Опыт боевого применения автомобильных бомб «Джихад-мобилей» | Продолжение проекта «Русская Весна»

Опыт боевого применения автомобильных бомб «Джихад-мобилей»

В специальном выпуске журнала «Экспорт вооружений» опубликована статья Антона Лаврова о применении автомобильных бомб в современных конфликтах. Предлагаем ознакомиться с материалом.

Заминированные автомобили, управляемые смертниками (автобомбы, «шахидмобили», car bomb, SVBIED), не являются изобретением новейшего времени. Но современная война с «Исламским государством» (ИГ) в Ираке и Сирии вывела их применение террористами на совершенно не виданный до того уровень. Сейчас это «высокоточное оружие для бедных», террористический эквивалент «умных» авиабомб и ракет, применяемый массово и доставляющий множество проблем даже хорошо вооруженным противникам.

Распространение влияния ИГ и прочих экстремистских исламистских группировок на другие регионы и страны может привести к тому, что заминированные автомобили со смертниками будут использоваться все чаще. Это требует изучения опыта противодействия им, накопленного в Ираке и Сирии.

Использование припаркованных заминированных автомобилей для терактов давнее явление. Такая тактика регулярно применялась в том числе в Европе различными террористическими и радикальными движениями. Достаточно вспомнить такие страны, как Испания или Великобритания.

Но практика использования совместно заминированных автомобилей и водителей-смертников сравнительно нова. Она практически не встречалась на протяжении всей холодной войны. Первый случай кампании использования заминированных автомобилей со смертниками за рулем относится к гражданской войне в Ливане. Целями атак были военные объекты правительственной армии, Израиля и других иностранных сил. Крупнейшим стало нападение 23 октября 1983 г., когда заминированные автомобили со смертниками одновременно атаковали базу морской пехоты США (241 погибший) и ВДВ Франции (58 погибших). Это привело к выводу из Ливана международных сил и отводу израильских баз из крупных населенных пунктов. Таким образом, были достигнуты серьезные стратегические результаты, что показало эффективность тактики применения автобомб.

Вдохновленное этим успехом, тактику смертников на автомобилях переняло движение «Тигры освобождения Тамил-Илама» на Шри-Ланке. Они использовали их как в терактах, направленных против гражданских объектов, так и против правительственных сил. По всей видимости, именно им принадлежит первенство в использовании автобомб как тактического оружия в регулярных боевых действиях. С ударов заминированными машинами под управлением смертников начинались атаки на некоторые базы правительственных сил Шри-Ланки.

С 1994 г. подрывы смертников на автобомбах у израильских военных и гражданских целей взяли на вооружение палестинские группировки, включая «Хамас». Единичные подобные атаки были отмечены также в Турции, Кувейте, Иордании, Аргентине. Но суммарная интенсивность их применения не превышала нескольких случаев в год.

Террористическая группировка «Аль-Каида» в 1998 г. громко заявила о себе одновременными ударами грузовиков со смертниками по посольствам США в Кении и Танзании. В этом крупнейшем теракте погибли более 200 и были ранены тысячи местных жителей.

Новая активизация была связана с вторжением США и союзников в Ирак в 2003 г. Автобомбы против них начали применяться с первых дней операции. Идейным вдохновителем таких операций вновь была «Аль-Каида». С 2004 г. началось их использование и в Афганистане. Для автобомб этого периода обычно использовались немодифицированные гражданские машины, что позволяло применять их в городах скрытно, сливаясь с обычным трафиком. Мишенями обычно становились блокпосты и базы войск, армейские колонны. Стали автобомбы предпочтительным оружием и для проведения терактов против населения и чувствительных гражданских целей, уничтожение которых вызывало большой резонанс.

В целях маскировки под обычные легковые машины они часто несли лишь ограниченный заряд взрывчатки, измерявшийся десятками килограммов. Это позволяло снизить эффективность автобомб этого периода укреплениями и широким использованием бронированной техники и MRAP при любых перемещениях.

