RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   83,8229
1 EUR   73,6871
1 USD   63,7873
10 UAH   24,2699
И хочется, и колется: Готова ли Украина забрать свои «ржавый флот»? (ФОТО, ВИДЕО) | Продолжение проекта «Русская Весна»

И хочется, и колется: Готова ли Украина забрать свои «ржавый флот»? (ФОТО, ВИДЕО)

Официальный Киев не решается сходу отклонить предложение российского президента, чтобы выглядеть сколько-нибудь конструктивным в глазах Запада. Предложение Президента РФ Владимира Путина, в качестве жеста доброй воли передать Украине оставленные ею в Крыму вооружения и корабли, вызвали в Киеве оторопь своей неожиданностью, а затем и ответную бурную реакцию. С реалиями хваленого украинского флота, в своё время, мне пришлось столкнуться лично. В 2013 году, узнав из сообщений прессы, что после продолжительного ремонта подводная лодка ВМФ Украины «Запорожье» начала осуществлять плановые погружения, я загорелся идеей сделать телерепортаж с борта субмарины.

Министерство Обороны Украины пошло навстречу просьбе и вооружённый его официальным разрешением я прибыл в Севастополь. Каково же было моё изумление, когда выяснилось, что сообщения для прессы о вошедшей в боевой строй подлодке «Запорожье» оказались самым обычным очковтирательством: по морю она толком не ходила, пару раз погружалась на несколько метров исключительно при поддержке спасательных кораблей российского флота, а потом — от греха подальше — была вообще накрепко пришвартована в укромном месте.

Украинский флот с самого начала носил несколько декоративный характер: выход к морю имеется — значит должен быть и флот. Его самый новый корабль и флагман «Гетман Сагайдачный» был заложен ещё при СССР, а спущен на воду в 1993 году, то есть четверть века назад. Подавляющее большинство боевых количество кораблей 70-80-х годов, а некоторые вспомогательные суда были взяты в качестве трофеев ещё у фашистской Германии — чистый антиквариат. Ну, и ещё в последние годы флот пополнился несколькими мелкими катерами. В результате известных событий, некоторая часть базировавшейся в Крыму техники (в том числе, и корабли) была весной 2014 года возвращена Украине, однако эскалация событий на Донбассе прервала этот процесс.

В результате, под контроль РФ перешли 9 из 18 основных боевых кораблей украинского флота и 9 из 43 его вспомогательных судов. Сегодня они мирно гниют в водах севастопольской Стрелецкой бухты, а гордость украинского флота — смертоносная субмарина «Запорожье» — намертво припаяна к причалу в бухте Южная, дабы не утонула. Россия желает избавится от ненужного ей балласта, поскольку чужие корабли приходится содержать за свой счёт.

«Их обслуживают российские моряки, 12 человек выделено на каждый корабль, — рассказывает экс-глава разведки Черноморского флота, контр-адмирал запаса Владимир Соловьев. — Эксплуатацией этих технических средств они не занимаются, но осмотр их производят: чтобы не было нигде короткого замыкания, не поступала вода, не прогнило устройство какое-то… Сейчас эти корабли занимают место. Они, конечно же, не платят ни за электричество, ни за стоянку, ни за причал, ни за воду, ни за что».

Общее понимание качества украинского флота — как наличествующего сегодня в составе ВМС Украины, так и находящегося на хранении в Крыму — приводит нас к мысли о том, что в целом его боеспособность весьма невелика и от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Чем, не без лукавства, и были продиктованы предложения Президента РФ. Первыми подвох почувствовали киевские политики. Бывший украинский премьер-министр и экс-министр обороны Юрий Ехануров оперативно заявил, будто военная техника, которую предложили Киеву забрать, уже в 2014 году была устаревшим «металлоломом». Народный депутат от «Блока Петра Порошенко» Иван Винник сказал, что предложение является унизительным: власти РФ «не пытаются усилить боеспособность Украины», а Россия «не передаст что-то действительно боеспособное и нужное вооруженным силам Украины».

Его коллега по правящей коалиции, представляющий фракцию «Народного фронта» Дмитрий Тымчук заявил в интервью «Интерфакс-Украина», будто «передавать там нечего»: «Фактически мы можем говорить о куче металлолома, на котором сейчас спекулирует господин Путин». И наиболее резким образом высказалась самый непревзойденный военный эксперт — первый вице-спикер Рады Ирина Геращенко: «Крым за корабли не продаем, не сдаем и не меняем. Да, это наши корабли, украденные Путиным. Доведенные до ужасного состояния, как и сам Крым, оккупантами. Все, к чему прикасается русский мир, приходит в негодность». Феноменальная девица будет отрицать любые очевидные факты, цифры и даже гигантские стройки — просто потому, что так устроен её мозг. «Мы вернем Крым и всю украинскую собственность там, в том числе и корабли. Как и Донбасс!» — отрывисто отстукала Ирина на своей странице в фейсбуке.

В отличие от политиков, украинские моряки разбрасываться казённым имуществом не спешат. Командующий Военно-морскими силами Украины Игорь Воронченко заявил, что практически вся техника, которая оставалась на полуострове в 2014 году была отремонтирована и находилась в рабочем состоянии: «На период аннексии Крыма из восьми боевых кораблей не на ходу был только один — большой десантный корабль "Константин Ольшанский". Там нуждались в ремонте главные двигатели. То, что говорят, что был "хлам", — это не соответствует действительности». Хотя, как признают военные, повозиться придётся. По мнению бывшего командующего ВМС Украины Сергея Гайдука, возврат техники станет проблемой для Украины.

«То, что у Украины появится головная боль — так это сто процентов», — сказал он и предположил, что в случае возврата техники нужно готовиться к её масштабному ремонту. И одновременно МИД Украины устами официального представителя министерства Марьяны Беца заявил, что предложение Путина «имеет много аспектов» и нуждается в «проработке».

Таким образом, можно сказать, что Украина встретила предложение Президента РФ без энтузиазма, но отклонить его сразу и в тот же день — значит навлечь на себя подозрения в «неконструктивности». Миролюбивая держава (коей изображает себя постмайданная Украина) должна хотя бы внешне «искать компромиссы» и «точки соприкосновения» — чего упорно не происходит. Соответственно, и европейцы раздражены абсолютной недоговороспособностью официального Киева, что вполне укладывается в дипломатическую стратегию России.

Константин Кеворкян
 

Выбор редакции