Business Insider: C-400 и «Панцирь» создают уникальный тандем | Продолжение проекта «Русская Весна»

Business Insider: C-400 и «Панцирь» создают уникальный тандем

Российская система противовоздушной обороны сильно превосходит аналогичные вооружения, имеющиеся в распоряжении США и их союзников, пишет Business Insider.

Преимущество российских систем эксперты объясняют «многослойностью» их действия. Так, зенитный ракетный комплекс С-400 охраняет небо от бомбардировщиков и истребителей противника, а также от баллистических ракет, тогда как самоходный зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С1» обеспечивает защиту от крылатых ракет и низколетящих воздушных целей, в том числе беспилотников. В совокупности этот «тандем» образует систему, не имеющую западных аналогов.

США при обороне воздушного пространства полагаются на ЗРК «Пэтриот», «Авенджер» и ПЗРК «Стингер». По словам аналитика Центра военно-морского анализа (Center for Naval Analyses, cпонсируется ВМС США и Корпусом морской пехоты — прим.ред.) Джеффри Эдмондса, система из этих вооружений, в отличие от российской, не обеспечивает надежной защиты отдельно взятого пространства. Это связано с тем, что американская армия делает ставку на «бесконтактную модель боя», в которой ведущую роль играет авиация. Согласно этой тактике, война выигрывается без масштабного вторжения на территорию противника. В качестве примеров Эдмондс приводит операции в Афганистане, Ираке, Ливии и Югославии.

«Для России же в любом конфликте с США главной задачей станет защита от массированной атаки с воздуха. Ее многослойная оборона выстроена вокруг этой угрозы», — предполагает эксперт.

С такими оппонентами Пентагон еще не сталкивался, поэтому преимущество в системах ПВО на стороне России, резюмирует Эдмондс.

В новой стратегии национальной обороны и ядерной доктрине США Москва фигурирует среди основных угроз безопасности страны. Кроме того, в феврале президент Дональд Трамп назвал Россию соперником США, а зампред Объединенного комитета начальников штабов Пол Сельва заявил о разработке Пентагоном «глобального плана» на случай конфликта с Россией или Китаем.