Американские эксперты: не стоит ждать сейчас смягчения санкций США в отношении России | Продолжение проекта «Русская Весна»

Американские эксперты: не стоит ждать сейчас смягчения санкций США в отношении России

Перспективы смягчения американского режима антироссийских санкций на данном этапе практически не просматриваются. Такое мнение выразили опрошенные корреспондентом ТАСС эксперты в Вашингтоне.

Тучи на горизонте

На взгляд бывшего посла США в России Александра Вершбоу, американское правительство будет жестко исполнять принятый в августе закон, предусматривающий кодификацию различных ограничительных мер в отношении России, Ирана и КНДР. «Я считаю, что администрация будет в полной мере применять санкции, особенно те, которые относятся к Украине, несмотря на критику закона президентом [США Дональдом Трампом]», — отметил экс-руководитель американской дипломатической миссии в Москве (2001–2005 годы).

С таким прогнозом фактически согласился бывший помощник госсекретаря США по связям с общественностью и прессой Филип Кроули. «Конгресс выбрал себе более напористую роль при введении этого раунда санкций. Если администрация Трампа будет принимать решения о том, что приостановка действия этих санкций отвечает интересам США, то у Конгресса будет возможность сказать свое слово по данному поводу. В сложившемся политическом климате, особенно с учетом недавнего решения Москвы предписать США драматическим образом сократить американское дипломатическое присутствие в России, сложно увидеть перспективы смягчения [санкционного режима]», — сказал Кроули, проработавший в общей сложности несколько десятков лет в аппарате Белого дома, Пентагоне и Госдепартаменте США.

«В связи с тем, что продолжаются различные расследования относительно того, какую роль Россия играла в избирательной кампании [в США] в 2016 году, [двусторонние] отношения, вероятно, будут оставаться сложными. Если уж на то пошло, то они могут стать еще хуже <…>. Не думаю, что мы еще прошли „дно“ в отношениях между Россией и Соединенными Штатами», — заявил политолог, который теперь занимается преподавательской деятельностью в ряде престижных высших учебных заведений.

Ключевой фактор

Между тем старший научный сотрудник Института Брукингса Майкл О’Хэнлон уверен, что на формирование подхода администрации Трампа к закону об ужесточении санкций в любом случае будет влиять в первую очередь положение в российско-американских отношениях.

«Мое предположение заключается в том, что самым важным фактором станет будущее состояние [двусторонних] отношений — какие в них станут происходить события, насколько антагонистическими окажутся эти связи, сможет ли американо-российское взаимодействие по всему миру улучшиться», — сообщил этот специалист.

На вопрос о том, следует ли рассчитывать на принятие Вашингтоном решений о приостановке действия тех или иных антироссийских санкций по соображениям обеспечения национальных интересов и безопасности США, он ответил следующим образом: «Для того, чтобы это стало возможным, Трампу понадобится определенная помощь Москвы с учетом вышеизложенных соображений».

Надежда на Суркова и Волкера

Вершбоу счел необходимым отдельно указать на то, что «основой для отмены большинства связанных с Украиной санкций по-прежнему остается имплементация минских соглашений и восстановление суверенитета Украины над Донбассом».

Он заострил особое внимание на первом очном контакте между помощником президента России Владиславом Сурковым и назначенным спецпредставителем США по Украине Куртом Волкером, состоявшемся 21 августа в Минске. С точки зрения Вершбоу, который в 2012–2016 годах являлся первым заместителем генсека НАТО, значение формата переговоров Суркова и Волкера потенциально способно выйти за рамки украинской проблематики и привести к оздоровлению отношений Москвы и Вашингтона в целом.

«Встреча между Владиславом Сурковым и послом Куртом Волкером является благоприятной возможностью, позволяющей обсудить условия сделки, которая может решить вопрос с Донбассом и открыть путь к снятию [с Москвы] санкций, относящихся к Донбассу, а также к более широкому улучшению американо-российских отношений», — убежден Вершбоу, который в прошлом работал в том числе в аппарате Белого дома и Пентагоне.