Максимальное количество атак смертников на автобомбах в Ираке пришлось на 2005—2007 гг., когда фиксировалось свыше 200 таких атак ежегодно. Тогда же началось распространение использования такой тактики за пределы Ирака и Афганистана. Их стали эпизодически применять еще и в Пакистане, и странах Африки.

Массовое изготовление таких автобомб позволило применять их в сложных сценариях, по несколько штук за операцию. Так, ими были совершены несколько атак на хорошо защищенные цели, включая отели в «зонах безопасности». Первые бомбы проламывали бреши в прочных стенах периметра безопасности. Более крупные, используя бреши, прорывались непосредственно к объекту атаки.

Активные усилия США и иракского правительства по борьбе с «Аль-Каидой» и мастерскими по изготовлению автобомб, общее улучшение ситуации с безопасностью в Ираке с 2008 г. привели к быстрому падению количества атак. В 2011 г. в Ираке было зафиксировано лишь около 30 инцидентов.

России тоже приходилось сталкиваться с автобомбами, управляемыми смертниками-исламистами. Ими были совершены крупные и нашумевшие теракты в начале 2000-х гг. Достаточно вспомнить атаку на Дом правительства в Грозном 27 декабря 2002 г., на административные здания в селе Знаменское 12 мая 2003 г. или уничтожение госпиталя в Моздоке 1 августа 2003 года, которые привели к десяткам убитых и сотням раненых. Но даже эти тяжелые атаки были лишь слабыми отзвуками многочисленных терактов на Ближнем Востоке. Улучшение в России ситуации с антитеррористической безопасностью и налаживание контроля на Северном Кавказе постепенно свели атаки смертников на автобомбах на нет.

Сравнительная передышка в применении смертников длилась недолго. Радикальный скачок в массовости и изощренности применения автобомб связан с гражданской войной в Сирии, начавшейся в 2011 г. и возникновением так называемого «Исламского государства» на территории Ирака и Сирии в 2014 г. Для этой группировки массированное использование автобомб со смертниками стало не только отличительной чертой, но и важным фактором военных успехов начального периода в захвате ими огромных территорий в этих странах. Подготовленная и вооруженная США армия Ирака оказалась неспособна противостоять этой тактике. Не лучше обстояли дела и в Сирии, где ИГ в этот период удалось захватить территории у правительственных сил, оппозиции, менее радикальных исламистов, а также у курдов. Применение автобомб на передовой регулярно вызывало дезорганизацию обороны, панику и бегство личного состава у любых противников группировки.

Наиболее радикальным отличием тактики ИГ стало широкое применение автобомб не как средства для терактов и диверсий в тылу, а в роли массового оружия на поле боя. Они придали группировке огневую мощь, сопоставимую с регулярной армией. Именно с началом применения их на линии фронта связано то, что автобомбы стали обзаводиться дополнительным бронированием и приняли современный узнаваемый вид. Такие модификации в единичных количествах применялись и до ИГ. Но именно эта террористическая группировка наладила их выпуск десятками и сотнями единиц.

Пиком активности автобомб стали бои за Мосул в Ираке в 2016—2017 гг. Только за первые четыре недели операции ИГ отчиталось о применении 120 смертников, большинство из которых управляли заминированными автомобилями. Сопоставимые числа назвало и американское командование, заявившее, что несколько десятков из них было уничтожено еще на подходе.

В результате, был установлен новый антирекорд применения автобомб ИГ. За 2016 г. группировка отчиталась о 1112 атаках своих смертников в Ираке и Сирии. Большинство из этого количества, 815 атак, было выполнено с применением груженых взрывчаткой автомобилей и прочей техники. Для сравнения: «Талибан» в Афганистане заявил за этот же период лишь о 32 атаках своих смертников. Суммарное количество применений автобомб в Сирии другими радикальными исламистами не превысило нескольких десятков.

