RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   84,0145
1 EUR   73,4825
1 USD   63,4838
10 UAH   24,1085
Пары бензина над Одессой | Продолжение проекта «Русская Весна»

Пары бензина над Одессой

Правительство Украины надеется, что, возобновив работу, Одесский НПЗ может стать инструментом государственного регулирования на рынке нефтепродуктов. Но его мощностей недостаточно для того, чтобы существенно влиять на баланс и ценообразование, зато вполне может хватить, чтобы в очередной раз перессорить близкие к власти бизнес-группы.

Новоселье на Большой Арнаутской

В первой половине января была завершена регистрация государственного предприятия «Одесский нефтеперерабатывающий завод». А его руководителем Фонд госимущества еще в прошлом году избрал на конкурсной основе Юрия Столярова, бывшего главного инженера и заместителя гендиректора НПЗ по производству. Перед руководителем поставлено задание подготовить бизнес-план запуска завода в эксплуатацию. Но эта миссия из разряда невыполнимых. Даже если в ближайшее время в уставный фонд нового ГП будет передан целостный имущественный комплекс Одесского НПЗ, который летом был конфискован в пользу государства по решению Суворовского райсуда г. Одессы. Пока же УФ юного госпредприятия составляет всего 1000 грн., и «прописано» оно не на Шкодовой горе, где физически находится завод, а на Большой Арнаутской, 15. Там же находится куча других мелких офисов.

Скромность при учреждении ГП «Одесский нефтеперерабатывающий завод» имеет свое объяснение. Новый хозяйственный субъект по факту может пользоваться имуществом своего одноименного предшественника, но с юридическими правами есть нюансы. Оценочная стоимость конфискованного имущества — около 200 млн долл. Сюда входят производственные установки, резервуарный парк, помещения на 38 тыс. кв. м и 77 га земельных участков в районе морского порта. Правда, все эти активы еще в конце 2013 г. были переданы в залог российскому банку ВТБ. И сейчас украинская прокуратура активно работает над тем, чтобы признать этот договор ипотеки фиктивным, опираясь на показания оценщиков и нотариусов, оформлявших эту сделку. Отмена залога через суд должна стать финальным аккордом в очищении завода от влияния его последнего владельца — пула компаний, связанных с Сергеем Курченко, бизнес-фаворитом эпохи Виктора Януковича.

По рынку гуляют версии, что С.Курченко хотел бы снова вернуть себе контроль над Одесским НПЗ, пусть и не прямой, а опосредованный. Об этом, в частности, упоминается и в обнародованных Генпрокуратурой отрывках разговора беглого олигарха с доверенным лицом Михаила Саакашвили. Но не стоит слишком верить услышанному. С.Курченко Одесский НПЗ нужен был в первую очередь как перевалочная база для теневого экспорта топлива, на которое можно было лепить одесские сертификаты. Как производственный актив завод его особо не интересовал. Вспомним, С.Курченко выкупил простаивающий завод у российского «Лукойла» в начале 2013 г. и за год его присутствия там Одесскому НПЗ удалось переработать лишь 350 тыс. тонн сырья. При том, что проектные мощности предприятия рассчитаны на переработку 2,5–2,8 млн тонн нефти в год. Сейчас практически все запасы сырья и готового топлива с территории завода уже выведены. Забирать оттуда больше нечего. А чтобы запустить в работу установки НПЗ, нужны миллионные инвестиции.

При предыдущем министре энергетики Украины Владимире Демчишине уже прикидывали, во сколько обойдутся диагностика и ремонт заводского оборудования, а также закупка первой партии сырья, — и насчитали порядка 20–30 млн долл. С одной стороны, сумма вроде и не астрономическая. С другой — она вся ляжет на госбюджет. В плане приватизации на 2018 г. Одесский НПЗ не значится. И это понятно: никакой ответственный инвестор не купит этот актив, пока не будет внесена полная ясность в залоговый спор с ВТБ. То же касается и привлечения банковских кредитов. Если только Кабмин не нагнет один из государственных банков.

Фронт откатился

В принципе у завода был небольшой шанс запуститься и за свои кровные. На конец 2014 г. после С.Курченко на складах оставалось около 70 тыс. тонн нефтепродуктов, которые впоследствии были арестованы и реализованы через госпредприятие «Укртранснафтопродукт». Оно же в течение двух последних лет управляло и самим НПЗ. Так вот, основную часть арестованного топлива с дисконтом в 2–3 тыс. грн. на тонне от рыночных цен приобрела группа компаний «Фактор» Сергея Тищенко. Без каких-либо публичных торгов. Сам завод с этой операции мало что получил. А ее доблестное осуществление вряд ли было бы возможно без поддержки влиятельных политиков из партии «Фронт змін», таких как Арсений Яценюк, Арсен Аваков, Сергей Пашинский. Они, как могли, расчищали доргу «Укртранснафтопродукту» на Одесский НПЗ.

