Латвии не вырваться из гомосексуальной Европы | Продолжение проекта «Русская Весна»

Латвии не вырваться из гомосексуальной Европы

СМИ облетела новость, что после решения Европейского суда по правам человека, а затем и Европейской комиссии Румыния, Польша, Словакия, Болгария, Литва и Латвия, где однополые браки или партнерства пока незаконные, могут быть вынуждены официально признать однополые союзы.

Пока что речь идет о признании браков и партнерских отношений, официально заключенных в других странах ЕС, а потом и, как говорится, «на местах» все будут оформлять — и даже в храмах венчать, как, например, это делают во Франции, Англии, Германии и так далее.

Случился весьма неприятный прецедент. Евросуд по правам человека начал рассматривать вопрос о признании однополых браков в странах ЕС, где они незаконные. Это случилось после того, как Конституционный суд Румынии обратился в Евросуд с просьбой разрешить следующую ситуацию. Румынский гомосексуал женился (вышел замуж?) на американском — в США, потом они приехали в Румынию и там потребовали, чтобы их брак признали законным. Евросуд занялся делом, а заодно документы направили для рассмотрения в Европейскую комиссию — законодательный орган ЕС.

Хорошее дело браком не назовут?

В Румынии однополые браки не оформляют, как и в Латвии. В нашей стране в Конституции записано: брак — «союз между мужчиной и женщиной». Однако все больше юристов занимаются следующим вопросом. Оказывается, тут живет немало пар, которые соединились узами брака или договором о партнерстве в других странах ЕС, а потом вернулись на родину, где их союзы незаконны. Но юристы все чаще говорят, будто упомянутая строчка в Конституции, если брак оформлен в другой стране ЕС, легко «обходится» — надо лишь немного подождать.

Sputnik обратился за комментарием к правозащитнику Каспарсу Залитису — представителю организации лесбиянок, геев, бисексуалов Mozaika. Тот сказал, что Евросоюз не может заставить Латвию признать однополые браки, равно как и партнерские отношения. Другое дело — это признание партнерств и браков, оформленных в других странах.

«Если двое заключили брак, например, в Германии, тогда их союз, по сути, является законным на всей территории ЕС. Но это вовсе не означает, что теперь однополые браки будут заключаться в Латвии, что на данный момент противоречит Конституции. В то же время Конституции не противоречит, если узаконят так называемые партнерства, что необходимо для защиты прав человека», — говорит Каспарс Залитис.

Европейские ценности и свободы

В свою очередь, лидер организации «Защитим наших детей» (Sargāsim mūsu bērnus) Владимир Линдерман убежден, что вначале в Латвии будут признавать однополые браки и гражданские союзы, заключенные в других странах, потом партнерства будут оформлять и у себя (как это делают в Эстонии), а следом легко перепишут и известную строчку в Конституции.

В свое время его организация инициировала сбор подписей за внесение поправок в закон о защите прав детей, чтобы потом провести референдум. Первая поправка: в детских садах, школах и других учебных заведениях для несовершеннолетних необходимо запретить популяризацию однополых отношений. Вторая: запретить вовлекать детей в любые мероприятия, цель коих — реклама и популяризация однополых отношений. Увы, необходимое количество подписей он тогда не собрал.

«И с тех пор я все более явно вижу, что в Латвии уверенно продвигается тема однополых отношений. А общество почти не противостоит этому. Люди ходят в кино и смотрят фильмы, где все активнее пропагандируются однополые связи, смакуют разные „удивительные истории“ в интернете, никак не выступают против разных инициатив „от ЛГБТ“, проглатывают все, связанное с ювенальной юстицией и феминизмом. Гомосексуальные отношения тут все больше людей воспринимают как норму в ряду европейских ценностей и свобод», — замечает Владимир Линдерман.

Хотя, по его словам, пропаганду однополых отношений тут запросто могли пресечь главы традиционных религиозных конфессий. Он во время упомянутого сбора подписей обратился к руководству всех конфессий, но ни одна не поддержала, кроме совсем небольших религиозных групп.

«Не хотели они идти рядом со мной, так сами бы выступили с инициативой. Главные религиозные общины могли сделать заявление, обратиться к пастве — и остановить пропаганду ЛГБТ. И, поверьте, остановили бы! А теперь ситуация такая, что со временем ту строчку в Конституции переписать будет легко. Да, пока на это, наверное, не пойдут „Согласие“ и „Национальный союз“. Но в конце концов Латвия уступит под давлением ЕС», — убежден Линдерман.

«Мягкие» мужчины Европы в растерянности

«Но меня, на самом деле, больше волнует другое. Все эти „толерантные тенденции“ не просто понижают демографию коренных европейцев, бьют по институту брака и традиционным семейным ценностям, так они еще и удобряют почву для радикального ислама. Об этом говорят ведущие аналитики мира. В Европе, где теперь все агрессивней ярый феминизм и норма однополые отношения, стирается понятие „мужчина“.

В русском языке есть слово „голубой“, а в латышском жаргоне более точное — mikstais („мягкий“). Оно четко характеризует не просто половые предпочтения определенной группы, но суть большинства европейских мужчин, которые с виду, может, и крепкие, а на самом деле давно „мягкие“. В Европе если ты, выходя из транспорта, подаешь руку женщине, то ущемляешь ее права, даже унижаешь, равно как и пропуская ее вперед, открывая дверь, уступая место в транспорте: так намекаешь на ее „слабый пол“ и можешь даже под суд попасть.

Вот показательный случай. В августе в финском городе Турку марокканец набросился с ножом на женщину, вопя „Аллах акбар“, потом стал кидаться и на других. Кто не побоялся его обезвредить? Такие же мигранты-мусульмане, но только нормальные люди, а не террористы. А „мягкие“ финны стояли рядом и молча наблюдали за происходящим. И речь идет даже не о страхе, который финны испытали (ведь нападавший — один, а кругом была толпа), а о том, что в головах творится. Европейские мужчины не понимали, как себя вести — женщина тоже „сильный пол“ (тем более в насквозь толерантной Финляндии), пусть отражает угрозу. „Мягких“ мужчин не просто страх сковал, у них в головах уже другие нормы поведения.

В Европе теперь мужчина превратился в такое „облако в штанах“. Многие все еще нормальные мужчины видят, что творится, и ищут альтернативу — и находят ее в исламе, чаще — в радикальных течениях, где прямо говорят „мочить этих извращенцев!“ И многие, кого достали толерантные европейские ценности, уходят в ислам, где не уничтожено понятие нормальной семьи, а мужчина остается мужчиной», — подчеркивает Владимир Линдерман.

Читайте также