Почему часть россиян думает, что «во всем виноват Кремль? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Почему часть россиян думает, что «во всем виноват Кремль?

Почему часть россиян думает, что «во всем виноват Кремль»

Инсценировка убийства Аркадия Бабченко высветила важную проблему. После каждого убийства оппозиционно настроенных российских журналистов или политиков звучат обвинения в адрес Кремля — вот вы и убили. Для небольшой, но активной части нашего общества действует презумпция виновности в отношении того, что они называют «кровавым режимом». Откуда взялось подобное убеждение?

Аркадий Бабченко сыграл злую шутку с самим собой — никакой веры в «российский заказ» на его убийство нет, а вот отношение к нему, и так бывшее более чем негативным, станет еще хуже. Упадет и доверие к СБУ. А самый страшный суд ждет Бабченко в его собственной душе (но об этом даже страшно подумать).

Но кроме личных моральных качеств Бабченко есть и его общественная позиция, те взгляды, которые он отстаивал, в том числе и таким невообразимым способом, — «Россия способна на любое зло, на любое убийство». Можно ли объяснить Аркадию Бабченко, что Павла Шеремета и Анну Политковскую убил не Кремль?

Ему лично — вряд ли. Ведь ему даже пришла в голову мысль, что собственная «смерть» может стать очередным звеном в цепи «доказательств преступлений режима». Что является первопричиной такой убежденности Бабченко и его единомышленников в России? Что заставляет людей видеть то, чего нет?

Нет ни одного серьезного аргумента в пользу того, зачем России было бы нужно убивать в Киеве журналиста Шеремета или депутата Вороненкова — но их убийства тут же вешаются на Кремль. В этих киевских убийствах, как и в случае со Скрипалями, наиболее убедительной кажется как раз версия о сознательной провокации, направленной на демонизацию Путина и России как таковой. История знает массу подобных примеров тайных операций (естественно, не только в отношении нашей страны, но в данном случае нас волнуют наши дела).

Понятны мотивы геополитических противников России — убийство того, кто был противником власти, легче всего свалить на «кровавый режим». Этот прием применялся в XIX веке, в XX, используют его и сейчас. Переубеждать иностранцев бессмысленно — не обычных рядовых граждан западных стран, а тех, кто организует подобные провокации и координирует политические и пропагандистские кампании.

Но со своими, российскими гражданами, убежденными в том, что «во всем виноват Кремль», можно и нужно говорить.

Да, их немного. Несколько процентов от населения России. И среди них, конечно, есть и те, кто хорошо понимает, насколько беспочвенны и надуманны подобные обвинения — но активно их распространяет. Подобные люди принадлежат к двум категориям: сознательные сторонники дискредитации власти с целью ее свержения или банальная «пятая колонна», то есть люди, выступающие как агентура иностранных спецслужб. Но таковых совсем немного — едва ли сотня тысяч от тех пары миллионов, для которых приемлема версия, что «Бабченко убила Россия». Но остальные, обычные граждане, охотно верящие в подобное — что ими движет?

Было бы ошибкой считать, что просто это ненависть к власти (которая в их представлении «взорвала дома» и преследует своих критиков и противников, как в прошлом, так и в настоящем). В истории нашей страны, конечно, можно найти массу примеров страшной жестокости, разгула насилия, убийств политических оппонентов и врагов власти. Но, будучи честным, нужно признать, что то же самое, причем зачастую в гораздо больших масштабах, мы видим в истории практически любой крупной или значимой страны. Нет никакого особого коварства и жестокости русской власти. Страшные жертвы гражданской войны вызваны как раз распадом страны, отсутствием единоначалия и борьбой за власть. Последним проявлением государственного насилия был 1937-й — но и он во многом был предопределен как раз трагедией 17-го года.

Нынешняя русская власть, выросшая из смуты 90-х и распада страны, не то что не кровожадна — она максимально гуманна. Те проблемы, которые достались ей от распада страны и лихих 90-х, можно было попробовать решать при помощи ограниченного насилия — карт-бланш от народа на это у Путина был. Но «путинские чекисты» даже и не пытались прибегать к нему, проведя переход страны от развала к порядку практически бескровно.

Мифы о преследовании оппозиции при Путине можно рассказывать только тем, кто не жил в 90-е — тогда оппозиционной правившим либералам прессы физически не существовало. «Преследованием» и «тиранией» потерявшие власть и контроль над пропагандой либералы называют восстановление конституционного порядка. Власть при опоре на абсолютное большинство народа стала продвигать те ценности и ту модель государственного устройства, которая отвечает национальным интересам. Потеря власти меньшинством, захватившим ее на крутом вираже русской истории, — не репрессии, а спасение России.

Но почему же проигравшие (те, кто потерял возможность управлять Россией и направлять ее, сохранившие при этом не только жизни, но и материальные ценности, вырванные из общего котла государственной собственности) приписывают нынешней власти коварство и жестокость? Чтобы оправдать собственное поражение. Ведь иначе придется признать, что виной всему русский народ. Отвергший их, не разделяющий их взгляды и осуждающий их дела.

Поэтому им и нужно демонизировать Кремль и власть в целом — вот, я жертва, мне не дают делать то, что я хочу, мне душно, меня хотят убить. На следующем шаге переходят к обличению уже и всего народа как такового — быдло, не ценит настоящих героев, любит кнут, продолжает поддерживать Путина. К этому рано или поздно скатываются все оголтелые «борцы с режимом». Признать свое несовпадение с запросами и чаяниями народа им не хватает духа.

А когда и этого становится мало, начинают выдумывать, инсценировать «преступления власти» — как это сделал Аркадий Бабченко. Удивительным образом не понимая, что подобными действиями морально уничтожают не только самих себя, но и подрывают остатки доверия к своим прошлым обличениям.

Хотя, может быть, побочным эффектом от таких выходок станет то, что хотя бы часть доверяющей им публики отшатнется в ужасе от недавних кумиров — и перестанет подходить к собственной Родине с презумпцией виновности.

Читайте также