В ожесточенных уличных боях за Мосул тактика использования заминированных автомобилей достигла совершенства. Зачастую, их атаки теперь сопровождались легкими коммерчески доступными мультикоптерами. С БЛА не только велось обнаружение целей. С их помощью командиры боевиков наводили на цели машины в реальном времени, подсказывая водителям оптимальный маршрут движения.

Такая инновация окончательно превратила обычное оружие террористов в низкотехнологичный, но эффективный разведывательно-ударный комплекс. Автобомбы находятся в распоряжении тактических командиров боевиков батальонного и даже ротного уровня. Это позволяет им оперативно принимать решение на их применение после обнаружения любыми средствами разведки скопления противника.

Такое наведение позволяет смертникам за рулем точнее доставлять их смертоносный груз к цели и подрываться как можно ближе к войскам противника, максимизируя эффект. При действиях против бронетехники им зачастую удается таранить ее. Подрыв типовой современной автобомбы, груженной несколькими сотнями килограмм взрывчатки, при близком контакте является смертоносным даже для MRAP или БМП. Отмечены случаи уничтожения автобомбами даже танков, включая М1А1 М Abrams в Ираке.

Многочисленны примеры того, как при помощи таких атак террористам удавалось достигать не только тактических, но и оперативных и даже стратегических целей.

Так, в феврале 2017 г. к западу от Мосула, по данным воевавшей там коалиции курдских отрядов, на одном участке фронта было за несколько часов использовано 17 автобомб, поддержанных атакой нескольких сотен боевиков. Террористам удалось ненадолго прорвать плотную блокаду города и организовать коридор из него. Предполагается, что эта операция была проведена для успешной эвакуации предводителя ИГ Абу Бакр Аль-Багдади.

В Сирии удар автобомбы 22 декабря 2016 г. в Аль-Бабе стал причиной крупнейшей военной неудачи возглавляемой Турцией операции «Щит Евфрата». После взрыва и последующего бегства личного состава про-турецких формирований погибли свыше 50 их бойцов и 16 турецких спецназовцев. На позициях были брошены десять поврежденных и целых танков, включая восемь танков Leopard 2A4 и несколько единиц легкой бронетехники. Это поражение значительно замедлило штурм города Аль-Баб и отсрочило его освобождение от террористов на два месяца.

Встреча в боевой обстановке с автобомбами ИГ в Сирии стоила жизни и нескольким российским военным. Первым из них стал морской пехотинец Андрей Тимошенков, получивший смертельные ранения 15 июня 2016 г. Ударная группировка правительственных сил, в которой он находился, проводила наступление на Ракку. В пустыне она была атакована несколькими автобомбами ИГИЛ и понесла тяжелые потери. Наступление было сорвано и больше не возобновлялось. Это вновь демонстрирует влияние автобомб на ход боевых действий в Сирии и Ираке.

Вдохновленные успехами ИГИЛ, автобомбы на поле боя стали активнее использовать другие радикальные группировки в Сирии, особенно «Джебхат ан-Нусра», под каким бы именем она ни выступала. При второй попытке деблокады окруженного правительственными войсками Алеппо в августе 2016 г. боевики подготовили до 20 автобомб. Во многом именно их применению они были обязаны первоначальными успехами наступления.

Продолжается также использование замаскированных под обычный трафик автобомб и в терактах против проправительственного населения. Но количество таких атак значительно уступает случаям использования их на передовой.

Самыми многочисленными автобомбами являются модификации полноприводных пикапов и машин повышенной проходимости. Они распространены настолько, что в Ираке разработаны типовые конструкции, позволяющие массовое и быстрое их модифицирование.

Широкое распространение в пригородах и сельской местности Ирака небольших мастерских по ремонту авто способствовало созданию сети скрытого производства в них автобомб. В ходе освобождения от ИГИЛ территории Ирака в некоторых мастерских было обнаружено десять и более незавершенных бомб.

