Анджелино Альфано: в Киеве и Москве буду говорить о диалоге, осознанности и ответственности | Продолжение проекта «Русская Весна»

Анджелино Альфано: в Киеве и Москве буду говорить о диалоге, осознанности и ответственности

Министр иностранных дел Италии Анджелино Альфано, впервые отправляющийся на Украину и в Россию в качестве председателя ОБСЕ, рассказал в интервью ТАСС, что ждет от этой поездки и какие темы будет обсуждать. На Украине, в частности, он посетит восточные регионы, затронутые конфликтом, чтобы иметь наиболее полное представление о развитии ситуации, а также лучше выстраивать работу ОБСЕ. В рамках своего председательства в этой организации Рим называет урегулирование кризиса на и вокруг Украины приоритетной задачей.

— Вы отправляетесь в поездку, которая включает посещение Киева и Москвы, двух столиц, отношения между которыми сейчас переживают не лучшие времена. Какова программа этого визита?

— Это моя первая миссия в качестве действующего председателя ОБСЕ. Председательство Италии я определил следующим девизом: "Диалог, осознанность, ответственность". И именно на этой основе я надеюсь выстраивать дискуссии, которые состоятся на Украине и в России, затрагивая такие деликатные темы, как кризис на и вокруг Украины и идущие сейчас  конфликты, и обсуждая будущее организации.

Я намерен дать ясные сигналы поддержки политического решения кризиса, которое возможно через выполнение минских соглашений благодаря усилиям "нормандской группы" и ОБСЕ, которая действует на разных уровнях — и как наблюдатель, и как посредник в переговорах.

Разумеется, будут затронуты представляющие взаимный интерес вопросы политики и экономики, двусторонние отношения, а также самые актуальные международные вопросы — от кризисов в Средиземноморском регионе и на Ближнем Востоке. 

— Именно как министр председательствующей в ОБСЕ страны вы следуете по маршруту Киев — Москва. ОБСЕ направила миссию наблюдателей в Восточную Украину, а вы уже неоднократно подчеркивали, что разрешение украинского кризиса Италия во главе организации рассматривает как приоритетную задачу. Какой вклад в поиск этого решения может внести  Италия? И каковы ваши ожидания от этого визита? Вы надеетесь получить более полное представление о ситуации?

— У меня состоится широкий круг консультаций и в Киеве, и в Москве по всем аспектам кризиса на и вокруг Украины. В некоторых встречах примут участие и посланники ОБСЕ.

Я рассчитываю получить не только наиболее полное представление о том, что происходит "на территории", но и вычленить идеи для выстраивания в будущем работы ОБСЕ на Украине. В первую очередь это касается специальной миссии наблюдателей, над которой мы много работаем, главным образом с точки зрения обеспечения безопасности. Некоторые последние события, такие как отзыв российских офицеров из Совместного центра по контролю и координации режима прекращения огня (СЦКК), вызывают обеспокоенность и требуют незамедлительного обсуждения вместе с Россией и Украиной.

Мы не хотим менять существующую архитектуру переговорного процесса, но поддерживаем любую инициативу, которая может придать новый импульс диалогу и поддерживать политическую волю сторон к достижению приемлемого и долгосрочного компромисса. В девизе итальянского председательства в ОБСЕ не случайно звучит "осознанность", потому что ни в одном региональном кризисе не может быть никакого положительного исхода, если нет желания самих сторон играть главную роль.

— Италия, как и другие европейские партнеры, неоднократно подчеркивала необходимость полного выполнения минских соглашений. Как вы оцениваете степень их выполнения?

— Пока степень выполнения минских соглашений нельзя назвать удовлетворительной как с точки зрения оценки безопасности территории, так и с точки зрения политического процесса. Сейчас нужно срочно стабилизировать ситуацию, установив нерушимый режим прекращения огня и продолжая немедленный отвод тяжелого вооружения.

