«Собака для сирийцев — нечистое животное»: о работе в Сирии кинологов противоминного центра | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Собака для сирийцев — нечистое животное»: о работе в Сирии кинологов противоминного центра

Из Сирии на Родину вернулись саперы Международного противоминного центра, которые перед этим несколько месяцев очищали от мин, фугасов и самодельных взрывных устройств город Дейр-эз-Зор. Прямо с аэродрома Чкаловский их привезли в подмосковное Нахабино, чтобы поприветствовать и вручить боевые награды. «Известиям» удалось пообщаться с одним из бойцов — командиром отделения 2-й группы разминирования, сержантом Дмитрием Данилевским — и расспросить его об особенностях работы в Сирии кинологов и их подопечных — минно-разыскных собак.

— В чем заключается основная задача кинолога с минно-разыскной собакой?

— Нам довелось поработать как в городе, так и на подступах к нему. Проверяли дороги, подступы к зданиям, иногда работали внутри.

— Какие объекты вы проверяли?

— Внутри зданий с собаками стараемся не работать, потому что там могут быть растяжки. Мы преимущественно обследовали дороги, территорию перед зданиями и вокруг них, чтобы саперы могли спокойно подойти.

— В каких частях Сирии вы бывали в командировках?

— Ранее довелось работать в Пальмире, но Дейр-эз-Зор оказался гораздо сложнее. Это была самая трудная командировка. Мы столкнулись там с большим количеством «новинок», которые подготовили боевики, особенно по части самодельных взрывных устройств. Другим нововведением стали квадрокоптеры с бомбами. Боевики их активно применяли. Это очень отвлекало. Нам приходилось не только искать взрывные устройства, но и постоянно следить за воздухом.

— Сирийцы вам помогали?

— Сирийцы работали с саперами, а с нами, кинологами, — нет. Для них пес — нечистое животное.

— Какова сейчас роль минно-разыскных собак, ведь есть много новых приспособлений — сканеров, роботов и прочего?

— Собака находит то, что не может обнаружить электроника. Кроме того, в некоторых местах ни миноискателем, ни роботом работать просто невозможно. Например, только собака может качественно проверить развалины здания. Ее нос позволяет обнаружить взрывчатку на глубине до одного метра.

— Зачем вообще проверять развалины?

— Их надо обязательно проверять, потому что рано или поздно туда придут строители. Нужно убедиться, что там безопасно работать.

— Сейчас много говорят про дистанционный контроль за работой минно-разыскной собаки, чтобы снизить риск для человека. Вам доводилось пробовать такие системы?

— Мы действительно сейчас экспериментируем с радиостанциями и видеокамерами, чтобы видеть то, что видит пес. Оснащаем ими собак и пробуем подавать команды на расстоянии. Однако радио искажает голос вожатого, и животное плохо воспринимает такие команды. Пока что эти разработки остаются на стадии эксперимента, но работа в этом направлении идет. По мере совершенствования оборудования мы обязательно освоим дистанционный контроль.

— Что в этой командировке особенно запомнилось?

— Запомнился сам город Дейр-эз-Зор. Он большой, бои там шли долго, и работы там было очень много.

Обстановка временами была напряженная. Иногда нам приходилось дежурить по ночам на крыше на случай, если что-нибудь «прилетит» или нас атакуют. Но обошлось без этого.

— Как себя чувствовали в сирийских условиях ваши подопечные?

— Для них это не первая командировка. Сирия им хорошо знакома. Они там спокойно работают. В штатном режиме.

— А каково приходилось людям?

— Люди тоже ездили не в первый раз. Мы уже знаем специфику — и спокойно делали то, что должны.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS