Охота на крымчан: как сотрудники СБУ вербуют жителей полуострова | Продолжение проекта «Русская Весна»

Охота на крымчан: как сотрудники СБУ вербуют жителей полуострова

РИА Новости Крым представляет обширное расследование действий украинских спецслужб в отношении жителей российского полуострова.

«Чонгар! Новоалексеевка! Каланчак!»- громкие крики зазывал в районе железнодорожного вокзала Симферополя не дадут пропустить точку сбора тех, кто хочет поехать на Украину. Объявлениями о полулегальных рейсах в Киев, Харьков и Днепропетровск полны социальные сети и форумы. Опытом общения с украинскими пограничниками очевидцы делятся там же. Рассказывают, как на границе со стороны Украины отбирают домашние продукты, дерут взятки за случайно обнаруженный российский паспорт и якобы превышенный лимит ввозимой иностранной валюты. Сходятся во мнении, что труженики украинской таможни — хитрые, жадные, но сговорчивые и совсем не страшные.

Даже бойцов батальона «Аскер» сердобольные крымчане скорее жалели, чем боялись: те все время норовили «конфисковать» еду, чтобы прокормить себя и «товарищей по блокаде».

После ухода из пунктов пропуска добробатов создалось впечатление, что ехать на Украину теперь совершенно безопасно. Однако впечатление это обманчиво. Крымчане все чаще сталкиваются с людьми пострашнее взяточников из украинской Погранслужбы и «беспредельщиков» из добровольных батальонов.

О массовых вербовках крымчан украинскими спецслужбами впервые публично заговорили в июле. Тему поднял глава Крыма Сергей Аксенов в эфире телеканала «Крым 24».

«Такие обращения поступали и поступают. Мы их все направляем в ФСБ по Республике Крым, полное взаимодействие на этом направлении налажено. Уверен, что подавляющее большинство крымчан сообщает о попытках вербовки с той стороны. Я думаю, что крымчан никогда этим не проймут. Людей запугивают, создают дискомфортные условия. Просто об этом надо помнить, когда пересекаешь украинскую границу», — рассказал Аксенов.

«В прицеле» украинских спецслужб может оказаться любой крымчанин, особенно если работал и работает в избиркомах полуострова, в государственных и муниципальных органах Республики Крым и РФ, или проживает в приморском городе. Да и те, кто ездит часто по делам или к родне, тоже не застрахован от «роковой» встречи. Корреспонденту РИА Новости (Крым) удалось отыскать людей, попавших в непростую ситуацию, и поговорить с ними.

Их всех после пересечения государственной границы вербовали сотрудники СБУ, угрожая близким и родственникам на Украине, публикацией компромата и даже физической расправой. Из всех лишь четверо согласились общаться без всяких ограничений под настоящими именами и фамилиями. Сегодня все они живут прежней жизнью, работают, заботятся о семьях. С одной лишь оговоркой — на Украину ни один из них больше — ни ногой.

Валерий Анисимов родился в 1948 году в городе Ейск Краснодарского края, давно живет в Феодосии. В свои 69 лет Валерий Павлович выглядит отлично — работает ювелиром, ведет здоровый образ жизни, ежедневно проплывает по три километра. Будучи председателем феодосийского «Союза художников прикладного искусства», он занимается общественной и коммерческой деятельностью — создает эксклюзивную бижутерию и ратует за достойные условия работы для коллег по цеху.

В детстве, как многие мальчишки, Валерий Павлович мечтал стать разведчиком. Сейчас он невесело смеется над иронией судьбы: не ожидал, что все-таки получит предложение осуществить детскую мечту. На Украину феодосиец ездил часто — и чтобы повидать сына в Днепропетровске, и чтобы улаживать финансовые и личные дела.

«В последний раз я поехал в апреле 2017 года. Всегда проезжал границу без проблем — контрабанду не возил, без всяких проволочек проходил паспортный контроль. Той ночью пограничники минут 20 рассматривали документ. На выходе меня ждал странный человек: в кожаной куртке и камуфлированных штанах. Что особо бросилось в глаза — небритый. Я его про себя „махновец“ назвал. Он предложил пройти досмотр», — вспоминает Анисимов.

