RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   83,8229
1 EUR   73,6871
1 USD   63,7873
10 UAH   24,2699
К итогам триумфа ШОС и конфуза «Большой семерки» | Продолжение проекта «Русская Весна»

К итогам триумфа ШОС и конфуза «Большой семерки»

В минувшие выходные в Циндао (Китай) и Ла Мальбе (Канада) практически одновременно состоялись саммиты ШОС и G7. Такое параллельное проведение двух международных мегамероприятий вызвало у автора этих строк ассоциацию с неким виртуальным поединком, который, кстати, закончился беспрецедентным поражением G7, в связи с чем лично у меня уже не поворачивается язык называть этот Клуб ряда западных стран во главе с США «Большой семеркой». Это отныне просто «Семерка».

В самом деле, если канадский саммит в очередной раз продемонстрировал реальные и растущие разногласия участников «G7» чуть ли не по всему кругу актуальных вопросов, то весьма позитивная встреча стран ШОС в КНР стала следствием набирающего обороты сотрудничества крупнейших государств Евразии.

Напомню, что в настоящее время Вашингтон занимает отличную от своих европейских партнеров позицию по климату, санкциям в отношении России и Ирана и многим другим вопросам. Ну, а непосредственно на саммите «Семерки» в Ла Мальбе Трамп всячески избегал каких-либо конкретных договоренностей с соратниками по принуждению к демократии различных «недоцивилизованных» государств. Дошло до того, что по окончанию саммита G7 в Канаде Трамп дезавуировал его итоговое коммюнике. Похоже, единственное, что еще как-то объединяет сегодня США с их крупнейшими вассалами, это отношение к России. Отсюда — поддержанное всеми участниками саммита G7 фейковое суждение о том, что Российская Федерация якобы представляет собой источник «дестабилизирующих действий».

Иное дело — встреча представителей государств, являющихся членами, наблюдателями или же партнерами ШОС, в Циндао. Сегодня их сплачивает не только необходимость совместного противостояния международному терроризму и навязываемой Западом модели глобализации, но и гигантский объем все более масштабных созидательных задач, обусловленных растущими возможностями для развития национальных экономик региона. В том числе — теми возможностями, которые открываются перед евразийскими странами вследствие сотрудничества с Россией.

«Семерке», судя по всему, некуда расти. Ну разве что только в сторону возвращения в эту организацию России, увы, переросшей предлагаемую западными странами и структурами повестку дня. Большинство стран G7, вне всякого сомнения, хотели бы видеть в составе своей организации Россию — хотя бы для того, чтобы иметь в лице РФ некую «третью силу», без которой конструктивные диалоги лидеров западных стран становятся невозможными. Но вот беда: евроамериканское «коллективное бессознательное» не может предложить России ничего для неё полезного, ибо запрограммировано оно на русофобию. Ну и какой резон взаимодействовать с организацией, члены которой упорно настаивают на том, что РФ аннексировала Крым, что сирийские власти применяют химическое оружие против своих же граждан, и именно Россия стоит за отравлением Скрипалей?

А между тем, вслед за вынужденным уходом РФ из Клуба «самых развитых» стран мира, в ШОС (одним из основателей которой является Российская Федерация) вступили такие государства-цивилизации, как Индия и Пакистан.

Страны Шанхайской организации сотрудничества связывают между собой не только проблема обеспечения трансрегиональной безопасности, но и субглобальный проект «Один пояс — один путь», в котором так или иначе задействованы практически все евразийские страны. И это в то время как Госдеп, открестившись от продвигавшегося Обамой проекта формирования Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТIP), в принципе не может предложить странам «Семерки» какие-то общие для всех мегапроекты. Зато в активе стран G7 сегодня имеются брэксит и иные процессы и явления, фиксирующие все более глубокие противоречия внутри западного блока.

В Циндао участники саммита ШОС утвердили семнадцать итоговых документов, в том числе — так называемую Циндаоскую декларацию. Один только План действий на 2018–2022 годы по реализации положений Договора о долгосрочном сотрудничестве государств-членов ШОС открывает, как я полагаю, новую страницу в развитии не только Евразии, но всего восточного полушария планеты. В свою очередь, страны G7 ограничились принятием пространного Коммюнике, дезавуированного, как уже было отмечено, президентом США.

Саммит ШОС наметил конкретные планы по расширению состава своей организации. Сегодня на пороге присоединения к ней в том или ином качестве находятся Иран, Турция, Беларусь, Азербайджан, Армения, etc. Главным же свидетельством триумфа (движения вверх) ШОС на фоне конфуза «Семерки» (начала её скольжения вниз) следует назвать разницу потенциалов двух объединений.

Так, интеграционный потенциал участников «Семерки» сегодня (после избрания президентом США «изоляциониста» Трампа, роста сепаратистских настроений в целом ряде стран ЕС и т. п.) скатывается к каким-то минимальным величинам. В ШОС, напротив, мы видим, что рост в ней центростремительных тенденций связан с укреплением в этой организации как трансрегиональных (например, между Россией и Китаем, Россией и Индией, Пакистаном и странами Центральной Азии и т. п.), так и двусторонних связей. В частности, с минимизацией конфликтности в отношениях между Индией и Пакистаном и выработкой единой или, по меньшей мере, согласованной экономической политики той же России со своими центрально-азиатскими соседями.

Полагаю, что страны Центральной Азии и, в первую очередь, граничащие с Афганистаном Таджикистан и Узбекистан в последние годы еще больше укрепились в мысли о необходимости расширения всестороннего сотрудничества с РФ.

В условиях роста активностей в странах ЦА (включая Монголию) китайских и иных зарубежных компаний, элиты Таджикистана, Узбекистана и некоторых других стран региона хотели бы видеть Россию страной-гарантом своего национального суверенитета — тем фактором, который мог бы способствовать формированию в пространстве между Ираном и Китаем реального баланса сил, а в случае необходимости — помочь странам ЦА отразить атаки со стороны международного терроризма. Именно поэтому Владимир Путин встретился на полях саммита ШОС с главами Таджикистана, Узбекистана и Монголии, подчеркнув тем самым особое отношение РФ к южным соседям ЕАЭС.

Следующий саммит ШОС пройдет в Кыргызстане, а саммит «Семерки» — во французском городе Биарриц. И автор этих строк почему-то уверен, что самой обсуждаемой на саммите G7-2019 темой станет тема наведения мостов между «Семеркой» и ШОС. Ну просто потому, что в противном случае в Евразии очередного саммита «самых развитых государств мира» могут и не замети.

Владимир Лепехин, директор Института ЕАЭС

Выбор редакции