Украина — Венгрия: Судьба Закарпатья | Продолжение проекта «Русская Весна»

Украина — Венгрия: Судьба Закарпатья

Сложно назвать соседнее с Украиной государство, с которым после государственного переворота 2014 г. Киев не испортил бы отношения. Не является исключением и Венгрия, которая стучит во все двери ЕС и НАТО, пытаясь защитить свое национальное меньшинство, проживающее в Закарпатье. Конфликт с некогда «адвокатом» Украины в Европе был запрограммирован объявлением идеологии украинского национализма официальной идеологией страны, пишет Одна Родина

Кто в доме хозяин?

В отличие от так называемых украинцев, венгры в местах своего компактного проживания являются коренным населением. Последний раз, до 1945 г., Закарпатье входило в состав Русского государства в XIV в. Совершенно очевидно, что никакой Украины тогда и в проекте не было. Долгие века нынешнее Закарпатье являлось частью Австро-Венгрии, пока в 1921 г. в результате распада империи территория, населенная преимущественно венгерским населением, не отошла к Чехословакии.

Согласно Мюнхенскому сговору 1938 г. последняя была обязана в трехмесячный срок решить с Венгрией проблему принадлежности территорий исторической области Верхняя Венгрия (ныне — Словакия), в которую входили южные районы Словакии и Подкарпатской Руси. Переговоры, проходившие 9—13 октября в Комарно, закончились безрезультатно. 11 октября власти чехословацкой «автономной земли» Карпатской Руси получили самоуправление и 20 октября приняли резолюцию, поддержавшую проведение плебисцита по вопросу о вхождении этой территории в состав Венгрии. Но захвативший через несколько дней власть в автономии Августин Волошин отверг идею референдума.

Венгрия обратилась к Германии и Италии о проведении арбитража о размежевании территории. По итогам двух арбитражей к Венгрии отошли районы Подкарпатской Руси, включая Ужгород и Мукачево. Но Будапешт не удовлетворился результатами и 13–17 марта 1939 г. оккупировал Закарпатье. Такая ситуация сохранялась до 1944 г., когда после освобождения Закарпатья советскими войсками была образована Закарпатская Украина, добровольно вошедшая в состав УССР в 1945 г.

Позвольте, а где же во всей этой перекройке границ украинское государство? А не было его, как и украинцев. Хитрый уроженец села Келечене священник Августин Волошин с молодых лет увлекся идеями украинства. Долгие годы сей «украинец» без всяких мучений работал в школах и СМИ, издавал газету и даже был депутатом парламента Чехословакии, благодаря чему и попал в правительство автономии.

А 26 октября 1938 г. захватил в Подкарпатской Руси власть, сформировав правительство из украинофилов. К тому времени А.Волошин уже покончил с чешскими «народными христианами» и создал Украинское народное объединение (УНО) со своими боевиками — организацией народной обороны «Карпатская сечь» (ОНОКС). Ведущую роль в ОНОКС играли члены ОУН*, пришедшие в Закарпатье из других регионов Украины, а также из эмиграции. Потому совершенно не стоит удивляться, что первым же решением «правительства» А.Волошина стал запрет всех политических партий, кроме УНО, и насильственная украинизация населения.
Как видим, так называемая украинская идея совершенно чужда региону Закарпатья и принесена туда на штыках ОУН* и поддерживающих их гитлеровцев и «хортиков». Почти не связанная с Украиной область в 1991 г. провела референдум о создании автономии в составе Украины, где идея получила поддержку 78% голосовавших. Но Верховная рада Украины так и не приняла соответствующий закон.

Венгры в «нэзалэжной» Украине

Согласно результатам переписи населения 1989 г. в Закарпатье проживало 12,5% венгров или 155711 чел., украинцев же — 78,41% или 976749 чел. Эту цифру нельзя считать достоверной, поскольку ни СССР, ни Украина не признают отдельным народом закарпатских русинов. Так, по состоянию на 1979 г. в Закарпатской обл. проживало 978 тыс. человек, относящих себя к русинскому народу. Ну и найдите тут хоть одного украинца, если признать русинов отдельным народом.

Официальный Будапешт, поддерживавший автономию Закарпатья, все же согласился на уговоры Л.Кравчука на условиях, что защита прав проживающих в области венгров будет осуществляться-де-факто. Венгрия получила право свободной работы с общиной, финансировала открытие и содержание школ с венгерским языком обучения, издание книг и газет, создание радио и телевидения. Кроме того, Венгрия поддерживает и экономическое развитие региона. Так она выделила кредит в 50 млн. евро на трассу до Мукачева и окружную дорогу Берегова, а в минувшем году премьер-министр Украины В.Гройсман обсудил с венгерским коллегой и другие инфраструктурные проекты — реконструкцию и строительство КПП, запуск скоростного поезда «Интерсити» Мукачево-Будапешт.

Численность венгерской общины в Закарпатье на данный момент составляет около 150 тыс. чел., и до недавнего времени венгры чувствовали себя в государстве Украина достаточно комфортно, если не считать отдельных стычек с украинскими неонацистами.

Все изменилось после государственного переворота 2014 г., когда украинские нацисты фактически стали властью в стране. Особенно это коснулось традиционно ненавидящего галицкий нацизм Закарпатья и проживающих там венгров. Те, кто вчера еще избивал венгров, стали во главе области. Как, например, свободовец О.Куцина, в 2011 г. задержанный за поджог памятника 1100-летия переселению венгров через Карпаты.

