Фальшивый «ас» США: история американского летчика, в одиночку «сбившего» сразу три МиГа | Продолжение проекта «Русская Весна»

Фальшивый «ас» США: история американского летчика, в одиночку «сбившего» сразу три МиГа

Шел 1972 год; бесславная, кровавая война с вьетнамскими патриотами, унесшая до двух миллионов человеческих жизней, подходила к концу, а у Америки, несмотря на многочисленные воздушные бои «фантомов» с МиГами, все еще не было «асов» – летчиков, которые бы сбили пять и более вражеских самолетов.

Между тем, асы Пентагону требовались по законам жанра для пропагандистских целей, дабы обеспечить затянувшейся драме «счастливый конец», предоставить живущему, и последующим, поколениям американцев «яркие примеры» для преклонения и подражания. А если потребность в героях существует, то таковые обязательно найдутся. И вот, 10 мая лейтенант Randall Harold Cunningham (1942г.р.) заявил, что, действуя вместе с напарником по двухместному истребителю F-4J Phantom II – оператором оружия William Driscoll - сбил сразу три вражеских самолета (единственный в истории случай применительно к «фантомам»), что довело общий счет его побед до заветной отметки.

Благодаря телерадиовещанию и прессе, новость о появлении первого американского «аса» Вьетнамской войны моментально облетела всю планету. И, как в сказке, мало чем выделяющийся из тысяч коллег - авиаторов, Каннингхэм стал «звездой», обретя славу самого результативного истребителя Военно-морских сил США в Юго-восточной Азии. Вскоре собственный «ас» появился и у Военно-воздушных сил: капитан Richard Stephen Ritchie в ходе воздушной операции Linebacker последовательно довел счет собственных побед над МиГами до пяти. На момент подписания январских 1973 года мирных соглашений, эти два летчика остались единственными «фантомными асами», преодолевшими заветный «рубеж» на пути к славе (отметим, что операторы оружия двухместных истребителей также вели и пополняли собственный «счет», однако особого интереса общественности к ним не наблюдалось).

Летчику дали срок

Отслужив двадцать лет ВМС США, в 1987 году кавалер дюжины государственных наград Randall Harold Cunningham занялся бизнесом, основав маркетинговую фирму Top Gun Enterprises. Позже он подался в политики, и на протяжении пятнадцати лет заседал в Конгрессе. Изменчивая судьба сыграла злую шутку, и на старости лет Каннингхэм попал «в места не столь отдаленные». Весной 2006 года получил тюремный срок восемь лет и четыре месяца по обвинению в мошенничестве, взяточничестве и уклонению от уплаты налогов в особо крупном размере. Главным пунктом обвинения стало выходящее за пределы законности лоббирование интересов фирм, занимающихся военной продукцией, при формировании закупок для Пентагона.

Наказание могло оказаться еще более суровым, но обвиняемый признал вину (включая махинации на общую сумму порядка двух миллионов долларов), пошел на сотрудничество со следствием и написал открытое письмо со словами раскаянья. «Я подвел свою семью, друзей, коллег, избирателей и себя самого, о чем сейчас глубоко сожалею. Правда - в том, что я нарушил закон, скрывая содеянное, и не оправдал оказанного мне доверия. Понимаю, что теперь мне придется расстаться со свободой, репутацией, накоплениями, и, важнее всего, доверием друзей и домочадцев. В своей жизни я познал и большое счастье, и горькую печаль, а сейчас переживаю великий позор. Во Вьетнаме истинным мерилом мужчины было, как он реагирует на превратности судьбы. Все мною содеянное исправить не получится, остается лишь искупить свою вину».

Освобожденный в 2013 году, Каннингхэм проводит завершающую часть богатой на события жизни в одиночестве: первая жена добилась развода на основании нанесенных мужем многочисленных оскорблений, вторая – подав письменный иск, характеризующий супруга как «очень агрессивного, импульсивно-буйного персонажа», от коего можно ожидать «физической опасности». Злость на бывшего конгрессмена затаили и политики: демонстрируя норов и склочность, «герой-летчик» не раз извергал злословия и на оппонентов в стане демократов, и на коллег по Республиканской Партии. Вот, вкратце, история господина Каннингхэма – известнейшего американского истребителя времен Вьетнамской войны, впоследствии ставшего и «самым коррумпированным конгрессменом всех времен», как его окрестили отдельные СМИ.

