Без прав и лицензий: украинцы окончательно потеряли крымский газ | Продолжение проекта «Русская Весна»

Без прав и лицензий: украинцы окончательно потеряли крымский газ

Ситуация с шельфом Крыма вряд ли сможет создать сложности для России, несмотря на спорный характер лицензий на разработку его месторождений — считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков.

Дело в том, что правительство РФ рассмотрит законопроект о распределении участков недр в акватории Крыма, лицензии на которые до 2014 года были выданы украинскими властями.

Вся проблема заключается в том, что владельцы этих лицензий могли перерегистрировать их по нормам российского законодательства до 1 октября 2015 года, но, при этом, те, кто не пошел на это действие, были лишены Россией своего права, а их участки остались без своего разработчика.

Данный законопроект должен урегулировать вопрос предоставления российских лицензий на эти участки их новым разработчикам, которые по этому законопроекту будут определяться по результатам аукциона. Более того, все правовые вопросы, связанные с этим аукционом, будет всецело решать правительство РФ.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что масштаб крымских недр, несмотря на всю информационную шумиху, является небольшим.

Разработка этих месторождений помогла бы решить все энергетические проблемы полуострова

«Естественно, эти месторождения важны для энергетики, но не в контексте масштабов России или даже Украины, а самого Крымского полуострова. Соответственно, для Крыма разработка этих проектов была бы хорошим подспорьем в плане развития собственной энергетики», — констатирует Юшков.
Расчеты показывают, что с помощью данных месторождений Крым бы смог не только обеспечить себя нужным объемом добычи природного газа, но и экспортировать его в соседние с ним регионы России или Украины.

«Если бы удалось реализовать эти проекты так, как планировалось изначально, то Крым бы решил все свои проблемы с природным газом и не получал бы его по трубопроводу из соседней Кубани», — резюмирует Юшков.

Здесь можно вспомнить ситуацию с энергетической блокадой Крыма, которую отчасти решили за счет энергомоста, а отчасти за счет строящейся сейчас газовой теплоэлектростанции. Данный проект должен окончательно закрыть потребности Крыма в электроэнергии, но на первых порах ТЭЦ будет питаться за счет газа из Кубани. Соответственно, развитие крымских месторождений могло бы сделать энергосистему Крыма замкнутой, а, значит, гораздо более защищенной от любых возможных рисков, поэтому реализация этих проектов имеет очень серьезную перспективу.

«Кстати говоря, для безопасности газодобывающих платформ, часть из них в акватории Крыма была снята со своих мест. Это было сделано для того, чтобы избежать инцидентов, когда украинцы могли бы попытаться их захватить силовым путем», — заключает Юшков.

Проблема в том, что до событий 2014 года они принадлежали украинской компании НАК «Нафтогаз», в состав которой входил крымский «Черноморнефтегаз».

В настоящее время данная коммерческая структура, которая была национализирована крымскими властями в 2014 году, принадлежит властям Республики Крым, но это совсем не мешает «Нафтогазу» считать, что это обстоятельство не распространяется на газовые платформы в крымской акватории.

«По этой причине, „Черноморнефтегаз“ убрал дальние от Крыма платформы, чтобы у украинцев не было соблазна захватить их силой. Естественно, это сразу сказалось и на уровне добычи природного газа, которая сразу серьезно сократилась в этом российском регионе», — констатирует Юшков.
Впрочем, это все равно региональная история, поскольку Крым потребляет 2–2.5 млрд кубов природного газа, а все крымские месторождения могли бы примерно дать этот объем или может быть чуть больше.

«Если взять вопрос возможных претензий со стороны украинцев, т. е. то, с чем бы они могли бы пойти в международные суды, то, естественно, такая возможность сохраняется и, наверняка, украинцы воспользуются ею в будущем, но здесь необходимо понимать, что их никто не лишал права на разработку этих месторождений. Более того, им было предложено поучаствовать в данном энергетическом проекте», — резюмирует Юшков.

С другой стороны, европейские суды поддерживают Украину, и только на основании этого данная страна может потребовать компенсации за потерю прибыли в этих проектах. Другой вопрос, что доказать этот факт с помощью соглашения о защите инвестиций с юридической точки зрения украинцам будет невозможно.

«Просто их право доступа к этому месторождению не было нарушено, а, значит, нет предмета для претензий по этому прецеденту», — заключает Юшков.

Также непонятно, как именно украинцы будут подавать свои возможные претензии — по всему Крыму и на том правовом основании, что они якобы потеряли все свое имущество на этом полуострове, или будут иски по каждому объекту собственности.

«Вот это совершенно непонятно, ведь украинцы здесь толком так и не определили свою юридическую позицию, и по этой причине их современные претензии по этому вопросу носят голословный характер», — констатирует Юшков.

Также непонятно, на кого украинцы будут здесь жаловаться, будет ли это государство Россия, регион Республика Крым или компания «Черноморнефтегаз». Это важный момент, по которому сложно найти правильное решение, из-за чего украинская сторона так и не смогла сформировать список своих претензий.