Именно после переворота отношение к венграм стало приобретать характер этноцида и вытеснения с Украины. Несколько нападений на венгерские центры, поджог автомобилей с венгерскими номерами, угрожающие надписи и свастики на упомянутом памятнике — это лишь небольшая часть проявлений мадьярофобии. Буквально на днях, 24 мая, представители так называемой Национальной ассамблеи патриотов Украины, бывшие атошники и члены различных вооруженных формирований устроили митинги возле здания Генерального консульства Венгрии в Ужгороде. Среди требований нацистов — прекращение «антиукраинской» политики Будапешта и украинизация венгров. Как заявили участники митинга, «на Украине есть место только людям с украинским гражданством и говорящим на украинском языке, а остальным гражданам, в частности венграм, не мешает задуматься о переселении на свою историческую Родину».

Будапешт vs Киев

Необходимо отметить, что антивенгерскую политику украинских радикальных националистов поддерживают и киевские власти, взявшие на вооружение идеологию и политику ОУН(б)*. Проводя политику насильственной украинизации, правительство ввело квоты на украиноязычное вещание и использование в эфире украинского национального продукта, ограничения на ввоз иностранных книг и издание неукраиноязычной печатной продукции, запретило ряд телеканалов. Естественно, эти дискриминационные меры коснулись и венгров. Последней каплей, исчерпавшей терпение официального Будапешта, стал принятый в сентябре 2017 г. новый закон «Об образовании», который лишил национальные меньшинства, включая венгерское, права получать образование на родном языке.

 

Венгерское правительство заняло крайне жесткую позицию, консолидировав вокруг себя ряд других восточноевропейских государств, чьи меньшинства также подвергаются преследованиям в «новой Украине». Поддержали Венгрию и в ПАСЕ, приняв резолюцию, обязывающую Украину привести свое законодательство в сфере образования к европейским нормам. А ОБСЕ, не согласовав вопрос с Киевом, начала мониторинг ситуации в Закарпатье.

Крайне тревожный «звоночек». Вопреки своим обязательствам перед европейскими структурами, куда Киев якобы стремится, режим начисто отказывается учитывать интересы народов, волей судьбы оказавшихся на территории нынешней Украины. Более того, глава МИД Украины П.Климкин, поддерживая риторику неонацистов, одобрил сокращение численности венгров в Закарпатье.

В свою очередь, П.Порошенко подписал указ, предусматривающий лишение одного из гражданств, если второе было получено добровольно. Между тем около 100 тыс. закарпатских венгров являются обладателями гражданства Венгрии. И не стоит труда догадаться, какой именно паспорт они выберут, если Украина поставит вопрос ребром. Все эти репрессивные меры преподносятся Киевом как «борьба за территориальную целостность» Украины, а Венгрию обвиняют в поддержке закарпатского сепаратизма и «работе на Кремль».

Под видом «борьбы с Россией» украинская сторона наращивает военные силы в Закарпатье, в частности, восстанавливая военную часть в Берегово. Это уже вызвало ответную реакцию в Венгрии, которая давно обещает защитить представителей своего меньшинства даже военными методами. Видимо, киевскому режиму мало гражданской войны в Донбассе, потому координатор группы «Информационное сопротивление» К.Машовец на голубом глазу заявляет, что «при острой необходимости одна 128-я горно-пехотная бригада, усиленная одним-двумя фронтовыми батальонами „Правого сектора“*, разгонит этих агрессоров-захватчиков к чертовой матери». Ага, Москву же взяли, теперь можно и со страной НАТО повоевать.

Рады бы в Европу, да Бандера не пускает В то же время Будапешт крайне эффективно использует членство в НАТО и ЕС для защиты своих граждан, блокируя проведение встреч на высоком уровне по линии Украина-ЕС и Украина-НАТО. Кроме того, 21 мая 2018 г. правительство Венгрии приняло и разослало своим партнерам по НАТО и генеральному секретарю альянса Й.Столтенбергу меморандум, в котором предлагает вывести национальные меньшинства, связанные со странами-членами НАТО, из-под действия дискриминационных законов Киева. А 24 мая министр иностранных дел Венгрии П.Сийярто и помощник государственного секретаря США по вопросам европейской и евразийской политики У.Митчелл обсудили языковой конфликт между Венгрией и Украиной.

В ходе встречи венгерская сторона предложила ввести против Украины санкции и пригрозила инициировать пересмотр соглашения об ассоциации с ЕС. Тактика, надо сказать, крайне эффективная. Во-первых, Будапешт в вопросе национальных меньшинств и проблеме роста неонацизма на Украине с легкостью найдет себе союзников среди стран Восточной Европы, сталкивающихся с теми же проблемами.

Во-вторых, для структур ЕС и НАТО позиция Венгрии, входящей в их состав, весит больше, чем нытье Петра Алексеевича о «совместных ценностях». И вряд ли Брюссель захочет входить в жесткое противостояние с Венгрией ради Украины, которая, откровенно говоря, утомила всех до такой степени, что ее проще разделить, чем поддерживать в состоянии комы. Что же касается Закарпатья, то, вполне возможно, что венграм, которым Климкин и нацисты пытаются вручить в руки чемоданы, удобнее будет уйти в Венгрию вместе с территорией. И обвинять киевскому режиму в этом некого, кроме себя самого, поскольку средневековый этнический нацизм слабо совместим с территориальной целостностью.

«Правый сектор» — запрещенная в России экстремистская организация.