Предсказуемый Эрдоган и непредсказуемая Турция | Продолжение проекта «Русская Весна»

Предсказуемый Эрдоган и непредсказуемая Турция

Курды могут решить исход парламентских и президентских выборов.

Осталось всего несколько дней до одного из важнейших событий на Ближнем Востоке — досрочных парламентских и президентских выборов в Турции. Они состоятся 24 июня и позволят осуществить переход на новую президентскую систему, одобренную по итогам прошлогоднего референдума.

Находящемуся 16 лет у власти у власти Реджепу Тайипу Эрдогану, который и на сей раз баллотируется на пост президента от альянса правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и Партии националистического движения (ПНД) противостоят кандидат от основной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) Муаррем Индже, кандидат от оппозиционной «Хорошей партии» Мераль Акшенер, лидер прокурдской Демократической партии народов (ДПН) Селахаттин Демирташ, который находится в заключении, кандидат от исламистской националистической «Партии Счастья» Темель Карамоллаоглу, а также кандидат от партии «Родина» Догу Перинчек.

Интрига зашкаливает, различных версий относительно возможного развития событий — невероятное множество. Турецкие социологи перегружены работой. Чуть ли не ежечасно они проводят замеры настроения электората, публикуют результаты, некоторые из которых выглядят сенсационно. Так, за 10дней до выборов появились сообщения о снижении рейтинга Эрдогана на 1,6%, он составляет сейчас 47,1%, чего явно недостаточно для победы в первом туре.

При этом рейтинг Индже за это время повысился с 25,8% до 27,8%. ИА REGNUM наблюдает за ходом избирательной кампании по турецким телеканалам. По нашим наблюдениям, большинство из них предпочитают игнорировать оппонентов Эрдогана. Заявления различных западных политиков и американских изданий о том, что «правительства стран Запада должны обеспечить честность и прозрачность президентских и парламентских выборов», воспринимаются как попытки «внешних сил вмешиваться во внутренние дела Турции, повлиять в своих интересах на итоги выборов».

Эрдоган подает все это как стремление Запада «помешать восстановлению влияния и былой славы Османской империи». Заметим, что никогда еще в своей новейшей истории Анкара не работала с такой впечатляющей внешнеполитической «нагрузкой», переходя от одного кризиса к другому. Это наводит на мысль, что внешняя политика страны часто становится инструментом для решения внутриполитической повестки. В этом отношении Эрдогану помогает то, что его оппоненты имеют мало или вообще не имеют опыта в решении международных проблем и их заявления в этом отношении лишены какой-либо проработанной доктринальной основы.

Но фактом остается вовлеченность Турции в гражданскую войну в Сирии, проблемы с Грецией по вопросам, связанным с границами, природными ресурсами и разделенным островом Кипр, отношения с Израилем, реакция на статус Иерусалима, острые разногласия с Египтом, напряженные отношения с рядом государств Персидского залива, включая Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты, стремление укрепиться вдоль африканского побережья Красного моря.

Плюс к этому отношения с Европой с потерей перспективы вступления в Европейский союз, тупик на многих направлениях в диалоге с США, особенно в части курдского вопроса, и другими союзниками по НАТО. При этом Эрдоган и его команда особо выделяют свои хорошие отношения с Россией, хотя временами и ее, как заметило турецкое издание Ahval, «мелко покусывают в отношении Украины и Грузии». В этой связи германское издание Handelsblatt иронически подмечает, что для Эрдогана «Россия часто оказывается отдушиной, чтобы излить ярость в отношении Запада, хотя это не означает, что здесь возникает стабильная ось против Запада».

Но внешнюю политику руками не пощупаешь. Другое дело экономика, где дела идут далеко не лучшим образом. Да, Эрдоган, как пишет обозреватель ТАСС Кирилл Жаров, часто свою речь сводит к набившим оскомину перечислениям достижений руководства страны за 16 лет у власти и тыканью пальцем в «ничего не сделавших индивидуумов» от оппозиции. Да, считает профессор экономики Университета Мармар в Стамбуле Ибрагим Озтюрк, потенциал страны по привлечению прямых иностранных инвестиций в настоящее время сопоставим с другими быстро растущими странами с формирующейся рыночной экономикой, но он не реализуется. Обесценивается национальная валюта, растет безработица.

А ведь успехи в экономике являлись одной из причин поддержки избирателями Эрдогана и правящей партии. Эксперты считают, что в будущем Турции неизбежно предстоит пройти этап болезненных реформ в финансовой и банковской сферах. Именно по этим позициям бьет оппозиция, в частности кандидат от НРП, который публично выглядит посвежее подуставшего Эрдогана. Индже достаточно убедительно говорит и критикует президента, который, впрочем, тоже за словами не лазит в карман и является прекрасным оратором. Но харизма Эрдогана тускнеет.

Он все меньше и меньше находит аргументов для оправдания своего растущего авторитаризма, отказывается отменять чрезвычайное положение, введенное в стране после неудавшегося государственного переворота в июле 2016 года. По данным американского журнала Time, Турция вошла в пятерку стран мира, которые переживают самый значительный отток миллионеров и представителей так называемого образованного класса, а само турецкое общество глубоко политически и социально поляризовано. Несмотря на все усилия по созданию стабильного большинства, которое послужило бы основой режима Эрдогана, половина страны выступает против нынешнего президента и не хочет признавать его в качестве национального лидера.

Тем не менее в возможность смены Эрдогана пока верится с большим трудом. Он самый ловкий турецкий политик за последние несколько десятилетий, его нельзя недооценивать. Ему всегда удается увязывать внутреннюю повестку с внешней политикой, формировать на мифической основе представления Турции о ее собственном месте в мире, выступать с вдохновляющими, но практически мало реализуемыми идеями. В то же время эксперты утверждают, что он может споткнуться об курдский вопрос, ведь курды считают себя обманутыми. В 2013–2015 годах они пошли на мирный процесс с властями, который был потом сорван.

Плюс к этому война с курдами в Ираке и в Сирии. Считается, что исход нынешней выборной кампании в Турции могут решить курды, точнее, те силы, за которыми они пойдут. Но пока можно рассуждать только о различных вариантах развития событий. 24 июня турки отдадут голоса за шестерых кандидатов, однако во втором раунде, если он состоится, скорее всего, битву за президентский пост будут вести Эрдоган и Индже. Последнему 54 года, он является депутатом парламента с 2002 года.

Что же касается итогов парламентских выборов, то может случиться так, что ПСР и вступившая с ней в альянс ПНД не получат большинство мандатов и не смогут единолично решать законодательные вопросы. И вот тогда начнется жесточайшая борьба за будущее Турции. Эта страна часто бывает непредсказуемой.