RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   83,6888
1 EUR   73,6118
1 USD   63,6175
10 UAH   24,0157
Украинские диверсанты  рассказали о провале своей спецоперации в ЛНР (ВИДЕО) | Продолжение проекта «Русская Весна»

Украинские диверсанты рассказали о провале своей спецоперации в ЛНР (ВИДЕО)

Сотрудники МГБ ДНР организовали пресс-конференцию с участниками диверсионной группы, действовавшей в Республике. Задержанные рассказали о подробностях своей работы и вербовки, об участии в диверсионно-террористических актах на территории ЛНР, суммах, обещанных им после устранения вице-премьера ДНР Александра Тимофеева, передаёт корреспондент «ПолитНавигатора».

Денис Дербишин (Крик): Задание было взорвать машину, конкретного объекта мы не знали. Было сказано, что есть машина, чёрный лексус, мы должны были взорвать конкретно машину, самого человека не знали. Когда я уже сюда приехал, я позже уже понял, кто это такой. Конкретного человека не называлось. Целью конкретного подрыва был именно автомобиль.

— Скажите, кто и при каких обстоятельствах вам дал это задание? Какая у вас была мотивация давать согласие?

Денис Дербишин (Крик): Изначально всё происходило несколько глубже. Я был завербован в октябре 2016 года спецслужбами Украины. Было одно задание, которое провалили. Вывезли на Украину раненого товарища, там нас уже сняли на камеру, взяли подписки о сотрудничестве. Как я узнал позже, этим всем занимался Балов Павел Александрович. Они же с нас и взяли подписки о сотрудничестве со спецслужбами, отсняли нас на камеры. Уже позже, в мае 2017 года в Киеве Балов передал нас некоему человеку по имени Сергей с позывным «Хорнет». От него мы и получили данное задание, чтобы поехать в Донецк и взорвать машину. Как я говорил ранее, он не говорил, кто будет конкретной целью. Он просто сказал: «Вот Lexus LX560 чёрного цвета, который ездит по улице Ульриха. Там с помощью СВУ (самодельного взрывного устройства) должны были взорвать автомобиль.

— Какая у вас была мотивация, почему вы не отказались от задания?

Денис Дербишин (Крик): Как я уже озвучивал, изначально, ещё в октябре 2016 года это были деньги. От этого невозможно было отказаться, потому что взяли в оборот. Уже пошли угрозы с их стороны, что могут пострадать не только мы, что всё то, что было снято на камеру, все наши подписки — всё попадёт в спецслужбы Республик, что мы сотрудничаем с украинскими спецслужбами. Естественно, угрозы семье. Отказаться уже было невозможно. У нас не было документов.

Игорь Евтюшин (Борода): Примерно в июне месяце нас с Денисом вывезли в лесной массив, и провели подготовку-тренинг. Нам показали взрывное устройство, которое позже было передано сюда, путём закладки в город Донецк. Показали, как его активировать, как им пользоваться, как его устанавливать, объяснили маршрут следования объекта, то есть, место проживания объекта, и как он ездит. Объяснили, где заложить конкретно, как лучше. Ими было выбрано место закладки взрывных устройств.

Денис Дербишин (Крик): У нас не было задачи его убить. Это нелепое стечение обстоятельств — как всё произошло.

-Подробнее о взрывных устройствах можете рассказать? Как происходила передача? Что это вообще за устройство? Где хранили?

Игорь Евтюшин (Борода): передали устройство в гараж, который был предварительно снят. Устройств было два. Изначально речь шла об одном, позже сказали, что их будет два. Одно, которое мы видели в июне месяце в районе города Киев, было самодельным взрывным устройством на вид как коробок. Как нам объяснил «Хорнет» — это разобранное МОН-90 и второе, созданное на его базе. Оно доработано тем, что переделано под дистанционную активацию с пультом управления. Собственно, их и предали в гараж, предварительно снятый Денисом.

Денис оставил ключи, скинул их координаты, через несколько дней пришёл и забрал их, а в гараже уже была закладка.

-Можете рассказать, кто вами занимался — СБУ или ГУР?

Игорь Евтюшин (Борода): Изначально нами занимался Павел Балов, который имеет больше отношения к военным, а позже, весной, он нас передал ГУРовцам. Сергей «Хорнет» он не представился толком, не показал никаких удостоверений, он просто представился, что он из этих структур.

— Как вы обменивались информацией со своими кураторами?