Автомобильное шасси позволяет применить гораздо более мощные заряды, чем скрытно носимые «пояса смертников» весом всего несколько килограммов. Типовая загрузка обычного седана может достигать полтонны взрывчатки. Это эквивалентно мощности авиабомбы калибра одной тонны или 2000 фунтов. При успешном взрыве непосредственно на позициях такой автобомбы подавляется узел сопротивления уровня отделения или взвода. Даже выживший его гарнизон получает контузии и лишается боеспособности.

Более тяжелые автобомбы на базе грузовиков, автоцистерн и бронетехники и даже карьерных грузовиков несут и большее количество взрывчатки. Они позволяют выводить из строя целые блокпосты и опорные пункты ротного уровня. При их применении в малоэтажной застройке она уничтожается целыми кварталами. Не выдерживают и самые прочные здания, находящиеся вблизи эпицентра взрыва. Такие автобомбы используются обычно для сокрушения наиболее хорошо укрепленных узлов обороны и часто применяются в первой фазе наступления. Так, 22 декабря 2013 г. седельный тягач с прицепом, груженным взрывчаткой, подорвал здание больницы «Аль-Кинди» на севере Алеппо. Прочное сооружение, которое успешно оборонялось небольшим гарнизоном сирийской правительственной армии более 10 месяцев, было частично разрушено и сразу же захвачено, немногочисленные уцелевшие убиты.

Небронированные автоцистерны, маскирующиеся под обычный трафик, были также инструментом совершения многих наиболее кровавых терактов против мирного населения.

В современных боевых действиях взводный опорный пункт составляет основу полевой обороны. Уничтожение или подавление даже одного из них создает в ней существенную брешь. Примеры, когда это приводило к крушению линии фронта, многочисленны и в Сирии, и в Ираке.

Тяжелая дорожная и конструкционная техника — бульдозеры, трактора использовались не только в качестве носителя взрывчатки. Они перед подрывом способны преодолевать инженерные заграждения. Такие машины иногда прокладывали путь не только для себя, но и для обычных автобомб, идущих следом.

В автобомбах используются любые доступные типы взрывчатки, включая захваченные артиллерийские снаряды, бомбы, мины, промышленные взрывчатые вещества. Но масштаб применения заминированных автомобилей ИГ таков, что этих источников недостаточно. Каждая из них требует от пары сотен килограммов, до десяти тонн взрывчатки. Это делает необходимым собственное ее производство.

Даже в разоренной несколькими годами войны сельской местности Ирака или Сирии азотные удобрения и дизельное топливо для ее производства найти несложно. Меньшая мощность самодельной взрывчатки по сравнению с промышленными и военными моделями легко компенсируется количеством, в котором она производится и применяется. Взрывчатка обычно хранится в чрезвычайно широко распространенных в регионе бытовых емкостях для сжиженного природного газа. Это придает зарядам определенную стандартизацию и позволяет наладить их производство отдельно от самих автобомб.

Импровизированное бронирование выполняется не из броневой, а из простой листовой стали различной толщины. Ее защитные свойства не слишком хороши. Тем не менее даже такое бронирование улучшает шансы выполнения задачи.

Бронирование автобомб должно не сделать их неуязвимыми, а дать возможность выжить под огнем секунды или минуты, когда они приближаются к цели. Защита быстро эволюционировала от установки легких стальных листов в кабине водителя, до кругового бронирования, защищающего водителя, двигатель, колеса и грузовой отсек. Для водителя оставляется лишь небольшая смотровая прорезь в лобовом листе или устанавливается бронестекло, снятое с захваченных или подбитых полноприводных армейских автомобилей HMMWV.

Итоговая эффективность бронирования очень варьируется. Имеются примеры выживания автобомб и достижения ими своих целей даже после многочисленных попаданий по ним из малокалиберных автоматических пушек. В то же время обездвиживать их удавалось и удачными попаданиями пуль крупнокалиберных пулеметов.

Подрыв машины проводится самим смертником в выбранный им момент. В некоторых случаях используются также механизмы «мертвой руки». Они совершают подрыв авто в случае гибели водителя. К счастью, это происходит обычно на безопасном расстоянии от атакуемых позиций.

