Равнение на третий мир: как выглядит «интеллектуальная экономика» Украины | Продолжение проекта «Русская Весна»

Равнение на третий мир: как выглядит «интеллектуальная экономика» Украины

Даже средний класс Украины за последние годы деформировался, сократившись до ниши обслуживающих Запад интеллектуальной рабочей силы, пишет Ukraina.ru

«Средний класс на Украине заметно сузился. Если не учитывать чиновников, его основу составляют IT-специалисты с высокими зарплатами в валюте», — сообщило 23 мая издание «Фокус».

Вывод этот сделан журналистами не на пустом месте: «В Ощадбанке, который в последнее время для клиентов с достатком выше среднего развивает направление персонального банкинга, говорят о появлении новой группы премиальных клиентов. По словам руководителя премиум-банкинга этого финучреждения Даниила Меркулова, в неё вошли главным образом программисты с доходами около $1,5 — 3 тыс. в месяц. Такие клиенты в большей мере заинтересованы в удобных сервисах для расчётов, чем в накоплении сбережений на депозитах или получении кредитов… На фоне отраслей, изрядно потрёпанных кризисом, доходы IT-специалистов впечатляют. По данным исследования Ассоциации „ІТ Украины“, за 2017 год средний уровень заработной платы в отрасли составлял $1,8 тыс. (около 47,3 тыс. грн.), тогда как средняя зарплата по стране в марте 2018-го равнялась 8,4 тыс. грн.».

У этого «нового среднего класса» есть вполне определенная численность и география: «По данным „ІТ Украины“, в отечественной индустрии информационных технологий работают около 125 тыс. разработчиков, без учёта менеджмента, служб поддержки и представителей других нетехнических специальностей, которые обслуживают отрасль. В основном ІТ-специалисты концентрируются в городах-миллионниках. Харьков и Львов по показателю количества разработчиков наступают на пятки столице, а Днепр и Одесса замыкают пятёрку лидеров. В частности, во Львове расположены офисы 250 компаний, где трудоустроены 20 тыс. специалистов».

«Пропорционально общей численности населения города доля разработчиков во Львове даже выше, чем в Киеве», — сообщил «Фокусу» директор львовского ІТ-кластера Степан Веселовский. В принципе, чего-то нового здесь нет — Львов был известен «экономикой IT-ауторсинга» еще до Евромайдана. Образцово-показательный город, превращенный советской властью в 1970 — 1980-е годы в центр промышленного, и в том числе наукоемкого производства, и переживший в годы независимости деиндустриализацию, существовал за счет двух статей дохода — туристов (приезжавших посмотреть на старинную польскую архитектуру) и ауторсивших айтишников (наследие советских вузов).

«Успех Львова можно объяснить в первую очередь тем, что у города есть стратегия развития. Две основные составляющие стратегии: туризм и IT», — отметил в интервью мартовскому журналу «Forbes Украина» за 2016 год президент инвестиционного холдинга KM Core Евгений Уткин.

Далее, отвечая на радостную реплику журналиста «Только официальный экспорт IT-продукции в 2014 году составил $2 млрд., в 2015-м — $2,5 млрд.», бизнесмен указал: «На указанные вами суммы Украина оказала услуги по IT-аутсорсингу. В 90% случаев речь идет не о создании продуктов, а просто об использовании рабочей интеллектуальной силы. Да, это хорошее начало, но этот бизнес создает только одно рабочее место. Если говорить о реальной инновационной экономике, о биотехнологиях, микроэлектронике, электронике, то в данном случае одно рабочее место создает экосистему с десятками рабочих мест. Вот что необходимо развивать».

 

Пока что украинский IT — это именно обслуживающая Запад рабочая сила, пусть и требующая более сложных рабочих навыков, нежели это требуется для сбора клубники в Польше. Все идет на экспорт, собственный рынок заказов почти отсутствует.

«По предварительным подсчетам, в 2016 году прирост отрасли составил 15 — 20%, а объем рынка вырос с $2,5 млрд. до $3 млрд.», — сообщил 12 января 2017 года изданию «Новое время. Бизнес» соучредитель SoftServe (одной из ведущих украинских IT-компаний, работающей во Львове с 1993 года) Тарас Кицмей. Как отмечалось выше, 2,5 млрд. долл. — это также и сумма экспорта украинского IT-рынка, то есть, экспорт (как уточнил глава KM Core, на 90% являющийся аутсорсингом) и составляет весь этот самый рынок. Аналогичная ситуация в странах третьего мира — например, Индии. Характерно, что эти страны Украине сейчас ставят в пример и призывают «побороться с ними» за заказы!

«Украина имеет большой потенциал в направлении размещения Центров Совместного Обслуживания (ЦСО) (англ. Shared Service Centers) и аутсорсинга бизнес-процессов (анг. Business process outsourcing) крупными международными корпорациями», — писал 20 декабря 2017 года в колонке на сайте finance.ua старший менеджер, руководитель налогового и юридического отдела в Западной Украине компании «KPMG в Украине» Максим Войцеховский. И приводил примеры: «Крупнейшими центрами размещения ЦСО в мире являются Индия (более 50% мирового рынка ЦСО и около 3 миллионов человек в отрасли) и Филиппины (15% мирового рынка ЦСО, деятельность центров генерирует 7% ВВП страны и обеспечивает рабочими местами около 1 миллиона человек)».

Вот пример, который рекомендуют стремившейся в Европу стране! «На сегодня есть все основания, чтобы Украина перехватила эстафету… Несмотря на значительное количество высококвалифицированного населения и наличие необходимой инфраструктуры, Украина слабо вовлечена в этот глобальный процесс (не более 5000 занятых человек), хотя ЦСО уже существуют во Львове и Черкассах», — пишет сотрудник западной компании.

В уже упомянутом материале «Нового времени. Бизнес» за 12 января 2017 года исполнительный директор IT-комитета European Business Association (Киев) Константин Васюк привел следующие данные: «Согласно данных платежного баланса НБУ (Национального банка Украины. — Прим. авт.) за 9 месяцев 2016 года, имеем следующие объемы экспорта: АПК (агропромышленный комплекс. — Прим. авт.) — $10,3 млрд., металлургия — $6,0 млрд., экспортная IT-индустрия — $2,4 млрд (согласно экспертным оценкам); машиностроение — $2,2 млрд., транспорт — $2 млрд., трубопроводный транспорт — $1,8 млрд.». То есть, IT-аутсорсинг вышел на Украине на третье место по объемам долларового экспорта после продажи продовольствия и металлов (последняя — главная статья дохода олигархов). Если бы это был экспорт интеллектуальной продукции, то есть разработанных в стране продуктов, можно было бы радоваться.

Но напомним слова Уткина: «В 90% случаев речь идет не о создании продуктов, а просто об использовании рабочей интеллектуальной силы». Налоги надомники-айтишники платят по упрощенной схеме как индивидуальные предприниматели либо не платят вообще. Дополнительных рабочих мест вокруг себя, как правило, не создают (разве что в экономике потребления). То есть — ни чести, ни продукта, ни доходов для страны. Но это и есть — третий мир.