Мужчина сразу понял, что случилось что-то непредвиденное, и на всякий случай подготовил деньги. Чувство тревоги не подвело: странно одетый украинец оказался офицером СБУ. «Я тогда сильно занервничал, думал, не вернусь домой. Вскоре, после того, как мы вошли в помещение, зашел второй гражданин, полностью одетый в военную форму, но без опознавательных знаков, который также представился сотрудником СБУ. Сходу меня ошарашили вопросом: „Почему вы написали заявление Путину, чтобы он освободил Крым от бандеровцев?“

Я пытался вспомнить, когда я это говорил или писал, а они в это время начали выкладывать подробности моей биографии, что я был членом избирательной комиссии при Украине, что я член Союза художников…», — рассказывает Валерией Анисимов. К разговору сотрудники украинской спецслужбы явно подготовились. Ошарашив ювелира своей осведомленностью в его личной жизни, они перешли к проверке информации в мобильном телефоне Анисимова. Одновременно выспрашивали о контактах в Крыму, родственниках на Украине.

«После они попросили меня расписаться на пустом листе бумаги, якобы чтобы сверить подписи. Сказали, что подписи отличаются, и забрали этот лист. В конце меня попросили: „Мы вам позвоним, а вы нам будете сообщать сведения о тех или иных людях“. Я отказался. Я не хочу быть стукачом СБУ», — вспоминает феодосиец.

Валерий Павлович вспоминает, как профессионально на него «давили» допрашивавшие его люди, как запугивали, демонстрировали, что кругом — безлюдная степь, где человека не найти, как намекали на возможные проблемы у родных на Украине в случае несогласия и уверяет: в подобной ситуации отказаться от сотрудничества тяжело.

«Под конец они попросили на пустом листе бумаги написать „Я обязываюсь не разглашать вышесказанные данные“. Я отказался, так как понимал, о чем идет речь. Хотя, честно, я готов был подписать все, согласиться со всем, что они говорили. Я хотел просто выйти оттуда в целости и сохранности. Но после часового допроса они меня отпустили. Я вышел, побрел в сторону Новоалексеевки… Потом решил вернуться, но понял, что уже поздно что-то делать», — рассказывает Валерий Анисимов.

Пробыв несколько дней на Украине и собираясь в обратную дорогу, он заранее предупредил знакомых, чтобы писали в ООН, в суд по правам человека, если в ближайшие дни он не выйдет на связь. По прибытию в пункт пропуска «Чонгар» крымчанина вновь задержали и отвели в знакомую комнату.

«Там опять сидел тот молодой человек в кожаной куртке. В этот раз мне сказали: „Вы патриот Украины? В Феодосии есть военные объекты и нам нужно, чтобы вы о них докладывали“. Связь они предлагали поддерживать по телефону», — вспоминает Анисимов. Его номер телефона записали и отпустили. «Я понимал, что это была вербовка. Я честно хотел очиститься», — рассказывает Валерий Павлович, вспоминая, как, тщательно все обдумав, пришел в феодосийский отдел ФСБ. Там все тщательно выслушали, зафиксировали и, к удивлению Валерия Павловича, очень вежливо объяснили, что явка с повинной гарантировала ему невиновность, он ничего никому не должен и может продолжать обычную жизнь без каких-либо условий и оговорок.

Сегодня он работает, как и раньше. Впрочем, кроме неприятного осадка осталась серьезная проблема: видеться с сыном он теперь не может, поскольку поездки на Украину могут обернуться не только неприятной встречей с сотрудниками СБУ, но и арестом и даже заключением.

Крылов родился в Севастополе в конце восьмидесятых. Отслужил в украинской армии, в политической жизни не участвовал, на госслужбе не состоял, на секретных объектах не работал — в общем, потенциального интереса для украинских спецслужб, казалось бы, не представлял. На Украину съездил всего раз — чтобы получить выписку из налоговых органов для своего работодателя. Въезд на территорию сопредельного государства прошел без эксцессов. Зато выезд превратился в кошмар.