Недовольство Европы и влияние деловых кругов

Комментируя резкую критику, с которой в адрес нового американского закона множество раз на самых высоких уровнях выступил Евросоюз, Вершбоу выразил мнение, что трансатлантическая солидарность по вопросу о применении рестрикций в отношении России сохранится. «Единство США и Европы по поводу санкций остается прочным. И России было бы глупо ожидать какого бы то ни было разрыва этого единого фронта», — утверждал экс-посол.

«Европа разделяет заинтересованность в быстрой имплементации минских соглашений, что создаст базис для отмены многих санкций. В то же время Европа, вероятно, согласится с США по вопросу о дальнейшем ужесточении санкций, если Россия обеспечит эскалацию ежедневных вылазок, которые происходят с оккупированных территорий и создаст препятствия прогрессу на переговорах [об урегулировании на востоке Украины]», — полагает Вершбоу.

В свою очередь О’Хэнлон прогнозировал, что степень воздействия американского предпринимательского сообщества на Конгресс по вопросу о санкционном режиме в значительной степени зависит от действий Москвы. «Позиция бизнес-сообщества окажется слабой», если будут продолжаться, как выразился представитель руководства Института Брукингса, «российские провокации, особенно такие, как те, что происходили в Восточной Европе».

Кому ходить первым

Со своей стороны Кроули предсказывал, что в нынешней ситуации Вашингтон ждет, что Москва первой сделает какие-то серьезные конструктивные шаги в целях разрядки напряженности в двусторонних отношениях. России «придется сделать что-то драматичное на каком-то фронте — применительно к Сирии, Северной Корее или Украине, чтобы изменить существующую геополитику», у Москвы «было много возможностей сделать это», но она еще не отреагировала «каким-то значимым образом», считает бывший помощник госсекретаря США.

Приоритеты администрации Трампа

Вслед за ним важнейшими для Вашингтона направлениями российско-американского взаимодействия, которые администрация Трампа постарается оградить от негативных последствий принятия нового закона, и Вершбоу, и О’Хэнлон назвали урегулирование в Сирии и преодоление кризиса вокруг ядерных и ракетных разработок КНДР.

«Думаю, что администрация США, невзирая на разногласия между Вашингтоном и Москвой насчет санкций, продолжит работать с Россией в сферах, представляющих взаимный интерес, таких как Сирия и Северная Корея. <…> Надеюсь, прогресс также может быть достигнут в плане уменьшения риска военных инцидентов, укрепления военной транспарентности и предсказуемости, восстановления соблюдения договоров о контроле над обычными и ядерными вооружениями. Еще можно устранить ущерб, нанесенный евроатлантическому порядку в области безопасности, на наш взгляд, российской агрессией против Украины», — сказал Вершбоу.

Отвечая на просьбу перечислить сферы сотрудничества с Россией, которые власти США захотят «защитить», О’Хэнлон подчеркнул: «Разумеется, это Сирия и Северная Корея. Но в идеале также политика в отношении Афганистана и даже европейская безопасность».

Юридические споры

О’Хэнлон выразил уверенность и в том, что резкие противоречия между исполнительной и законодательной ветвями власти США относительно соответствия нового закона Конституции страны и того, представляет он или нет посягательство на полномочия президента, останутся и в будущем. «Трения сохранятся», — заявил, затронув эту тему, сотрудник Института Брукингса.

В то же время американский юрист Ричард Эпстин, специализирующийся на конституционном праве, сообщил корреспонденту ТАСС, что считает маловероятным переход таких споров между администрацией и Конгрессом в плоскость судебного разбирательства. «Короткого ответа на данный вопрос нет. Но вполне обоснованным предположением здесь было бы то, что суды не станут вмешиваться ни в какую битву между ветвями власти в лице президента и Конгресса», — сказал Эпстин.

«Юридические битвы длятся целую вечность. А решение по санкциям, каким бы оно ни было, должно приниматься быстро. Это — одна из причин, по которым данная способность Конгресса одобрять или не одобрять решения президента, будет вызывать столь серьезные разногласия. Я бы ждал в случае содержательных противоречий [между администрацией и Конгрессом] компромиссной сделки, и по состоянию на сегодняшний день никто не знает, возникнет ли вообще такой вопрос. Но на эту проблематику явно будет оказывать значительное воздействия так называемая доктрина «политического вопроса», — добавил эксперт.

В американском конституционном праве эта доктрина подразумевает, что суд занимается разбирательством только юридических, а не политических вопросов.