Уроженцы республики Таджикистан чаще других становятся исполнителями терактов | Продолжение проекта «Русская Весна»

Уроженцы республики Таджикистан чаще других становятся исполнителями терактов

После очередной операции спецслужб пользователи сети обратили внимание, что большинство исполнителей готовящегося теракта — выходцы из Таджикистана.

В минувший вторник 14 августа сотрудники российской Федеральной службы безопасности (ФСБ) задержали четверых мужчин, готовивших теракты в Москве. По сообщению Центра общественных связей ФСБ, ячейка боевиков включала двух смертников, одного специалиста по подрывному делу и их куратора из запрещенного в России «Исламского государства». Также была обезврежена лаборатория по изготовлению взрывных устройств.

Внимание к происхождению

По итогам отчета силовиков о проведении спецоперации, в комментариях новостных порталов сразу обратили внимание на гражданство задержанных: один россиянин и три выходца из Таджикистана.

При этом не так давно, в апреле, еще один уроженец РТ Содик Ортиков был арестован по делу о взрыве в метро Санкт-Петербурга. Сам Ортиков свою причастность к взрыву категорически отрицал.

В сети же сразу появились заявления, что именно таджикистанцы в последние время становятся исполнителями терактов в РФ. Разумеется, в спор вязались диванные политологи, гадая о том, с чем это связано — с невнимательностью властей РТ, не заметивших потенциальных террористов у себя на родине, плохой работой российских спецслужб или же с какой-то особенной популярностью экстремистских идей среди граждан республики.

«Здесь большую играет освещение в СМИ, поскольку множество лиц, чье происхождение фигурирует в новостях — это случайная выборка, она может не отражать реальной картины. Таджикистан — это второе по числу мигрантов государство-донор рабочей силы в РФ. Учитывая, кого вербуют в террористы, их чисто статистически всегда будет много от общей доли трудовых мигрантов», — считает эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Никита Мендкович.

Хотя он отмечает, что предпосылки для активной вербовки исполнителей терактов в Таджикистане и, не реже — в соседнем Кыргызстане, действительно есть.

У южных границ Таджикистана складывается новое «Исламское государство»

Проблема в том, что регион, особенно Ферганская долина, является полем деятельности агентов радиальных исламских организаций. Это и «Братья-мусульмане», и «Хизб-ут-Тахрир», и даже движение «Джамаат Таблиг», которое местные правоохранители небезосновательно подозревают в симпатиях к талибам.

Все они активно вербуют сторонников из числа молодежи, идейно паразитируя на социальных и экономических проблемах региона. Ситуация усугубляется тем, что во многих странах ЦА существует проблема нехватки кадров в среде исламского духовенства. И кафедры мечетей, скажем, в том же Кыргызстане, порой занимают люди с довольно сомнительным прошлым и не менее сомнительной богословской подготовкой.

А с недавних пор здесь объявились и эмиссары «Исламского государства». И вот их опыт пропаганды, судя по череде терактов на Ближнем Востоке, в Европе, России и Афганистане, позволил поставить на поток организацию терактов и подготовку смертников.

Неприятное совпадение

И все же, почему такая проблема больше характерна именно для Таджикистана и Кыргызстана, а не для их ближайшего соседа?

«В Узбекистане гораздо сильнее прессинг исламистов. И в плане жесткости спецслужб и на уровне законодательства. К примеру, там предусмотрена ответственность даже за просмотр экстремистского контента. В РУз долгое время практиковали изъятие на въезде в страну компьютеров, флэшкарт и прочих носителей, если обнаруживали запрещенные материалы», — пояснил Мендкович.

Кроме того, в Узбекистане раньше всех начали борьбу с экстремизмом. Когда в начале 90-х появилось движение за провозглашение исламского государства в Узбекистане, власти отреагировали предельно жестко, пересажав значительную часть активистов. Те, кто не оказались за решеткой, спешно бежали из страны.

К слову, многие из активных поборников исламистского движения нашли убежище именно в РТ, где воевали на стороне Исламской партии возрождения Таджикистана в ходе гражданской войны 1992–1997 годов.

По мнению военного эксперта Игоря Коротченко, сейчас самое главное, что террористов задержали, а значит, ФСБ держит ситуацию под контролем тех. Попадание же в новостные заголовки граждан Таджикистана — это не более чем случайность.

«Все центральноазиатские республики — это зона риска. К сожалению, полностью теракты предотвратить невозможно. Противодействовать этому может только агентурная работа внутри национальных диаспор и бдительность населения», — полагает Коротченко и отмечает, что в криминальных сводках в качестве террористов не менее часто фигурируют и граждане России.

Тут существует еще одна проблема. Сам факт подготовки теракта выходцами из Таджикистана не добавит симпатий к уроженцам страны в глазах многих жителей РФ. И вновь «подогреет» тему о введении визового режима с государствами Центральной Азии.

«Людей, выдвигающих довольно радикальные лозунги, будет много. И значительная часть граждан эти лозунги легко воспримет. Страх „чужих“, мигрантофобия — это часть любого общества», — подчеркивает специалист по миграционному законодательству, директор фонда «Добрососедство» Юрий Московский.

Так и случилось в Бельгии, Франции и Англии после серии терактов, унесших жизни нескольких десятков человек. Тогда во многих странах Евросоюза, славящегося традициями гуманизма и толерантности, глухое недовольство наплывом беженцев и мигрантов с Ближнего Востока быстро переросло в реальные законодательные инициативы, позволяющие «закрутить гайки» в сфере миграционного контроля.

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!