«На обратном пути, когда я уже подходил к окошку проверки документов в пункте пропуска „Чонгар“ (с российской стороны „Джанкой“ — RN), ко мне подошел бородатый мужчина в камуфлированной форме. На ней не было ни погонов, ни опознавательных знаков. Судя по возрасту — офицер. Он отвел меня в сторону и спросил, откуда еду, о моем отношении к Украине», — вспоминает Ян.

Человек вел себя устрашающе. По словам Яна, он принял решение не раздражать неизвестного и на все соглашаться, а потом уже искать выход. «Я сказал, что люблю Украину. После он отвел меня в помещение. Я очень нервничал, хоть и знал, что ничего не нарушил. Он начал задавать вопросы, о том, есть ли у меня российский паспорт, военный билет. Естественно, зная, что меня на Украине могут привлечь к ответственности за российские документы, я решился на обман. Я сказал, что их у меня нет. Тогда он предложил мне, скажем так, „сотрудничество“ с СБУ. Потом он дополнительно проверил все мои вещи», — рассказал Ян. Сотрудничать с украинскими спецслужбами Ян согласился, подписал нужные бумаги и получил позывной — Братан.

«Для первичной связи мы должны были использовать мессенджеры. После, он (вербовщик) создаст мэйл, доступ к которому будет и у меня, и у него. Он будет оставлять в черновиках сообщения, которые после прочтения надо будет удалить. Туда же я должен был писать отчеты. Общение должно было происходить через открытые точки доступа к беспроводному интернету в кафе и торговых центрах», — вспоминает Ян. Сотрудник СБУ объяснил задачи: отслеживать, какую военную технику перебросили в Севастополь, какие корабли зашли в бухту, где дислоцируются воинские части. Как только севастополец поставил подписи под всеми документами, которые требовали подписать, его отпустили. «Он (офицер СБУ — RN) сказал, что при прохождении погранконтроля на территории РФ, если спросят, куда меня отводили, надо ответить, что на допдосмотр.

По приезду в Севастополь я сразу поехал в отдел ФСБ, поскольку понимал, что необходимо было сообщить о произошедшем, чтобы не было уголовной ответственности. И ни при каких обстоятельствах я не собирался шпионить в пользу Украины», — рассказывает Ян.

В октябре 2016 года в аналогичную ситуацию попала Валентина Бондарук из Евпатории, инвалид второй группы, некогда работавшая в Федеральной службе судебных приставов, а до этого — в исполнительной службе Украины. Уйти с работы пришлось из-за болезни. После операции по протезированию сустава Валентина Андреевна собралась ехать на Украину в санаторий. На границе хромающую женщину с палочкой остановили сотрудники СБУ и, как и остальных, провели в отдельное помещение.

«Они начали жесткий допрос, спрашивали, состою ли я в партии, общаюсь ли с правоохранителями, работниками судов и администраций муниципалитетов. Я ответила, что нет, но их это не устроило. В течение шести часов они постоянно вели перекрестный допрос, обвиняли меня во лжи. В итоге забрали телефон и стали выписывать номера, спрашивали про конкретных служащих. Я поясняла, что номера просто остались в телефоне, что с тех пор, как покинула службу, я с этими людьми не общаюсь», — рассказывает Валентина Андреевна.

За шесть часов допросов у женщины-инвалида отняли российский паспорт, угрозами и запугиванием заставили рассказать, где живут дети. «У меня был страх, что я могу не вернуться. Я переживала, что меня как бывшего госслужащего могут просто посадить», — вспоминает крымчанка. Разговор по существу она завела первой: «Двое из присутствовавших сотрудников СБУ вышли из помещения, и я спросила у оставшегося молодого человека: «Вы меня вербуете?» Он ответил: «Вы совершенно правильно поняли. Вы же понимаете, зачем?» Меня затрусило, и он сказал: «Не нервничайте. Вы вернетесь назад, если согласитесь сотрудничать». Под диктовку я написала заявление, что я даю согласие информировать СБУ о том, что происходит в Крыму. Они придумали мне псевдоним «Роза», — говорит Валентина Андреевна.

Во втором заявлении «Роза» подтвердила, что она действительно работала в ФССП. Перед тем, как отпустить, новоиспеченного «агента» сфотографировали.

