RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   82,6954
1 EUR   73,2427
1 USD   62,4352
10 UAH   23,8189
Про ментальность украинских СМИ: «С*аный Ленинград надо было сдать немцам!» — журналист Гордон | Продолжение проекта «Русская Весна»

Про ментальность украинских СМИ: «С*аный Ленинград надо было сдать немцам!» — журналист Гордон

Об этом телеведущий Дмитрий Гордон заявил в студии телеканала «112 Украина».

«В прошлом году умер величайший художник Илья Сергеевич Глазунов. Он плакал навзрыд, рассказывая мне, как он маленьким мальчиком оказался во время блокады в Ленинграде. Папа его выл от голода перед смертью, у него был голодный вой, тётя, дядя, обе бабушки. Он вспоминал, что было очень холодно и вторую бабушку они не могли похоронить. Тёте его крыса выела лицо у него на глазах, животные тоже были голодными. Это всё происходило у них прямо в квартире. Бабушку замотали в простыню и отдали дворничихе за последний хлеб, чтобы она ее похоронила.

Когда весной он выходил из своего подъезда и увидел, что труповозка что-то забирает из дворницкой, он увидел простыню со своими инициалами и бабушку, которая всю зиму там пролежала.

Его дядя был начальником медслужбы на ленинградском фронте, и он его вывез по дороге жизни по Ладоге. В городе осталась его мама, которая через некоторое время тоже умерла.

У него умерла вся семья. Он плакал навзрыд и говорил, что вернулся после войны в свой Ленинград, но это был уже другой город», — рассказал Гордон.

Затем он признался, что, будь у него возможность, то сдал бы Ленинград фашистской Германии.

«Теперь вопрос: миллион жизней почти что на кону. Я сдал бы Ленинград немцам. Для меня жизнь каждого человека дороже, чем с*аный город Ленина, который не сдавали потому, что город Ленина сдать нельзя», — заявил украинский телеведущий.

Комментарий RN: Ленинград не «сдавали» вовсе не потому, что это — «город Ленина». А потому, что Гитлер - после Севастополя - в принципе не планировал ввязываться в бои на городских улицах. И методическое уничтожение населения было запланировано с самого начала.

16 сентября 1941 г. Гитлер в беседе в рейхсканцелярии с немецким послом в занятом фашистами Париже Отто Аветцем изложил свои взгляды на судьбу Ленинграда: «Ядовитое гнездо Петербург, из которого так долго бьёт ключом яд в Балтийское море, должен исчезнуть с лица земли. Город уже блокирован; теперь остаётся только обстреливать его артиллерией и бомбить, пока водопровод, центры энергии и всё, что необходимо для жизнедеятельности населения, не будет уничтожено. Азиаты и большевики должны быть изгнаны из Европы, период 250-летнего азиатства должен быть закончен».

21 сентября 1941 г. отдел обороны ОКВ представил записку, в которой предложил вермахту решения этой задачи. Документ очень характерный и весьма красноречивый. Он оказал большое влияние на дальнейший ход мыслей политического и военного руководства Германии относительно «будущего» Ленинграда,

Первое. Немцы занимают город и поступают с ним точно так же, как с другими русскими большими городами. Авторы отклоняют этот вариант, ибо «тогда надо брать на себя ответственность за снабжение населения». Проще говоря, надо кормить ленинградцев, чего нацисты делать не собирались.

Второе. «Город блокируем, — говорится в документе, — окружаем колючей проволокой под током, простреливаем из пулемётов». Однако, по мысли составителей, и этот вариант имеет негативные последствия. «Наиболее слабые из двух миллионов человек погибнут от голода… Возникает опасность эпидемии, которая распространится на наш фронт. Кроме того, под вопросом, будут ли наши солдаты способны стрелять в прорывающихся женщин и детей». Этот вариант тоже не подходит.

Третье. «Женщин, детей и стариков вывести за пределы кольца блокады, остальных уморить голодом». Однако, по мнению разработчиков, предложенная эвакуация «практически едва ли выполнима…» Во всех случаях отрицательным, с их точки зрения, является то, что «остальное голодающее население Ленинграда опять-таки может стать очагом эпидемий».

Четвертое. «После продвижения вперёд танков и осуществления блокады города отойти снова за Неву и район севернее этого участка передать Финляндии». Но это вариант нежелателен, так как «…Финляндия неофициально заявила, что она хотела бы, чтобы её граница проходила по Неве, исключая Ленинград. Как политическое решение — хорошее. Но вопрос о населении Ленинграда Финляндия не решит. Это должны делать мы».

Вне зависимости от выбора, «мы заявляем перед миром, что Сталин защищает Ленинград как крепость. Таким образом, мы вынуждены обращаться с городом, его населением как с военным объектом».

«Мы разрешаем Рузвельту, — говорится в записке, — после капитуляции Ленинграда обеспечить его население продовольствием, за исключением военнопленных, или перевести его в Америку под наблюдением Красного креста на нейтральных судах». Но далее говорится: «Разумеется, предложение не может быть принято, но его нужно использовать в целях пропаганды».

Читайте также