RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   83,9189
1 EUR   73,3321
1 USD   62,5327
10 UAH   23,9681
Игровую зависимость официально признают психическим расстройством | Продолжение проекта «Русская Весна»

Игровую зависимость официально признают психическим расстройством

Пристрастие к играм — в том числе и компьютерным — впервые будет официально признано Всемирной Организацией Здравоохранения (ВОЗ) как психическое расстройство.

ВОЗ включит «игровое расстройство» в свое 11-е издание нормативного документа «Международная статистическая классификация болезней» (ICD).

Черновой вариант документа описывает это состояние как навязчивую и регулярно возникающую потребность в игре, настолько острую, что она «превосходит по важности прочие жизненные интересы».

Некоторые страны уже рассматривают игровое расстройство как серьезную проблему для здравоохранения, и во многих из них — в частности, в Британии — существуют частные клиники для такого рода пациентов.

Последнее издание справочника ВОЗ «Международная статистическая классификация болезней» датируется 1992 годом, а в начавшемся 2018 году должен быть опубликован его пересмотренный и дополненный вариант.

Этот документ является ведущим классификатором заболеваний и их симптомов, он используется врачами и научными работниками всего мира для определения болезни и постановки диагноза.

В новом издании будет указано, что для постановки подобного диагноза нездоровая игровая зависимость должна наблюдаться в течение по меньшей мере 12 месяцев, однако этот период может быть меньше, «если симптомы сильно выражены».

Ведущий специалист по зависимости от технологий в больнице имени Флоренс Найтингейл в Лондоне Ричард Грэм с энтузиазмом отреагировал на это решение ВОЗ.

«Это очень важно, потому что дает возможность для более специализированного подхода, признавая это состояние как нечто серьезное», — сказал специалист.

При этом он добавил, что с пониманием относится к тем, кто не считает, что это расстройство требует медикаментозного лечения.

«Это может привести к тому, что те родители, чьи дети просто с увлечением играют в игры [но не имеют игровой зависимости], не будут знать, что делать», — добавил Грэм.

По его словам, ежегодно к нему попадают около 50 человек с зависимостью от компьютерных игр, и его критерии оценки их состояния базируются на том, влияет ли их игровое поведение на такие базовые потребности, как сон или еда, а также на общение с другими людьми или учебу.

По его словам, прежде чем поставить диагноз, сам он задает себе следующий вопрос: «Занимает ли эта аддикция преобладающее место в мыслях и действиях?»

Многие британские психиатры руководствуются 5-м изданием «Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам», вышедшего в свет в 2013 году, где болезненное пристрастие к компьютерным играм упоминается как «состояние, требующее дальнейшего изучения», что означает, что официально оно не рассматривается как болезнь.

Однако это поведение уже стало проблемой в ряде стран мира — в частности, в Южной Корее, где власти ввели закон, запрещающий детям до 16 играть в интернет-игры с полуночи до шести часов утра.

В Японии играющие получают уведомление в том случае, если потратили на игры определенное количество часов в месяц, а в Китае крупный интернет-провайдер Tencent ввел ограничение на количество часов, которое дети могут провести, играя в наиболее популярные игры.

Недавно проведенное Оксфордским университетом исследование пришло к выводу, что, несмотря на долгие часы, проведенные у компьютерного экрана, дети умело совмещают это с другими повседневными делами.

При этом мальчики проводят больше времени за видеоиграми, чем девочки. В исследовании принимали участие дети от 8 до 18 лет.

«Люди думают, что дети зависимы от гаджетов и проводят у экрана круглые сутки, за исключением каких-то других дел — но мы знаем, что это не так», — говорит проводивший это исследование научный сотрудник Киллиан Муллан.

«Полученные нами данные говорят, что цифровая техника используется наряду с другими занятиями, порой вкупе с чем-то еще — например, для выполнения домашнего задания, — но не вытесняет их полностью, — объясняет Муллан. — Точно так же, как и мы, взрослые, дети перемежают свои цифровые пристрастия другими делами».