Пока степень выполнения Минских соглашений нельзя назвать удовлетворительной. Нужно срочно стабилизировать ситуацию, установив нерушимый режим прекращения огня и продолжая немедленный отвод тяжелого вооружения

Необходимо избежать ухудшения гуманитарной ситуации и положить конец страданиям мирных жителей, на которых сказываются катастрофические последствия этого затянувшегося конфликта. Не менее важна политическая составляющая кризиса: необходимы нормативные и структурные меры, которые при полном уважении территориальной целостности, суверенитета и независимости Украины обеспечили бы "специальный статус" районам восточной части страны, идя тем самым навстречу ожиданиям проживающего там русскоязычного населения.

Вне этого сценария находится Крым, который остается открытой раной в отношениях между Россией и Западом.

— В Европе в последнее время не много говорят об украинском кризисе, возникает такое ощущение, что он превратился в "замороженный" кризис, никто не вспоминает и о страданиях населения Донбасса. Какую гуманитарную помощь можно предложить в этих условиях, в том числе по каналам ОБСЕ?

— Неправда, что в Европе больше не говорят о кризисе на и вокруг Украины, неверно и то, что не проявляется внимание к его гуманитарным аспектам, которым, напротив, всегда уделяется максимальное внимание. Есть, правда, структурная проблема, связанная со сложностями доступа сотрудников гуманитарных организаций в зону конфликта, и она должна безотлагательно разрешиться. И в этой связи Россия может многое сделать, оказывая давление на сепаратистские группы.

Напомню, что со стороны Италии мы недавно внесли свой гуманитарный вклад через ЮНИСЕФ в размере €500 тыс., Всемирную продовольственную программу (ВПП) — €500 тыс. и Международный комитет Красного Креста  — €1 млн.

— Вопрос о способах обеспечения безопасности миссии наблюдателей ОБСЕ на Украине вызывает определенные разногласия. Как, на ваш взгляд, можно обеспечивать безопасность наилучшим образом? Ввести миротворческую миссию?

— Вопрос обеспечения безопасности наблюдателей ОБСЕ — самый приоритетный.

Они (наблюдатели) играют важнейшую роль, представляя объективную оценку развития ситуации в регионе, затронутом конфликтом, и поставляя ценнейшие данные для поиска политических решений. Их безопасность частично обеспечивалась СЦКК, из которого, к сожалению, в декабре вышли российские офицеры. Поэтому необходимо восстановить функциональность СЦКК, а именно: заполнить пустоту, в том числе прибегая к новым каналам диалога по военной линии. Я буду об этом говорить и в Киеве, и в Москве.

Мы должны также продолжать работать над проектом миссии ООН, с уместностью которой согласились как в России, так и на Украине, уделяя, в частности, внимание ее мандату, форме и срокам действия, а также необходимой координации ОБСЕ и ООН в этом вопросе.

— Всего несколько дней назад вы в Риме встретились с лидером сирийской оппозиции (главой Сирийского комитета по переговорам Насром аль-Харири). Вы обсуждали Конгресс национального диалога, который организовали Россия, Турция и Иран в Сочи? Что вы думаете об этой инициативе?

— Италия всегда полагала, что Россия незаменима в поиске политического решения сирийского кризиса.

Ключ к устойчивому политическому переходу в Сирии в том, чтобы наконец дать сирийскому народу свободно и прозрачно выбрать систему управления собственной страной и своих руководителей.

Только в ходе политического процесса во главе с ООН, который в соответствии с резолюцией 2254 Совета Безопасности создал бы условия для принятия новой конституции и проведения заслуживающих доверия выборов под наблюдением ООН, возможно достичь поставленных целей.

Сочинская инициатива может быть полезна в случае, если она будет основана на принципах женевского переговорного процесса, сохранит главенство за спецпосланником ООН Стаффаном де Мистурой и побудит сирийский режим добросовестно вести переговорный процесс. Мы надеемся, что Конгресс в Сочи будет двигаться в этом направлении, иначе он станет упущенной возможностью.

И этот базовый подход к Сочи, по сути, разделяет сирийская оппозиция, которая серьезно вовлечена в женевские переговоры. Настало время, чтобы Россия использовала свое влияние на (президента Сирии Башара) Асада, чтобы режим больше не уходил от переговоров и выполнял резолюцию 2254 Совбеза.