Часто поверх установленной брони монтируются самодельные решетки. По задумке изготовителей они должны защищать машину от попаданий противотанковых ракет и гранат. Эти решетки изготавливаются кустарно, их реальные защитные характеристики в отличие от аналогов заводского изготовления не ясны.

Помимо кустарно бронированных автомобилей и тракторов, используется и захваченная бронетехника. В Сирии популярны в этой роли БМП-1. Они комбинируют большую грузоподъемность и объем, высокую проходимость и уже имеющееся бронирование. Иногда применяются и танки, которые облегчаются снятием башни. Это позволяет грузить на них до 10 тонн взрывчатки. В Ираке до сих пор используются бронемашины HMMWV и гусеничные бронетранспортеры M113, тысячи единиц которых были захвачены ИГ у армии Ирака в 2014 г.

В конце 2016 — начале 2017 г. в Ираке начали изредка появляться новые типы автобомб — двухместные. Один из смертников ведет огонь из установленного на машине пулемета или автоматической пушки. Это должно помочь подавить огонь обороняющейся стороны или снизить его эффективность, чтобы суметь достигнуть позиций. Даже к явно наметившемуся к лету 2017 г. закату террористической группировки она все еще не испытывает проблем с вербовкой смертников для автобомб.

Некоторые группировки исламистов вели эксперименты по созданию безлюдных, дистанционно управляемых автобомб. В перспективе такая практика наверняка будет встречаться все чаще. Но пока это является настоящей экзотикой, которая не достигает и одного процента от всех примененных автобомб. Живой человек остается наиболее простой и эффективной системой управления и наведения для них.

Обычно террорист-смертник — это религиозный фанатик-исламист. И это имеет под собой серьезные основания. Само возникновение в 1980-х гг. такого явления является следствием распространения экстремистских религиозных течений в исламе. Единственной немусульманской группировкой, активно применявшей заминированные автомобили, остаются «Тигры освобождения Тамил-Илама» на Шри-Ланке.

Сейчас их применение практически эксклюзивно ведется сторонниками наиболее ортодоксальных течений суннитского ислама — салафитами и ваххабитами, которые активно поддерживаются Саудовской Аравией и Катаром. Эти радикальные взгляды разделяются даже далеко не всеми исламистскими группировками, воюющими в Сирии. Безоговорочным лидером по использованию смертников остается ИГ. Помимо него смертников на автобомбах в сколько-нибудь значительных количествах применяет «Джебхат ан-Нусра», ведущая родословную от «Аль-Каиды». Эти крупные международные группировки имеют возможность привлекать радикалов и фанатиков со всего мира, что и позволяет им комплектовать экипажи автобомб. Исследования показывают, что подавляющее большинство смертников на них являются иностранцами.

Еще в 2007 г., когда основным организатором атак смертников в мире была «Аль-Каида», из более чем 100 случаев применения их в Ираке лишь примерно в 10% случаев они были местными жителями. 56% остальных прибыли из Саудовской Аравии, прочие из стран Северной Африки и даже из Европы.

С приходом ИГ ситуация сохранилась. В конце сентября 2014 г. всего за неделю в Ираке была проведена 21 атака смертников. Лишь двое из них были из самого Ирака и еще двое из соседней Сирии. Остальные 80% смертников были иностранцами. 60% из них составили выходцы из Саудовской Аравии. По одному смертнику прибыли из Турции, Египта, Узбекистана, Ливии и Индонезии. Известны случаи самоубийственных атак выходцев со всего мира, включая Россию, государства Средней Азии, Китай, Малайзию, Филиппины, граждан европейских стран.

В большом осеннем наступлении 2016 г. исламистов и оппозиции на город Хама в Сирии картина была схожей. Смертников на автобомбах для наступления предоставила группировка «Ан-Нусра». Среди них вновь подавляющее большинство были иностранцами с высокой долей выходцев из Саудовской Аравии.