Воздушное сражение

Зная жизненный путь и особенности характера господина Каннингхэма, попробуем разобраться, а был ли тот в действительности «лучшим асом» и «самым результативным истребителем» Вьетнамской войны? Выпускник Морской Академии, в 1967 году молодой авиатор освоил палубный истребитель F-4B Phantom II и, на борту авианосца America отправился на борьбу с народно-освободительным движением Юго-восточной Азии. Повезло: в отличие от Джона Маккейна, сбитого осенью 1967 года советской ракетой над Ханоем и проведшего шесть лет в лагере военнопленных, его «Фантом» избежал поражения средствами ПВО Демократической Республики Вьетнам.

В конце 1971 года Каннингхэм отправился во второй по счету «боевой тур» на авианосце Constellation. Теперь, однако, он уже был не «зеленым птенцом», а умудренным опытом воздушным бойцом – выпускником специальной школы летчиков-истребителей Top Gun. Тип крылатой машины остался прежним, но подоспела более совершенная модификация F-4J отличавшаяся доработанным бортовым радиолокатором, способным видеть воздушные цели на фоне подстилающей морской поверхности. Каннингхэм открыл боевой счет 19 января 1972 года, а 8 мая сбил второй вражеский самолет, но и сам едва «унес ноги», оторвавшись на форсаже от зашедшего в хвост МиГ-17.

Боевые действия утром 10 мая 1972 года открылись массированным налетом палубной авиации с авианосцев Constellation, Coral Sea и Kitty Hawk на цели в районе портового города Хайфон. Одновременно по близлежащим населенным пунктам Демократической Республики Вьетнам действовала тактическая авиация ВВС США. Вместе с зенитчиками, противодействие оказывали перехватчики трех истребительных полков ВНА (921-го, 923-го и 925-го); в небе завязалось масштабное по числу и составу вовлеченных сил и средств воздушное сражение.

Боевой порядок американской авиации включал четверки истребителей «расчистки воздуха» (MiGCAP) и «непосредственного охранения» (Strike Escort), каждый с четырьмя тепловыми AIM-9 и четырьмя радиолокационными ракетами AIM-7E2 класса «воздух-воздух». Героя же нашего повествования включили в состав группы подавления зениток (Iron Hand), а посему на двух узлах подвески оружия его «фантома» вместо ракет расположились кассетные бомбы Rockeye. По всей видимости, в пылу завязавшегося сражения последние полетели «куда попало»; во всяком случае, официальные источники ВМС США и сам «герой-летчик» в своих отчетах и интервью не уделяют им должного внимания.

Основное направление практического применения недюжинного таланта письменного и устного слова господина Каннингхэма пришлось к описанию противоборства с вражескими летчиками. В красках, с упоением он рассказывал, как в «собачьей свалке» последовательно «завалил» два МиГа, с расходом по одной тепловой ракете на каждого.

Возвращаясь на авианосец, F-4J наткнулся на идущий «прямо в лоб» одиночный МиГ-17. Завязался маневренный воздушный бой, в ходе которого, по словам Каннингхэма, вражеский самолет несколько раз занимал выгодную огневую позицию, но все выпущенные снаряды прошли мимо. Подробное описание данного противоборства можно найти в англоязычной прессе: оно захватывает дух красочностью речи рассказчика и его умением заинтриговать читателей. Убрав словесную шелуху, в сухом остатке получаем: совершив ряд ошибок при выполнении пространственных маневров, экипаж F-4J, тем не менее, сумел-таки одолеть «вьетнамского аса», поразив МиГ последней парой тепловых ракет AIM-9.

