RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   84,0644
1 EUR   73,7247
1 USD   63,2396
10 UAH   24,1051
Алексей Чалый четыре года спустя: «Вспомните, как нас объединила правда» | Продолжение проекта «Русская Весна»

Алексей Чалый четыре года спустя: «Вспомните, как нас объединила правда»

Третьей мировой войны и революции в России не будет, главное — перестать имитировать реальность и научиться «конструктивным конфликтам». Большое интервью с народным мэром Севастополя.

Четыре года назад - когда на Украине произошел вооруженный переворот, когда мечте о возвращении Севастополя в Россию грозило никогда не сбыться из-за планов подписания документа, фиксирующего уход Украины в Европейский Союз, когда казна страны была пуста, в регионах хозяйничали националисты, горел Майдан, лилась кровь, были поставлены на колени спецназовцы и сбежал президент - этот человек взял на себя ответственность за город-герой и его судьбу. И поставил цель: привести Севастополь в Россию без жертв. И цели своей достиг.

За четыре года много воды утекло. Итожим, но куда больше говорим о будущем - с народным мэром Севастополя Алексеем Чалым.

- В годовщины принято подводить итоги. Давайте начнём с проверенного «было – стало». В Севастополе за четыре года  сменились два состава правительства – т.н. «отставниковое» и теперь – «молодое-технократическое». 
Выяснилось, что по ключевым болевым проблемам с приходом вторых мало что изменилось:  продолжается активное хозяйствование в заказниках, возобновляются мутные девелоперские «инвест-контракты», не прекращается раздача земли и госсобственности «избранным» и отъем у «неугодных», власть закрыта от СМИ, не прекращаются интриги против Заксобрания, скрываются бюджетные траты и так далее...
Может быть, дело не в персоналиях? Почему Севастополь сейчас так быстро портит властьимущих?

- Несмотря на наличие некоторых общих черт двух последних администраций, я бы знак равенства между ними всё же не ставил. При последнем губернаторе стало определённо больше порядка в городском хозяйстве, хоть и со сложностями, но удалось отстоять целый ряд общественных пространств (что не удавалось при губернаторе прошлом): Ласпи, Гасфорта, побережье между Карантинной и Хрустальной бухтами, Караньское плато, например.

Что касается вопроса: «В персоналиях ли дело?», выскажу мнение, что всё же в персоналиях.

Губернатор имеет достаточно полномочий, чтобы выстроить развивающую город систему власти. Тем более, при поддержке ЗАКС, которая в случае указанной нацеленности губернатора на общественно-полезный результат будет ему обеспечена.
В этой связи едва ли Севастополь кого-то портит. Оба губернатора прибыли в город сформировавшимися людьми.

- Уверены ли вы сегодня, что губернатор Севастополя должен избираться народом, а не назначаться федеральным центром?

- Да. Думаю, достаточно играть в детей в песочнице и обращать все свои проблемы в сторону федерального центра.

- Каковы, на ваш взгляд, «технические параметры» и личностные характеристики идеального губернатора?

- Ничего оригинального я не скажу. У человека должна быть цель, направленная на развитие города. Сильное желание её достичь. Разборчивость в методах достижения, ограниченная законом и базовыми нормами морали. И необходимые управленческие навыки.

- Встречали в жизни человека, соответствующего вашим требованиям?

- Да.

Конструктивный конфликт как обязанность

- Модель, при которой губернатор и ЗС не просто мирно сосуществуют, а действуют как командный механизм – осуществима в русских общественно-политических традициях?

- Наверное, да. Федеральные законы этому никак не препятствуют. Опять же, вопрос личностей. Но, с моей точки зрения, необходимо уточнение, что в данном случае понимать под «единым механизмом». У названных органов власти принципиально разные функции, и они обязаны находиться в конструктивном конфликте. Точно так же, как в компании начальник производства не может не быть в конструктивном конфликте с начальником службы управления качеством, а главный технолог с главным конструктором и т.п.
В постоянном разрешении этого конфликта и находятся лучшие решения.
Важно, чтобы у обеих сторон была единая стратегическая цель. На деле, а не на словах.

- Разделение Заксобрания на две оппонирующие части при отсутствии устойчивого большинства мешает Севастополю жить и развиваться?

- Не думаю, что существенно. Гораздо опаснее, с моей точки зрения, то, что теперь уже половина депутатов выполняет технические функции одобрения действий правительства без оглядки на их содержание.

- Внутреннее ли это дело и следствие ли «полупрофессионализма» ЗС, упрек в чем регулярно бросают депутатам вип-чиновники?

- Во-первых, я не согласен с этим упрёком, так как не думаю, что «депутат» есть профессия. Депутат – народный представитель, который на основании собственного опыта и видения представляет интересы своих избирателей.
Для конвертации же депутатских инициатив, например, в законы, есть вполне себе профессиональный аппарат ЗАКС, который недавно исполнительная власть хотела лишить адекватного финансирования. К счастью, эта затея провалилась, но, как известно, не благодаря, а вопреки действиям исполнительной власти.

- Каковы перспективы противостояния?

- Да нет противостояния двух депутатских групп, так как нет второй группы. Точнее, номинально она существует, но не является самостоятельной. Так что, скорее нужно говорить о конфликте части депутатского корпуса, которая желает соблюсти закон и отстаивает на этом основании независимость ЗАКС, и губернатора, который пытается заполучить ЗАКС, решения которого предварительно одобряются в кабинете заместителя губернатора по внутренней политике.

- Каковы ваши цели и задачи при этом?

- Наши цели оставались по большому счёту неизменными: мы выходили с определённой программой развития города, и мы её придерживаемся. Другой вопрос, что многие положения той программы оказались недостижимыми почти сразу после избрания ЗАКС, так как тогдашний губернатор и управляемая им часть депутатов очень скоро отреклись от этой программы.
Таким образом, у нас не остаётся другого выбора, кроме концентрации на тех положениях программы, которые реализуемы с учётом наших ограниченных возможностей (которые стали совсем уж ограниченными после ухода Игоря Соловьёва, когда мы потеряли депутатское большинство).

Правым оказывается меньшинство

- Как вы оцениваете предложение потенциальных участников будущей парламентской избирательной кампании, озвученное в ваш адрес  экс-министром обороны Украины Павлом Лебедевым, - уйти досрочно вместе с командой?

- Я не думаю, что интересы Павла Валентиновича совпадают с интересами развития Севастополя. По-моему, всей своей предыдущей деятельностью он как раз убедительно доказал обратное. Поэтому воспринимать всерьёз эти советы не считаю полезным.

- Почему вы так бьётесь за принципиальное Заксобрание?

- Ну, хотя бы потому, что это соответствует духу и букве Конституции. И депутаты, вообще говоря, давали присягу этому духу и букве следовать. А к данной присяге я отношусь с пиететом. Иначе не стоило и в депутаты идти.

- Говорят, политика и порядочность – вещи взаимоисключающие.  Принципиальность – в нашем случае с точки зрения большинства это тормоз прогресса. Может здесь быть компромисс?

- Во-первых, я не убеждён, что, по мнению большинства, принципиальность – тормоз прогресса (если у вас есть данные такого исследования, было бы интересно их увидеть).
Во-вторых, даже если это и так, то совсем не факт, что большинство право` (мой научный руководитель как-то сказал, что в науку его потянуло именно то, что в этой области деятельности правым оказывается, как правило, меньшинство).
В-третьих, эксперимент с непринципиальным депутатским корпусом город уже многократно проводил до 2014 года. Что-то прогресса не припомню.
И, наконец, мы же тоже (как и наши губернаторы) пришли в ЗАКС сформировавшимися людьми, и другими уже не станем.

Получается неплохо

- Есть ли у вас в Севастополе собственные бизнес-интересы, о которых так долго твердят неутомимые любители конспирологии?

- Да. Есть. Я создал небольшую компанию, которая называется «Разумные электрические сети» и с большим удовольствием занимаюсь разработками совершенно новых комплексных технологий для распределительных сетей будущего. Эта работа позволяет аккумулировать мой управленческий и технологический опыт из разных инженерных дисциплин.

И, насколько могу судить, то, что получается, неплохо до такой степени, что можно думать о том, что эти продукты помогут «изменить лицо» отечественного распределительного комплекса и вывести его в мировые технологические лидеры.
Но до этого ещё нужно несколько лет поработать. В настоящее время начаты проекты модернизации распределительных электрических сетей с использованием этих продуктов в нескольких субъектах РФ, включая Севастополь.

- Как развивается «ваш» проект новой электрификации всей страны и одной из конкретных его площадок - Севастополя? За чей счёт это делается?

- «Мой проект новой электрификации всей страны»? Впервые слышу. Я лишь заместитель руководителя рабочей группы ЭнерджиНет по направлению «Гибкие и надёжные сети». И директор компании, разрабатывающей указанные выше продукты.
Если Вы имеете ввиду ЭнерджиНет, то это, скорее, проект Президента Российской Федерации Путина Владимира Владимировича. Так как является частью Национальной Технологической Инициативы, с которой он выступил во время Послания Федеральному Собранию в декабре 2014 года.
«ЭнерджиНет» развивается. Источниками финансирования этого проекта являются средства компаний и специальных созданных для этого фондов. Но к финансированию проекта ЭнерджиНет я отношения не имею.
У меня сейчас начался второй год работы в «Разумных электрических сетях». Затраты первого года я компенсировал из личных средств. К концу 2017 года удалось выпустить первый релиз базового продукта, на который тут же нашлись покупатели. К государственным фондам и структурам эти покупатели отношения не имеют.  

Сейчас могу сделать больше

- Ваш отказ от власти – неоднократный – многие с горечью восприняли как отказ и от народного доверия. Разве это так?

- У каждого из двух отказов была своя мотивация, вытекающая из текущей на тот момент ситуации. Народное доверие здесь ни при чём.

- Разве вам всё равно, что произошло и происходит после этого?

- Нет. Не всё равно. Иначе я бы на пушечный выстрел не подошёл к органам власти после 2014 года.

- Вы в своё время часто заявляли и о том, что вас не интересует карьера федерального политика.  Это же один из способов влиять на происходящее с Севастополем. Не жалеете об упущенной возможности?

- Я не понимаю, как можно было радикально повлиять на ситуацию в Севастополе, заняв пост некоторого (какого?) федерального политика. Таким образом, упущенных возможностей не вижу. Думаю, я сейчас могу сделать больше для будущего города, чем многие федеральные политики.

- Злословят, что дела минувших дней (история и её павшие герои) и бездушная электроника интересуют вас  больше, чем проблемы  и жизнь «маленького простого человека». Вы мизантропией переболели? Или это вообще не про вас?

- Ну, я не рубаха-парень, это точно. Хотя, когда общие интересы заставили, примерил на себя роль публичного политика, как многие, наверное, заметили.

Действие центростремительной силы

- Спустя 4 года сформирован федеральный медийный миф о Крымской весне. Её ведь называем Русской весной только мы. Как вы относитесь к трансформации понимания истории-2014, к новым трактовкам, а иной раз – и к перелицеванию?..  

- Отношусь плохо. Как и к любым другим манипуляциям.

- Изменилось ли ваше понимание происходящего тогда?

- Я бы не сказал. Успешная, вовремя сделанная операция. Хоть и тяжёлая.  

- Не только для федеральных политиков и экспертов, но и для множества российских обывателей Крым и Севастополь – это одно и то же, на «материке» их разделяют на субъекты в реальности только при финансировании. Для вас федеральная субъектность Севастополя была очень важна, принципиальна. Почему?

- Потому что, несмотря на территориальную близость, историческая нацеленность Севастополя и Крыма была сугубо различна. «База флота (а в последние годы СССР и технологический центр)» с одной стороны, и «Всесоюзная здравница» - с другой. Я считал и считаю, что нам будет легче обеспечить развитие города в рамках независимого субъекта.

- Сможем ли мы удержаться от действия центростремительной силы?

- Зависит от того, насколько мы этого захотим.

- Разумно ли это?

- Если мы будем развиваться, накапливая необходимый для будущего человеческий капитал, то да.

- Когда говорят о том, что регионы страны кормят Крым и Севастополь, что у них отнимают, чтобы дать нам, - это справедливый упрёк?

- Строго говоря, кормит федеральный центр, а не регионы. И, строго говоря, «подкармливает». Хотя «подкармливает» и внушительно.
В остальном да, упрёк справедливый.
Мы сами не умеем зарабатывать средств на собственное содержание, не говоря уже о развитии.

- Вас оскорбляют высказывания о том, что крымчане и севастопольцы – "неполноценны по отношению к миру"?

- Я не слышал таких высказываний. И не вполне понимаю, что имеется ввиду.

- Ожидаете ли вы изменений в санкционной политике по отношению к полуострову со стороны запада?

- Нет. Не ожидаю. В истории США санкции (насколько я знаю) никогда не отменялись ранее, чем через 30 лет после их введения. Наиболее показательна в этом смысле история с поправкой Джексона – Вэника, которая была отменена только через 21 год после того, как пропал объект поправки (СССР)!

- Чем, на ваш взгляд, Крыму следует руководствоваться в ближайшей и среднесрочной перспективе в экономическом плане?

- В Севастополе всё прописано в стратегии развития, которая, с моей точки зрения, может служить удовлетворительным ориентиром.

О рисках и способе их преодоления

- Есть несколько типичных тезисов, ваше отношение к которым интересно:
а) скоро начнётся  третья мировая война...

- Не верю. Ядерное сдерживание никто не отменял (если только «они» не придумают 100% эффективных систем ПРО).

- б) скоро в России случится революция

- Не верю.

- в) Россия должна замкнуться от внешнего мира  и решать исключительно собственные проблемы.

- 50/50. Замыкаться не нужно, но считать внутренние проблемы приоритетными, на мой взгляд, необходимо.

Я бы позволил себе комментарий по всем трём вопросам в силу их связанности. Два из них – о рисках, последний – о способе их разрешения.
С моей точки зрения, главный риск для страны сегодня (который гипотетически может материализоваться в описанные в первых двух вопросах угрозы) – нарастающее технологическое отставание от ведущих стран мира. Следствием которого является экономическое, социальное и, увы, военное отставание. Это – не узкопрофессиональный вопрос, но вопрос организации многих институтов государства и бизнеса. В том числе, в регионах.
Мне легче говорить о том, в чём я больше понимаю: о возможности преодоления такого риска в регионе.
С моей точки зрения, здесь первая скрипка должна принадлежать региональной власти (не отменяя роли и патриотического бизнеса, и общественных организаций).
Власть должна перестать заниматься манипуляциями и концентрироваться на пиар-кампаниях,  зачастую замещающих реальную деятельность.
Позволять звучать альтернативному мнению, не бояться вступать в открытый спор (чего бояться, коль правда на твоей стороне?).
Объединять реальные патриотические силы (а не болтологические, готовые к любой риторике ради собственной карьеры и/или интереса).
Ну, и конечно, быть адептом закона и нацеленности на общественно-полезный результат. Настоящий, а не донесенный до массовки «правильными СМИ». И тогда мы отодвинем потенциальные угрозы от своей страны.
И решим проблему большого количества «маленьких простых» людей, позволив им стать  «большими и сложными».    

Вечный вопрос о цене колбасы

- Есть мнение, что Русская весна, начавшись как демократическое восстание, на деле обернулась буржуазной революцией. Что вышли за Родину патриоты, а пришли к цене колбасы, войнам за собственность и частные права. Проблема утраты общественных пространств, к примеру, как показывают опросы, волнует дай Бог 10% граждан. Как это стало возможно?

- Я не думаю, что «пришли к цене колбасы». Просто «цена колбасы» является вечным вопросом. Когда был решён основной вопрос Русской весны, на повестку дня снова вернулся вопрос «цены колбасы», только в новых условиях (просто старых уже не было). Не думаю, что на Украине этот вопрос стоит менее остро.
То, что основную массу граждан не волнует вопрос общественных пространств, говорит лишь о том, что эти люди не обустроены до уровня, при котором они начинают думать об относительно отдалённом будущем.  

- Что с этим делать? Нужно ли с этим что-либо делать?..

- Необходимо. И хоть у меня нет под рукой дорожной карты изменения общества в желаемом направлении, но позволю себе высказать мнение, что поддержка перспективных общественно-полезных инициатив, и, напротив, жёсткая оппозиция алчности, разрушающей город, начнёт постепенно менять ситуацию к лучшему.
Это – длительный затяжной процесс, связанный с ранее обсуждённым процессом преодоления технологического отставания, в котором также существенна позиция региональной власти.

Когда объединяет правда

- Повлияют ли на нашу жизнь президентские выборы?

- Я надеюсь, что будущий президент переосмыслит текущую ситуацию и сделает из неё полезные для развития страны выводы.

- Как оцениваете шансы кандидатов?

- Я убеждён, что победу на выборах одержит действующий президент.

- Определились в выборе?

- Это – личное. Не отвечаю.

- Есть ли что-то, что может вас удивить?

- Да. Конечно.  К сожалению, это редко случается.

- Какой момент в вашей жизни вспоминается как самый счастливый?

- 18 марта 2014 года, момент подписи под договором о вступлении Севастополя в состав Российской Федерации.

- Мы с вами говорим в преддверии годовщины Дня Народной воли… что вы хотели бы, чтобы  все вспомнили в этот день?

- Вспомните, как нас объединила правда. И что нам удалось сделать в результате этого объединения. С праздником!