Недостатка в потенциальных смертниках не отмечается до сих пор. Их хватает не только на автобомбы, но и на боевиков-смертников «истишхади», а также на формирование целых отрядов «ингимаси», предназначенных для проведения и заведомо самоубийственных атак.

На пике успехов ИГ в 2015 г. сообщалось о формировании даже «листа ожидания» из бойцов, желающих стать смертниками. Они проходили предварительный отбор, боевую подготовку и должны были сначала зарекомендовать себя на поле боя. Сообщалось, что им приходилось ждать своей очереди на самоубийственную операцию месяцами, а продвижение в ней на более раннюю дату проводилось «по блату», в основном в пользу джихадистов из Саудовской Аравии. Так как автобомбы имеются и в распоряжении отдельных эмиров — командиров отрядов джихадистов, они могли одобрить и операцию самостоятельно, в обход единого списка.

В Сирии, где автобомбы широко используются не только ИГ, но и другими радикальными исламистским группировками, интересной тенденцией стало применение их не только против проправительственных сил и различных прокси-армий иностранных государств, но и в ходе распрей между самими группировками исламистов. Частой целью атак смертников являются штабы соперничающих группировок. Это демонстрирует и достаточное количество автобомб на вооружении, и готовность их водителей умирать не только в ходе «большого джихада», но и в небольших столкновениях с братьями по вере.

В отдельных случаях водителями-смертниками автобомб становились инвалиды. Возможно, это были боевики, получившие увечья в ходе боевых действий. Путем психологической обработки террористы ИГ изредка использовали в качестве водителей детей и подростков в возрасте менее 14 лет, женщин. Американское командование в Ираке также заявляет, что имелись случаи обнаружения прикованных цепями внутри машины водителей, а также случаев, когда водители автобомб предпочитали скрыться, а не атаковать.

Тем не менее при таком большом количестве кандидатов подавляющее большинство смертников составляют дееспособные мужчины, сознательно и добровольно идущие на смерть. Непосредственно перед атакой они часто записывают прощальные видеообращения, которые затем используются в пропаганде террористов. Высокая мотивация является необходимым условием эффективности применения автобомб. Случаи, когда смертники-водители покидают автобомбы до их применения, остаются сравнительно редкими.

Заминированные автомобили со смертниками за рулем являются низкотехнологичным оружием и не требуют для противодействия им каких-то эксклюзивных средств. Ключевым для защиты от бронированных автобомб, применяемых на передовой или в городских боях, является их своевременное обнаружение. Вовремя замеченные, они становятся довольно легкими мишенями.

Хотя бронированные автобомбы практически неуязвимы для огня легкого стрелкового оружия, они могут быть поражены тяжелым пехотным оружием: крупнокалиберными пулеметами, автоматическими пушками, гранатометами. В реалиях боевых действий на Ближнем Востоке насыщенность такими средствами высока. Они устанавливаются как на бронетехнику, так и на повсеместные «тачанки» — вооруженные пикапы повышенной проходимости.

Наиболее эффективным пехотным средством против смертников на автомобилях зарекомендовали себя противотанковые управляемые ракеты (ПТУР). Широко используется тактика постоянного дежурства на передовых позициях наблюдателей и огневых средств, готовых к немедленному открытию огня. Лучше всего зарекомендовали себя в роли истребителей автобомб противотанковые ракетные комплексы (ПТРК) — как в «спешенном» состоянии, так и установленные на бронеавтомобили. В Ираке для этого с успехом используются дальнобойные и скоростные российские «Корнеты». Подразделения США успешно применяли против автобомб ПТРК Javelin. Реализованный в них принцип «выстрелил и забыл» повышает вероятность поражения машины и увеличивает шансы найти укрытие для расчета в случае промаха. Курдские и иракские подразделения неоднократно добивались успеха с применением легких ПТУР MILAN.