Примечательно, что новоназначенный директор завода Ю.Столяров был замечен в противоположном лагере. Он входил в состав группы активистов, которые ранее неоднократно выступали против присутствия «Укртранснафтопродукта» на предприятии и обвиняли его в прикарманивании топлива. То, что из 7 кандидатов на должность руководителя ГП «Одесский НПЗ» выбрали именно Ю.Столярова, косвенно указывает, что сейчас завод берет под контроль совсем другая бизнес-группа, не из «фронтовиков». Осталось только понять — зачем.

Самого Ю.Столярова принято считать человеком из обоймы С.Курченко, но это довольно поверхностное суждение. На заводе он появился только в ноябре 2013-го. Тогда краткосрочная эра С.Курченко на Одесском НПЗ уже близилась к концу, хотя сам бизнесмен об этом еще не догадывался. Тем не менее фатальная сделка по передаче предприятия в залог ВТБ заключалась уже при Ю.Столярове. Хотя он как главный инженер вряд ли был в нее вовлечен. В лучшем случае, лишь проинформирован. На самом заводе за Юрием Гдальевичем закрепилась репутация «технаря». Как директор нового госпредприятия он, пожалуй, способен запустить необходимые технологические процессы, но руководить сбытовой политикой и финансовыми вопросами поручат, скорее всего, не ему.

Корзина подкачала

Впрочем, чтобы дойти до этапа топливно-денежных потоков, нужно сначала принципиально решить вопрос сырьевой загрузки завода. Оптимальный вариант — использование для этого Приднепровских магистральных нефтепроводов, как было во времена СССР и работало до конца 2000-х, когда Одесский НПЗ еще принадлежал «Лукойлу». Но тогда труба заполнялась российской нефтью. Сегодня это маловероятно. Есть и другой трубный путь — окольный, предусматривающий использование системы магистральных трубопроводов «Дружба» и так и не заработавшего трубопровода «Одесса — Броды». Из спайки этих артерий можно организовать схему реверсных поставок нефти по тому же принципу, по которому Украина сейчас отбирает природный газ: по происхождению тот — российский, по документам — европейский. Но такой маршрут требует не менее года подготовки — причем больше бюрократической, чем технологической.

Наконец, третий, самый простой путь решения сырьевого вопроса для Одесского НПЗ — это танкерные поставки. Благо море рядом. Но это же и самое дорогое решение. И дело не только в цене. Хотя танкерная нефть будет на 10–20% дороже в закупке. Логистика морских поставок более сложна и в реализации. Плохая навигация, перебои с фрахтом, перегруженность портовых перевалочных мощностей могут легко сорвать график. Поэтому для стабильного функционирования завод должен обладать хотя бы двухнедельным запасом нефти, исходя из ежесуточных объемов переработки в 7–8 тыс. тонн. А на Одесском НПЗ нет достаточного количества резервуаров, чтобы хранить большой запас нефти. Максимальный объем парка — до 200 тыс. тонн. Более того, не разгонишься и с достройкой дополнительных емкостей. Завод со всех сторон зажат на своем участке другими землепользователями.

Так что все это больше напоминает гадание на парах бензина. Да и для возобновления работы Одесского НПЗ сейчас явно не лучший момент. По крайней мере, год-два назад условия были благоприятнее. В январе 2018 г. нефть на мировых рынках подорожала до трехлетнего минимума. А украинский рынок мазута за прошлый год сократился в полтора раза. И то, и другое больно бьет по рентабельности производства на Одесском НПЗ, и без того не идеальной. Особенностью технологического цикла на заводе является очень высокая доля мазута в конечной корзине нефтепродуктов (почти 50%). Заводу с такой структурой выхода топлив нереально конкурировать с более современными европейскими заводами и даже с Кременчугским НПЗ на Украине. «Лукойл» в свое время просто вывозил темный остаток из Одессы на доработку в болгарский Бургас. Малая мощность Одесского НПЗ только усугубляет данную проблему.

Надежды на то, что благодаря работе государственного завода правительство сможет прибегать к интервенциям на топливном рынке в период роста цен, создавая избыток предложения, тоже тщетны. При самом идеальном варианте Одесский НПЗ сможет выпускать порядка 100 тыс. тонн светлых нефтепродуктов в месяц, что составляет примерно 10% от спроса. Этого может оказаться недостаточно, чтобы переломить ценовые тренды. При том, что сам завод свалится в глубокие минусы, если при слабой рентабельности будет выставлять еще и заниженные цены на свой товар. Разве что где-то из пучин Верховной Рады вдруг не вынырнет законопроект о преференциях для национальных производителей топлив с госдолей более 50%.