «Лейбштандарт» базировался в северной Италии и занимался лишь полицейскими и карательными операциями. Если называть вещи своими именами, то «Лейбштандарт» отправили на переформирование и отдых. В Италии дивизия не задержалась, в ноябре 1943 она была возвращена на Восточный фронт.

Это даже не ложь, не фальсификация, подобные Попову «историки» описывают события, происходившие где-то в параллельной Вселенной… этим «полетом фантазии» пытаются подменить подлинную историю Великой Отечественной войны, нас хотят заставить скорбеть в дни наших Побед.