Острожская Библия: памятник общерусского единства | Продолжение проекта «Русская Весна»

Острожская Библия: памятник общерусского единства

Десятого сентября в Почаевской Лавре престольный праздник. Вместе со всеми православными по всей Руси великой братия вспоминает обретение мощей преподобного Иова Почаевского (до пострига — Ивана Ивановича Железо).

Почаевская лавра — поистине оплот правой веры посреди беснования изменников, желающих предать своих прадедов и перечеркнуть весь героический путь нашей Церкви, устоявшей за века католического ига, не дрогнувшей, не отступившей от истины. Так есть сейчас и так было во время подвигов Иова Почаевского. Преподобный Иов защищал Православие и созданную Православием Русскую цивилизацию разными способами: устным и письменным словом, молитвой и личным примером. В числе его заслуг — духовная редакция Острожской Библии, первого полного церковнославянского варианта Священного Писания, напечатанного типографским способом.

Конец шестнадцатого века — переломное время для Западной Руси. После Люблинской унии 1569 года Великое Княжество Литовское попало под контроль Варшавы, и прежняя политика относительной религиозной терпимости сменилась экспансивным окатоличиванием. С помощью жёсткой экономической сегрегации, поражения в политических правах Речь Посполита старалась склонить своих православных подданных к унии. Кроме кнута дискриминации Варшава активно применяла и пряник образования.

Запад в то время заметно превосходил православный мир в книгоиздательском деле. Первая типография Иоганна Гутенберга в Германии начала работать около в 1450 года, а к концу второй трети шестнадцатого века в Европе действовало уже более сотни католических и протестантских типографий с огромными для того времени тиражами книжной продукции — сотни тысяч книг в год. На всей Руси, по достоверным данным, в 1570-е годы имелось лишь две, более скромные типографии, печатавшие церковнославянские книги — в Новгороде и в Москве.

Русские земли, находившиеся под властью польской короны, — вся нынешняя Украина и нынешняя Белоруссия, — вообще не имели источников церковной литературы на понятном, родном языке. Проигрышное для наших предков положение изменили три человека: князь Константин Острожский, маршалок Волынской земли; преподобный Иов Почаевский, (в то время — настоятель Дубенского монастыря) и русский первопечатник Иван Фёдоров.

Острожский, крупнейший православный меценат Западной Руси, в 1576 году основал первую на Волыни Греко-Славяно-Латинскую академию, с целью создания православного интеллектуального центра и альтернативного пути распространения знаний, помимо католических университетов. В академии собрались лучшие учёные западной части Русского мира.

О том, какие плоды принесло их содружество и каких учеников они готовили, говорит следующий факт. Полвека спустя сын ректора Академии Герасима Смотрицкого — гениальный филолог-славист Мелетий Смотрицкий — создал первую славянскую грамматику. Она выдержал десятки переизданий, по ней целых два столетия учились славянские школьники, от Черногории до Сибири.

Годом позже, в 1577-м, Острожский пригласил из Москвы Ивана Фёдорова, с которым основали типографию, издав в первую очередь русский букварь для массового обучения грамотности, а в 1580–81 годах — Острожскую Библию. Всего в Остроге вышло около 1500 экземпляров Библии — больше чем для половины православных приходов Речи Посполитой. Потом Острожская Библия допечатывалась в Вильне, неоднократно переиздавалась в Москве и в Киеве. Почти полтора века она являлась эталонным изданием Священного Писания для всей православной Руси.

Конечно, на современной Украине, охваченной пожаром исторической ревизии, не признают Острожскую Библию памятником русского книгоиздания, но исключительно украинского. С таким же успехом можно отрицать принадлежность к русскому наследию Елисаветинской Библии 1740 года, — мол, это исключительно петербуржская книга. В годы издания Острожской Библии никакого деления на русских (великороссов), украинцев и белорусов не существовало.

За её выпуск надо должны благодарить трёх человек: Константина Острожского (уроженца Турова, ныне Гомельская область), Ивана Фёдорова (уроженца Москвы, подписывавшегося «Иван Федоров Москвитинъ») и Иова Почаевского (уроженца Коломыи, ныне Ивано-Франковская область). В наши дни мы назвали бы этих людей белорусом, россиянином и украинцем, но сами они считали себя русскими и, бесспорно, таковыми и являлись.

Кстати, административный регион Речи Посполитой, в котором работала типография Ивана Фёдорова, назывался «Воеводство Русское». Это нынешняя Галичина с кусочком Волыни. Я своими глазами видел старинную польскую карту с таким названием — Województwo ruskie — в Полоцком музее. И, наконец, маленький фрагмент Острожской Библии, её первые строки в подлиннике: «Иско́ни сътворѝ богъ не́бо и зе́млю. Земля́ же бѣ неви́дима и неукраше́на, и тма̀ ве́рху бе́зъдны. И духъ бо́жїи ноша́шеся ве́рху воды̀». Всякий, кто знаком с наречиями восточных славян, без труда поймёт, что язык этого издания — общий для всех трёх народов Руси, в равной мере удалённый от современных литературных вариантов. Это наш общий памятник. Его ценность — не только в сохранении вечных истин.

Сегодня Острожская Библия с особой силой напоминает о земных трудах наших предков, устоявших в трудное время западной экспансии, четыре с половиной века назад.

Материал подготовлен при поддержке Международного Византийского клуба

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS