Spiegel: За годы президентства Путин стал легендой | Продолжение проекта «Русская Весна»

Spiegel: За годы президентства Путин стал легендой

Несколько лет назад один высокопоставленный российский чиновник объяснил, что значит Владимир Путин для страны. «Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России», — заявил в октябре 2014 года на форуме «Валдай» в Сочи замглавы администрации президента России Вячеслав Володин.

Как поясняет немецкий журнал Der Spiegel, таким образом Володин хотел объяснить иностранным экспертам в зале, что народ поддерживает своего президента и что экономические санкции не внесут раскол в российское общество.

Однако из его высказывания следует больше, чем он намеревался сказать, считает автор статьи. 

По его мнению, если политический руководитель отождествляется со страной, значит, демократия там потерпела крах.

«По-видимому, Владимир Путин достиг предела своей политической карьеры, — пишет Der Spiegel. — Он давно перерос самый высокий пост, который может предложить политика, и находится на пути к превращению в легендарную фигуру по ту сторону любой политики». Как же это ему удалось?

В 1991 году, когда распался Советский Союз, Владимир Путин, являющийся тогда сотрудником КГБ в Дрездене, вернулся в Россию и стал сотрудником популярного политика эпохи перестройки Анатолия Собчака.

Собчак тогда считался звездой демократии, и жители Петербурга избрали его на пост мэра. Это были дикие времена, в которые Владимир Путин проявил такие качества, как верность, внимание к вышестоящим лицам, неброская эффективность, знание немецкого языка. Последнее оказалось особенно важным в связи с тем, что город активно искал западных инвесторов.

Однако петербургский опыт Путина закончился печально, отмечает немецкий журналист. В 1996 году Собчака не переизбрали на пост мэра. Поражение было тем более болезненным, что Борис Ельцин в Москве благополучно сохранил свой президентский пост.

Для Путина это стало важным опытом в постижении науки об основах демократии: избиратель капризен и неблагодарен, если предоставлять ему слишком много свободы, — поэтому необходимо немного ему «помогать», утверждает автор статьи. Это был жёсткий урок и конец карьеры Путина, потому что он остался без работы, подчёркивает издание.

Поразительно, как быстро Владимиру Путину удалось снова проникнуть в политику и как скоро этот прежде никому не известный человек поднялся до президента страны. «Это был захватывающий подъём», — пишет Der Spiegel.

Вместо Собчака появился новый наставник — лично сам Борис Ельцин, даже если отношения между ними никогда не были тёплыми. Чем слабее становился Ельцин физически и политически, тем больше ему был нужен Путин.

В августе 1999 года последний получил пост премьер-министра, а после, ещё до конца года, стал исполняющим обязанности президента России.

Владимир Путин занял высший руководящий пост в стране в очень сложное время, на фоне терактов и начала Второй чеченской войны — и неизвестный политик за ночь приобрёл популярность, привнеся в политику новый, резкий язык, отмечает немецкий журнал.

Путин не прокладывал себе путь к власти — на должность президента его провели сторонники Ельцина, чтобы помешать другим, более харизматичным претендентам, которые могли бы стать опасными для Ельцина. Владимир Путин харизмой не обладал, однако, оказавшись у власти, он сумел воспользоваться ею и её развить, настаивает автор.

В эти сложные времена россиянам нужно было государство, которое бы исполняло хотя бы элементарные функции для обеспечения безопасности и выплаты пенсий. И они его получили.

Имя Путина стали связывать со стабильностью, а вскоре — с тем скромным благосостоянием, которое принесло россиянам повышение цен на нефть.

В 2004 году за Путина проголосовал 71% россиян. По мнению журналиста издания, президент к этому времени уверился в том, что у него нет конкурентов и что он — судьба России. Однако на второй срок правления Владимира Путина упала тень «оранжевой революции» в Киеве. «Путин был возмущён. Он увидел в этом вмешательство Запада», — напоминает Der Spiegel. 

В своей знаменитой мюнхенской речи 2007 года Путин обличал превосходство Вашингтона, расширение НАТО и использование ОБСЕ как политического инструмента.

Российские телезрители увидели нового президента: того, кто не побоялся поставить на место весь западный мир, «одинокого рыцаря в борьбе против однополярного мира, лидера мирового масштаба», уверяет немецкий журнал.

По мнению автора, просто удивительно, как Кремлю удалось сохранить этот образ за те четыре года, пока Путин был премьер-министром. Полномочия главы правительства в России довольно ограниченны, но президентом Путин оставаться не мог, потому что это противоречило бы Конституции.

Однако даже тогда, несмотря на то что «Единая Россия» выбрала его председателем, Путин так и не вступил в партию. Благодаря этой странной конструкции он производил впечатление сильного человека, поддерживаемого кремлёвской партией и в то же время стоящего над политикой, поясняет издание.

Парадоксально, но именно возвращение Путина в Кремль повредило его имиджу сильного руководителя, убеждён немецкий журналист. Путин вернулся, не озвучив своей программы и не объяснив, чего намерен добиться, — просто потому, что место освободилось. 

Выборы в Госдуму в 2011 году и последовавшие за ними протесты стали тяжелейшим потрясением для власти Владимира Путина, уверяет Der Spiegel. Тем не менее в марте 2012 года он снова одержал триумфальную победу на президентских выборах, но теперь «не как президент всех россиян, а как лидер патриархально настроенного большинства».

Ситуация изменилась после киевского «майдана» в 2014 году, на который Россия отреагировала радикально — присоединением Крыма. Противники Путина стали считаться не оппозиционерами, а «пятой колонной», в российскую политику проник военный лексикон, насильственное притеснение инакомыслящих стало замалчиваться.

«Путин снова стал президентом всех россиян — потому что все, кто был против него, не могли быть настоящими россиянами», — утверждает автор статьи. Они стали «предателями Родины» и противоположностью национальному лидеру, как уже давно окрестили Путина СМИ.

Российское общество изменилось, и вместе с ним изменился Путин, который видит свою историческую миссию в защите России от уничтожения Соединёнными Штатами.

В то время, когда Владимир Путин впервые занимал свой пост в Кремле в 2000 году, мир напряжённо наблюдал за крахом другого политика, считавшего себя исторической фигурой, — Гельмута Коля.

Путин тогда отметил, что, каким бы сильным ни был лидер, за 16 лет народ от него устаёт, даже такой стабильный, как немцы. Сейчас Путин у власти уже 18 лет, и, как и Гельмут Коль, он стал жертвой собственного успеха, утверждает Der Spiegel.

Российская элита уже готовится к тому времени, которое наступит после правления Путина. Друзей во власти у него уже не осталось, Путин всё чаще предпочитает столице солнечный Сочи, опаздывает на все встречи и зачастую посылает на них своего пресс-секретаря, пишет немецкий журнал. «У него нет повестки, которую он хотел бы осуществить.

Он не знает, куда теперь должен вести путь. Но уйти он уже не может. Тогда не будет больше России, вся страна может внезапно провалиться сквозь землю, как проклятое королевство в сказке, а между Европой и Китаем образуется большое ничто. Чтобы предотвратить это, Владимир Путин каждый день сражается за своим письменным столом», — заключает Der Spiegel.