Игорь Евтюшин (Борода): Это происходило путём мобильных телефонов и установленных в них мессенджерах — изначально WhatsUp, а потом Vine.

Денис Дербишин (Крик): по их данным, эти мессенджеры не прослушиваются, их как бы нельзя проследить. О какой-то конкретной конспирации, по которой нас бы готовили, такого не было. Нам было сказано установить данные мессенджеры, и общаться только по ним. Никакой мобильной связи, никакими мобильными операторами мы не пользовались. Если выходили на связь, то только с помощью данных мессенджеров.

— Какую сумму вам обещали за выполнение данного задания?

Денис Дербишин (Крик): Десять тысяч долларов. Каждому.

— Как проходило ваше финансирование?

Игорь Евтюшин (Борода): Собственно, нам была выделена сумма вознаграждения за операцию, и, по словам Сергея, такая же сума была выделена на обеспечение. Выделялось примерно тысяча долларов на всё — снять квартиру и так далее. Когда деньги заканчивались — об этом сообщалось Сергею, и он докидывал дополнительно путём тайников. Опять же, в размере не более тысячи долларов.

— Хотелось бы вернуться к вопросам конспирации и вашему неудавшемуся подрыву. Учитывая, что вы были носителями секретной информации, при этом у вас не было особой конспирации. Не было ли у вас ощущения, что вами просто открыто пользуются? Были ли предположения, что вас могли использовать и после этого уничтожить?

Игорь Евтюшин (Борода): Да, такие предположения были, но как уже говорил Денис, у нас не было особого выбора. С попаданием на территорию Украины, у нас уже не было документов, деньги выдавали только на еду. Сказали: «Или вы будете сотрудничать, или мы вас сажаем за сепаратизм, и вы будете сидеть около пятнадцати лет».

— А вы можете подробнее рассказать о взаимодействии ГУР и СБУ в процессе подготовки всех этих мероприятий по подрыву автомобиля?

Денис Дербишин (Крик): О конкретном взаимодействии я не знаю. В конце августа-начале сентября, когда дело подходило к своему финалу, в один из дней, при общении с «Хорнетом» он сказал, что человек должен привезти взрывное устройство и положить его в гараж. Перед этим он сказал. Что на границе на пункте пропуска агентурой СБУ были задержаны двое, и что из-за этого произошёл большой кипишь, якобы в Донецке были задержаны и допрошены 1200 человек и что СБУшная контора здесь «спалилась». Он попросил, чтобы, когда я оставил ключи, мы посмотрели за гаражом. Якобы, человек, принадлежащий к конторе СБУ, должен был привезти туда устройство. Насколько это правдиво — я не знаю, но мы так и сделали: пару дней смотрели за гаражом. В один из дней, это был уже конец августа, примерно 27 число, я точной даты не назову, но это было после Дня шахтёра, туда человек на волге серого цвета привёз взрывное устройство. Сергеем также было дано распоряжение, что, когда мы увидим человека, который привёз его, невзначай посмотреть на его поведение. Мы так и сделали, но он проехал на красный свет светофора. Я постарался не нарушать правил дорожного движения, чтобы меня не остановило ГИБДД. В итоге, он скрылся из нашего поля зрения.

После того, как мы вернулись в гараж, взяли ключи там, где я их и оставлял, мы посмотрели, что в гараж он привёз МОН 90. Мы об этом сообщили Сергею, на что он нам ничего не сказал. На этом всё, что я знаю об их совместном сотрудничестве.

-После того, как вы совершили эту попытку, как вы планировали совершить отход и почему этого не произошло?

Игорь Евтюшин (Борода): Мы планировали выехать вначале в город Макеевку, там уже был снят гараж, затем мы сели в кафе (это было заранее обговорено). Сергей нам обещал, что в течении 15 минут за нами приедет человек и доставит на пункт пропуска Майорск. Мы так и сделали: приехали, поставили машину, и просидели, наверное, 1,5, а то и два часа. Пока доехали, прошло ещё два часа. Когда приехали на КПП, оказалось, что там большая очередь — порядка 300–400 автомобилей. Мы связались с Сергеем, он сказал нам купить очередь, чтобы мы долго не стояли. Когда начали определяться, то денег не оказалось ни у нас, ни у перевозчика, которого этим не обеспечили. Мы не единожды уведомляли об этом Сергея, но он говорил нам: «Хватит». В общем, когда мы приехали, мы там застряли надолго, и, скорее всего, нас опознали с каких-то видеокамер. Нас опознали и задержали.