На лечение в санаторий Валентина Андреевна попала, но места себе не находила и боялась ехать домой. Тем не менее, переход границы в Крым прошел благополучно, а уже дома она обратилась в ФСБ с заявлением.

Николай Каплун родился и всю жизнь провел в Красноперекопске, который с недавних пор стал приграничным городом. С Украиной 30-летний крымчанин, отец двоих детей, ничем не связан: родственников там нет, с друзьями почти не общается. Тем не менее, ездил туда до ноября 2015 года, когда в пункте пропуска «Чаплынка» был завербован. Николай до сих пор недоумевает, чем он, мастер-технолог «Крымского содового завода» привлек внимание СБУ.

«Когда мы воссоединились с Россией, была большая разница в ценах на многие вещи. Я туда (на Украину — ред.) ездил за запчастями на автомобиль, стройматериалами. В ноябре 2015 года поехал забрать очередной заказ», — вспоминает Николай. В тот день он быстро прошел паспортный контроль и уже собирался ехать дальше, как украинский пограничник нашел в бардачке авто российские документы. Николая попросили пройти в отдельное помещение. «Там меня познакомили с двумя гражданами, которые представились сотрудниками Службы Безопасности Украины. Во время разговора они постоянно намекали, что неплохо было бы, если бы я отдал машину в пользу „АТО“ или по возвращению с территории Украины „отблагодарил“ их финансово», — вспоминает Николай.

Общение с сотрудниками спецслужб затянулось на 19 часов, и все это время на крымчанина оказывали психологическое давление. «Я не исключаю возможность, что учитывая, где именно я работаю, они запросто могли мне поручить проведение диверсии на заводе. Тем более, они постоянно мне угрожали. Говорили, что посадят меня, а после обменяют на украинских АТОшников, которых взяли в плен: „Тебя не отпустят. Сейчас приедут люди и отвезут тебя в Херсон“. Постоянно обзывали. Сказать, что у меня была тревога за свою жизнь — это ничего не сказать. Несколько раз толкнули прикладом. Ни еды, ни воды. А когда отпускали в туалет, в поле со мной рядом постоянно находились два автоматчика», — вспоминает Николай.

В конце беседы для устрашения СБУшники дополнительно привлекли сотрудников МВД Украины. Совместными усилиями им удалось вырвать у крымчанина согласие сотрудничать. Напоследок сотрудники СБУ «повеселились» — дали новому «агенту» забавный позывной Рашнтуристо. Объяснили, что связь будут держать через мессенджеры. «СБУшники просмотрели все мои контакты в мобильном телефоне, пытались заставить меня выманить друзей в пункт пропуска, позвонить им. Потом вызвали участкового из Новой Каховки, который сидел, составлял какие-то протоколы, изъял российские документы и уехал, сказав, что завтра я должен быть у него», — вспоминает Николай. Результатом 19-часовых мучений стал ряд расписок, в том числе и «добровольное согласие» на шпионаж в пользу Украины. «Они заставили меня написать также заявление об отказе от российского гражданства. Потом написал заявление о „сотрудничестве“. Конкретно их интересовало передвижение российской военной техники вдоль границы Крыма с Украиной», — вспоминает Николай. После всего пережитого продолжить свое путешествие на Украину крымчанин не решился.

«Выпустили меня в три часа ночи. Я дико замерз, потому как помещение было неотапливаемое, а одет был не по сезону, ведь на машине ехал. Вернулся по украинскому паспорту в Крым. Машину мне так и не отдали, документы российские тоже оставили себе. Домой добрался на автобусе. Хорошо у жены была генеральная доверенность, на следующий день она собралась и поехала забирать автомобиль из пункта пропуска. Они очень интересовались моей персоной, спрашивали у жены, о чем я ей рассказывал. Когда она вернулась, я увидел, что панели машины частично разобраны. Видимо, что-то искали», — рассказывает Николай. Вернувшись в Крым, он также сразу написал явку с повинной в ФСБ. С тех пор за полтора года «с той стороны» его не беспокоили. В распоряжении РИА Новости (Крым) оказались данные конкретных сотрудников СБУ, которые занимаются вербовкой жителей полуострова. Они также будут обнародованы, сообщает РИА Новости Крым.

Читайте также
Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS