Топ-10 украинских налогоплательщиков — зеркало деградации экономики | Продолжение проекта «Русская Весна»

Топ-10 украинских налогоплательщиков — зеркало деградации экономики

Сколько бы киевские правящие круги не рассказывали о «144 реформах» и начале восстановления экономики после глубочайшего падения 2014–2015 годов, реальность говорит об ином.

Уже сейчас структура украинской экономики демонстрирует признаки страны «третьего мира»: высокотехнологическая промышленность, созданная во времена «преступного» советского прошлого, отправлена под нож декоммунизации.

Лишним подтверждением тому является опубликованный Государственной фискальной службой рейтинг главных налогоплательщиков. В топ-10 входят 6 энергетических монополий («Укргаздобыча», «Нафтогаз», «Укрнафта», «Укртатнафта», «Укртрансгаз», «Энергоатом») и 4 табачных компании. Все это стало возможным благодаря росту тарифов для населения и бизнеса, а также существенному повышению акцизов на табачные изделия, что является, к слову, одним из обязательств Украины в рамках Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Собственно, повышение тарифов энергетических монополий следует рассматривать не только как инструмент обогащения правящей верхушки, но и как один из первых шагов на пути передачи данных активов в руки транснационального капитала.

Список крупнейших налогоплательщиков, составленный из энергетических и табачных кампаний, в действительности наталкивает на весьма грустные выводы.

Первый: подобный список свидетельствует о деградации структуры украинской экономики. Ранее в топ-10 регулярно можно было встретить компании, представляющие флагман украинской промышленности — металлургию. Речь идет о холдинге Ахметова-Новинского «Метинвест», и градообразующих предприятиях «Криворожсталь» и «Запорожсталь». Увы, но металлургия постепенно «декоммунизируется»: по итогам прошлого года объем выплавки стали и чугуна обвалилось к уровню 1995 года — здесь и «блокираторам» Донбасса большой «привет» (Нацбанк оценивает потери от блокады в 2017 году в $1,8 млрд). Сама же структура металлургического производства продолжает упрощаться: увеличивается удельный вес стальных чушек и железорудного концентрата, в то время как металлические изделия (метизы) и металлоконструкции Украина все больше закупает за рубежом. Украинские олигархи предпочитает переносить производство готовой металлургической продукции на принадлежащие им комбинаты в Польше и Венгрии, в то время, как на украинских предприятиях изготавливают преимущественно полуфабрикаты (используемые затем в технологических цепочках на польских и венгерских заводах).

Не нашлось место в рейтинге топ-10 наибольших налогоплательщиков украинским агрохолдингам. Хотя украинские они сугубо номинальны — многие из них зарегистрированы в офшорах, не заводя валютную выручку в Украину. Такой он, агробизнес в «сельскохозяйственной сверхдержаве». К слову, даже если отбросить иронию, то аграрной сверхдержавой Украине стать не суждено хотя бы потому, что прямо под боком находится серьезный конкурент в лице РФ, где санкции и контрсанкции дали мощный импульс развитию сельского хозяйства и пищепрома.

Выпал из топ-10 монополист железнодорожных перевозок «Укрзализныця». Основная причина — падение прибыльных транзитных грузоперевозок. В 2016 году «УЗ» поставила антирекорд по транзитным перевозкам за последние 20 лет — всего 16,9 млн тонн (план не был выполнен на 35%). В 2017 году этот показатель вырос, но всего на считанные проценты. Строительство Россией обходных железнодорожных веток и выпадение Украины из китайского проекта Нового Шелкового пути — все это предпосылки дальнейшей деградации «Укрзализныци», серьезно подкошенной «реформами» польского рокера Бальчуна.

Стоит также заметить, что в топ-10 не вошла ни одна высокотехнологичная компания. В целом, за годы правления «команды реформаторов» удельный вес третьего и четвертого технологического уклада увеличился с 55–60% до 80–85%, в то время как наиболее развитые страны мира переходят к шестому и все активнее говорят о «четвертой промышленной революции». Слышали ли этот термин в правительстве «винницких» — большой вопрос.

Следовательно, если экономика стремится к состоянию «третьего мира», то такой же становится и политика: то, что сейчас происходит на Украине, можно было наблюдать в Латинской Америке 60-70-ых годах прошлого века.

Второй вывод: основным налогоплательщиком в госбюджет Украины является отнюдь не бизнес, а население. В прошлые годы удельный вес уплаченных населением налогов в виде НДС, акцизов, военного сбора доходил до 80% в структуре налоговых доходов госбюджета. Здесь нужно понимать, что большинство налогов, уплаченных компаниями из топ-10, — это НДС и акциз, которые закладываются в цену продукции для конечного потребителя внутри Украины.

В то же время, крупный украинский бизнес не желает платить налоги в полном объеме, активно используя офшоры. Здесь бы украинским фискалам логично было бы подумать об ужесточении правил трансфертного ценообразования (во избежание ситуаций, когда по документам продукция экспортируется в офшор с минимальной наценкой, а в действительности продается по рыночным ценам контрагентам по всему миру), но учитывая, что лично президент Украины активно использует панамские заначки, никаких изменений в фискальной политике государства ожидать не приходитcя.

Деоффшоризация — это колоссальнейший резерв для роста украинской экономики, который в том числе позволил бы снизить давление на малый и средний бизнес, постепенно выводя последний из тени. Пока же в тени находится практически 50 процентов украинской экономики, и по этому показателю Украина в мировых лидерах.

А проблем накопилось уже столько, что кто бы ни сменил нынешний правящий картель, возвратиться к социально-экономическим показателям 2013 года Украине будет необычайно трудно. Фактически за период правления Порошенко-Яценюка-Гройсмана были заложены основы безнадежного отставания страны и «развития неразвитости».