Разбор полетов

Эмоциональный рассказ летчика неоднократно, полностью либо частично, перепечатывался различными СМИ. При этом мало кто из западных журналистов и историков решился подвергнуть слова «героя» критическому разбору. Присущая англосаксонским СМИ смелость мысли и тщательность расследований были благоразумно сохранены для иных случаев, дабы не кинуть тень на национального героя Америки. Между тем, даже беглый анализ обнажает очевидные «нестыковки» в описании воздушного сражения под Хайфоном.

Во-первых, господин Каннингхэм утверждает, что его противником в «том самом» бою был некий «полковник Toмб», также известный как «Нгуен Тун». Однако в действительности такого человека среди выполнявших боевые вылеты вьетнамских летчиков никогда не было. Более того: среди тех, кто в те далекие годы сидел за рычагами управления МиГ-17, МиГ-19 и МиГ-21 ВВС Северного Вьетнама полковников вообще не было – только лейтенанты, капитаны да майоры. «Полковник Томб» (Тун) встречается лишь в рассказах американских летчиков, а те, в свою очередь, услышали это имя от офицеров спецслужб, проводивших брифинги о личном составе «сил вьетконга».

Почему же «мифический полковник» был выбран Каннингхэмом на роль главного противника в «том самом» воздушном бою? Можно предположить, что всем тем, кто помогал лейтенанту в деле «героизации» событий 10 мая, представлялось важным показать мировому обществу, что «настоящие» американские парни «круче» самого умелого и опытного противника, смело дают ему смертный бой даже когда противоборство начинается в невыгодных условиях.

Во-вторых, обращает на себя внимание факт, что, пройдя полный курс повышения боевой подготовки в элитной школе Top Gun, включающий учебные воздушные бои с самолетами, имеющими схожие летно-технические характеристики с МиГ-17 (например, A-4 Skyhawk), Каннингхэм, тем не менее, провел «главное сражение» своей жизни с нарушением множества установок наставников с авиабазы Miramar.

Выделим хотя бы пару моментов. Быстро опознав тип идущего на сближение летательного аппарата, американский летчик не уклонился от «лобовой атаки», хотя знал, что МиГ-17Ф способен вести сильный огонь вперед тремя встроенными пушками калибра 23 и 37мм, а F-4J вооружен лишь ракетами. Затем, в ходе маневрирования, Каннингхэм неоднократно допускал снижение скорости до 200 узлов (370 км/ч), а один раз и вовсе до 150 узлов (280 км/ч), что на высотах, где проходил воздушный бой (до 18 тысяч футов/5500 метров), дает МиГу существенное преимущество в маневренности. Между тем, инструкторы Top Gun настоятельно рекомендовали экипажам «фантомов» использовать преимущества своего самолета, которые раскрываются на высотах ниже 4000 метров при переводе воздушного боя в область высоких дозвуковых скоростей. Простыми словами, «герой-летчик» действовал вопреки наставлениям.

В-третьих, вызывают удивление неправильные действия «героического экипажа» F-4J на завершающем этапе его участия в воздушном сражении 10 мая 1972 года. Посредством радиотехнической разведки получив предупреждение о работе систем ПВО, летчики не стал выполнять маневр противозенитный маневр. «Я посмотрел направо и увидел ракету, идущую на наш самолет», - вспоминал Каннингхэм. Однако ему показалось, что траектория движения В-750 комплекса С-75 «Двина» «немного отклонилась в сторону», и ракета пролетит на удалении порядка четырехсот футов (120 метров) от «фантома».

Между тем, для опасений имелись веские основания: боевая часть ракеты В-750 общей массой 196 кг начинялась взрывчатым веществом на основе гексогена. Зная об этом, в одном из своих послевоенных интервью Каннингхэм утверждал: «Нет таких слов и выражений, с помощью которых можно описать происходящее в голове летчика, когда он заметил пуск зенитной ракеты». Поразительная пассивность экипажа F-4J при его обстреле средствами ПВО 10 мая 1972 года нашла выражение в том, что ракета взорвалась достаточно близко к «фантому», чтобы поразить его осколками; оба двигателя остановились, и пропало давление в гидравлической системе самолета.