В борьбе с автобомбами при помощи ПТРК на первый план выходит не их бронепробиваемость. Типичная кустарно забронированная машина или модернизированная БМП-1 могут быть эффективно поражены любой такой ракетой. Большое количество находящейся в автобомбе взрывчатки охотно детонирует как от попадания кумулятивной струи, так и от фугасного действия боевой части. Важнее оперативность приведения комплекса в боевое положение, его мобильность и удобство в обращении, чтобы способность поразить цель с первой ракеты. Поэтому современные типы ПТРК все-таки предпочтительнее, чем устаревшие.

В городских условиях задача обнаружения автобомб становится гораздо более сложной и до сих пор не имеет удовлетворительного решения. Боевики широко используют маскировку их в гаражах, укрытиях, навесах, проломах в стенах первых этажей зданий, пропускают наступающие части и атакуют из укрытий с тыла. Маневренность автобомб позволяет им обходить или сдвигать завалы и создаваемые наступающими баррикады из брошенных автомобилей. Даже постоянное применение в Мосуле множества дронов, вертолетов и самолетов коалиции не обезопасило наступающие войска от постоянных ударов автобомб.

Регулярным являлось противостояние танков и автобомб. Но и в идеальных условиях пустынной местности Сирии или Ирака попадание танков по приближающейся малоразмерной мишени не является гарантированным даже для современных моделей, включая танки Abrams иракской армии. В тесной городской застройке эффективность танков против них снижается еще больше.

Некоторое количество автобомб было уничтожено вертолетами. Известен даже случай подрыва одной из них пушечным огнем штурмовика А-10CThunderboltII[22]. Но в боевых условиях это случается реже, чем принято считать. Перехват автобомб авиацией требует постоянного ее патрулирования вблизи места применения, а процедура принятия решения на открытие огня затрудняет своевременную реакцию во время продолжающейся считанные минуты атаки.

Авиация широко применяется в методах непрямого воздействия, затрудняющих боевое использование автобомб. В ходе боев за Мосул авиацией США использовались удары управляемыми бомбами крупного калибра по перекресткам и дорогам в ближнем тылу и на линии соприкосновения. Это создавало воронки, которые должны были затруднить маневрирование автобомбами по уличной сети и снизить их скорость. Другим методом непрямого воздействия стало выявление и уничтожение мастерских по их производству, находящихся на занятой террористами территории. Вылеты на уничтожение мастерских по производству автобомб являются рутинными как для авиации коалиции, так и для российской авиационной группировки в Сирии.

Очень распространенным методом пассивной защиты от автобомб стало инженерное оборудование позиций. Наиболее эффективным оказалось создание сплошных рвов, непреодолимых для колесной техники. Установка противотанковых минных полей хотя и эффективна против любых типов автобомб, но требует времени, ресурсов и представляет опасность для своих сил в дальнейшем, а потому применяется гораздо реже. Важным является оборудование позиций окопами и укрытиями, способными выдержать ударную волну гораздо большей мощности, чем от типового артиллерийского снаряда.

Противостояние замаскированным автобомбам, используемым в терактах против мирного населения и гражданских объектов, является еще более сложной задачей. Ее пытаются решать контролем дорог и системой блокпостов, на которых досматриваются автомобили. Багдад был даже окружен сплошным рвом, чтобы предотвратить попадание смертников в город, минуя блокпосты. Затем этот опыт «пояса безопасности» стали перенимать другие населенные пункты и районы Ирака. Таким образом, можно серьезно снизить частоту терактов, но полностью избавиться от них не удается.

Нельзя не отметить, что наиболее эффективным и радикальным способом защиты является установление полного контроля над территорией. И на Шри-Ланке, и в Ираке периода до ИГ удалось снизить количество атак именно распространением контроля из городских центров и на сельскую местность, ликвидацией инфраструктуры производства автобомб.

Сегодня подавляющее большинство атак автобомб в Сирии и Ираке исходит с территории так называемого «Исламского государства». Ликвидация его псевдогосударственности и установление контроля над его территорией лишит возможности серийно изготавливать автобомбы, а также взрывчатку для них. Это верно не только для ИГ, но и для любой другой группировки, которая попытается взять на вооружение тактику заминированных автомобилей со смертниками за рулем.

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS