Усугубить долговой кризис на Украине и доломать все до конца? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Усугубить долговой кризис на Украине и доломать все до конца?

Киев объявил о разрыве Программы экономического сотрудничества между Украиной и Россией. На фоне нынешней ситуации это даже удивительно: кажется, что там еще можно порвать, ведь все и так уже порвано?

Судя по всему, идя на официальный разрыв экономических связей, Киев рассчитывает, что неформально, на уровне частных компаний, сотрудничество будет продолжено. Судя по всему, идя на официальный разрыв экономических связей, Киев рассчитывает, что неформально, на уровне частных компаний, сотрудничество будет продолжено.

Некоторые положения программы сегодня выглядят полной экзотикой. Там предусматривались совместные работы в области военно-технического сотрудничества и технологий двойного назначения, в области углеводородной энергетики и даже совместная эксплуатация черноморского шельфа. Все это, разумеется, уже в прошлой жизни. Во многих областях отношения уже разорваны — в военно-технической, например.

Дипломатические отношения не разорваны — также по инициативе Киева — лишь потому, что миллионы украинских граждан, работающих в России, приедут обратно и придут на Майдан спросить с тех, кто это сделает.

Однако на Россию при этом пришлось в прошлом году 12% товарооборота Украины. Экспорт украинских товаров в Россию вырос за год почти на 10%, а импорт российских на 40%. Хотя этот «отскок» произошел после резкого падения объемов взаимной торговли (если в 2011 году он составлял $48,5 миллиардов, то в 2016 — лишь $10,2 миллиардов), этот «отскок» происходит не просто на фоне неулушения ситуации на Донбассе, а наоборот — на фоне ее эскалации, полного нежелания Киева договариваться, а также на фоне установленной экономической блокады со стороны Украины.

В прошлых, 2014–2017 годах, мы фактически помогали расти украинской экономике. На пике кризиса на Донбассе, российские банки продолжали активный экспорт капитала на Украину под предлогом надобности докапитализировать тамошние свои «дочки». Чем все кончилось? Бесчинствами нео-бандеровцев около российский компаний, угрозами экспроприации и вынужденной продажей целого ряда активов с большим дисконтом. Для сравнения: на едва ли не главного союзника нынешней Украины — на США — пришлось в прошлом году лишь в общем «жалкие» $537 миллионов накопленных прямых инвестиций (сумма российских, по минимальным оценкам, раз в 8 больше). Совсем не спешат американцы в Незалежную со своими деньгами. Да и «интегрировать» украинскую экономику в состав Европы тоже никто не спешит: скажем, в прошлом году прирост торговли Украины с ЕС составил лишь скромные 3,7%. А какие были радужные планы по поводу «евроассоциации»! Западные деньги практически не идут в страну, которая получает их раз в 6 меньше, чем соседняя и сопоставимая по размерам Польша. В этих условиях, конечно, объявлять об очередном «окончательном разрыве с Россией» — необычайно «мудро и дальновидно».

К этому стоит добавить усугубляющийся долговой кризис на Украине. Начиная с текущего года и по 2021-й Киев должен выплатить по внешним долгам более $7 миллиардов в год. Притом, что валютные резервы страны составляют лишь $18 миллиардов. Для сравнения: сумма ожидаемых в Киеве кредитов от МВФ в этом году составит $3,8 миллиарда, однако с их получением возникли проблемы в связи с невыполнением Украиной обещаний проведения реформ.

Судя по всему, идя на официальный разрыв экономических связей, Киев рассчитывает, что неформально, на уровне частных компаний, сотрудничество будет продолжено, а возможно, и расширится. По почти единодушному мнению даже западных экономистов, экономика Украины не выйдет из кризиса без нормальных отношений с экономикой России. Вопрос в том, надо ли нам помогать Киеву в этом? Особенно учитывая нынешнее ухудшение ситуации на Донбассе, нагнетание враждебной по отношению к Москве риторике и подначивание Запада на новые антироссийские санкции. Может, пусть они уже все доломают до конца? А там посмотрим, кому от этого станет лучше и кто от этого станет более сговорчивым.