В-четвертых, обращает на себя внимание тот факт, что одиночный «фантом» стал мишенью для зенитного ракетного дивизиона в то время, когда в небе продолжалось воздушное сражение с МиГами. Это противоречит описанию боевых действий во Вьетнаме советскими военными советниками, утверждающими, что расчетам ЗРК категорически запрещалось вести стрельбу, когда в районе находились перехватчики ВВС ДРВ. Среди причин называлась и такая, что вьетнамские летчики порой выключали ответчики государственного опознавания (система «свой-чужой») из-за опасений быть обнаруженными специальными средствами технической разведки ВВС и ВМС США.

В-пятых, интересен и сам факт того, что «герой-летчик» объявил об уничтожении трех вражеских самолетов в бою 10 мая 1972 года сразу по возвращению на авианосец, куда его вместе с напарником доставили поисково-спасательным вертолетом. Напомним, что собственный летательный аппарат Каннингхэма и Дрисколя был сбит зенитной ракетой. При этом экипаж утверждал, что, в результате подрыва боевой части В-750 самолет получил повреждения, но еще некоторое время сохранял управляемость, позволив летчикам отвести поврежденную машину поближе к береговой черте, где они и катапультировались с надеждой не попасть в плен, а быть спасенными вертолетами поисковой службы ВМС США.

Пикантная ситуация

Пикантность ситуации состоит в том, что, вместе с обломками самолета, на дно ушли бортовые самописцы и прочая регистрирующая аппаратура, записи которых могли бы использоваться в качестве свидетельства «воздушных побед». А поскольку обломки «фантома» покоились в водах Тонкинского Залива, единственное, что мог «предъявить» экипаж «фантома» в качестве доказательства своих геройских поступков, свелось к заявлениям из собственных уст.

Представляется вероятным, что в докладе командованию Каннингхэм и Дрисколь «немного приукрасили» результативность своих действий с надеждой, что «нестыковки» и «сомнительные моменты» в представленном описании недавних боев «потонут в пучине» путанных докладов других авиаторов и операторов РЛС. А что путаница возникнет, можно было говорить как о деле свершившимся, принимая во внимание суматоху и насыщенный характер масштабного воздушного сражения. Между тем, массированные налеты американской авиации на ДРВ продолжались; и у командования не было ни времени, ни желания проводить тщательный разбор полетов и проверку докладов летчиков на предмет правдивости.

Так, никто тогда не обратил внимания на подозрительно сверхвысокую эффективность ракетного оружия: согласно докладу экипажа, все четыре выпущенные им тепловые ракеты типа AIM-9 Sidewinder точно поразили цели. Между тем, накопленная статистика боевого применения подобного оружия свидетельствовала: результативность стрельбы на практике боевых действий в ЮВА не превышает 10-16%. При этом все четыре пуска «сайдвиндеров» Каннингхэм выполнил по маневрирующим вьетнамским истребителям, летчики которых визуально наблюдали атакующий «фантом» и предпринимали все возможное, дабы уклониться от его ракет. Возможно, американским адмиралам не терпелось поскорее обзавестись первым «фантомным асом», и, помимо решения «пиар задачи» национального масштаба, еще и «утереть нос» коллегам из Военно-воздушных сил.

В заключение приведем статистику от официальных источников США и Вьетнама. Американцы утверждают, что в ходе войны в Юго-восточной Азии сбили 204 МиГа, причем 196 побед имеют «прочные доказательства». Между тем, противник признает потерю лишь 154 МиГов, включая небоевые и 131 случай поражения своих самолетов в воздухе. Командование Вьетнамской Народной Армии считает, что ее перехватчики достоверно уничтожили в воздушном пространстве ДРВ 266 американских самолетов (согласно советским советникам - 320). Согласно официальным источникам Вьетнама, шестнадцать летчиков МиГ-21 и МиГ-17 стали асами, а американцы говорят о двух своих летчиках, преодолевших заветный рубеж. Позволим себе усомниться в достоверности их утверждений, принимая во внимание характер и поведение господина Каннингхэма на протяжении не только воинской службы, но и в бытность бизнесменом и политиком. На старости лет, примеры чистосердечного покаяния 2005-2006 годов можно пора бы распространить и на высказанные ранее претензии на «геройство», которого не было. 

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS